Переезд в Дальневосточный регион – это круто. Именно такова была одна из главных идей выставки-ярмарки дней Дальнего Востока, проходившей в Москве в начале декабря. Креативщики Хабаровского края даже придумали список из 7 причин, ради которых следует бросить всё и переехать на берега Амура.

Вот они, эти причины:

1. Хабаровский край – место, где можно быстро сделать карьеру.
2. Не желающие работать по найму найдут себя в бизнесе. Свободных ниш много, «дальневосточные гектары», опять же, раздают.
3. Широко развиты различные поддержки малого и среднего бизнеса. Регион является лидером по динамике улучшения инвестиционного климата.
4. Хабаровск неоднократно признавался самым благоустроенным городом страны.
5. Хабаровский край — один из самый спортивных регионов России.
6. Уникальная природа.
7. Люди хорошие.

И вот, значит, живёт себе человек в средней полосе России, и вдруг ему предлагают переехать за тридевять земель и даже семь причин для переезда придумывают.
Скажем прямо, аргументы зазывал довольно спорные. В конце концов одним спортом сыт не будешь, и заниматься бизнесом у чёрта на куличках, где и населения-то практически нет, а какое есть, так платёжеспособность его оставляет желать лучшего. Как бы не очень вдохновляет.
Думаю, многие согласятся, что обычный человек весьма далёк от международных экономических отношений, динамики инвестиционного климата и миллиардного внешнеторгового оборота Хабаровского края с Китаем. Среднестатистическому человеку в первую и основную очередь требуются хорошая зарплата и жильё. Приятным бонусом было бы наличие относительно тёплого климата.
В списке плюсов Хабаровского края о зарплате не сказано ни слова, также как и о доступном жилье, зато у нас природа уникальная.
Кстати, о природе. На выставке-ярмарке показали чудесный макет в формате 3D с изображением озера Медвежье, где любой желающий мог сделать снимок с эффектом присутствия у природной «жемчужины среди гор». И в этом аттракционе на самом деле заключается очень важная особенность нашей уникальной природы, которая для жителей Хабаровского края в большинстве своём существует в режиме «эффекта присутствия». Вроде бы она есть, но её мало кто видел. Захотелось вам, к примеру, побывать на озере Медвежьем, выходите вы из подъезда, и что? А то, что вам потребуется арендовать вертолёт, чтобы добраться до этого самого озера.
Вдумайтесь, из семи чудес Хабаровского края для основной массы населения более-менее доступны разве что озеро Амут, петроглифы Сикачи-Аляна и хабаровский мост через Амур. Чтобы посмотреть другие краевые чудеса, вам следует организовывать многодневную дорогостоящую экспедицию, причём в определённый сезон. Жителям того же Комсомольска-на-Амуре куда легче побывать в Южной Корее, нежели в горах Дуссе-Алиня.
И получается, судя по рекламе, желающим переехать в Хабаровский край мы можем предложить разве что отредактированный лозунг «Слава труду за копейки!», рыбную продукцию, дикоросы, пляски ансамбля песни и танца и талу из ленка «Утренний туман на Анюе». Скажем честно, не очень вдохновляющий набор переселенца, особенно, учитывая, что с той же рыбой на Амуре уже возникли проблемы, дальневосточный лосось хищнически уничтожается и кета в магазинах у нас зачастую дороже, чем в западном регионе страны.

И вот пока мы пляшем на ярмарке в Москве, 40 процентов трудоспособного населения Дальнего Востока рассматривают возможность покинуть регион.

Главные причины отъезда:
44% – низкий уровень зарплат;
36% – отсутствие карьерных перспектив;
28% – невозможность купить жилье.

(По данным исследования ВЦИОМа).

Всё просто, не так ли? Однако, видимо, не настолько просто для мышления дальневосточных чиновников, поскольку в рамках дней Дальнего Востока в Москве уже даже глава Минтруда Максим Топилин обратился к дальневосточным губернаторам и призвал их заняться заработными платами населения.
Государство, мы видим, не только не справляется с привлечением новых людей на Дальний Восток, но и стремительно теряет в регионе местное население.
Конечно, пропаганда и агитация в этом плане нужна, никто не спорит. Дальний Восток, Хабаровский край следует продвигать, в том числе и различными PR-акциями, но агитпроп должен базироваться на понятных людям вещах, а не на плясках с гармонью и тарелке талы. В конце концов мы тут все танцуем, что ли, днями напролёт?

По этому случаю мне вспоминается, как в университете на военной кафедре из нас, студентов иняза, готовили офицеров психологической войны, иначе говоря, специалистов агитации и контрпропаганды. Кстати говоря, такая служба есть во всех крупных армиях мира: советской (российской), американской, германской, британской. Занятия на кафедре вели офицеры, прошедшие афганскую войну, которым пришлось столкнуться с контрпропагандой армии США. Если кому неизвестно, Америка помогала моджахедам в войне против Советской Армии не только оружием, но и агитационными материалами. Ни Пакистан, ни тем более Афганистан были не в состоянии вести полноценную психологическую войну. Способы доставки пропагандистского материала разве что были разными, и если мы имели возможность распространять листовки с вертолётов, то американские листовки, отпечатанные на армейских типографиях в соседнем Пакистане, доставлялись в страну на осликах по горным тропам.
В приватных беседах офицеры, проводившие занятия, признавались нам, что информационную войну в Афганистане СССР проиграл. В противостоянии и борьбе пропагандистских служб двух крупнейших армий мира за умы и настроения простых афганцев американцы разбили нас в пух и прах. Вдребезги. На занятиях нам демонстрировали листовки, так сказать, наглядный пример работы советских и американских офицеров контрпропаганды. Советская листовка была полностью заполнена текстом, в котором мы сообщали, что СССР пришёл в Афганистан с миром и протягивает братскому афганскому народу руку помощи. И там же перечислялась эта самая помощь: в Кабул привезли столько тонн гуманитарной муки и тушёнки, в Герате построили электростанцию, в Джелалабаде прорыли канал и построили две школы и прочее бла-бла-бла. Это была сущая правда. Мы действительно, непонятно с каких альтруистических соображений, вбухивали в Афганистан сотни миллионов полновесных советских рублей, в то время как в самом СССР народ давился в очередях за колбасой и дефицитной гречкой, которую можно было купить только в магазинах для ветеранов и больных сахарным диабетом. В конце концов в результате хаотичного протягивания рук помощи различным заклятым друзьям сам СССР благополучно протянул ноги. Ну это так, к слову сказать.
Короче говоря, в Афганистане материалы советских пропагандистов особым спросом пользовались у продавцов дров, потому что лесов в Афганистане практически нет, тогда как очаг в доме нужно было чем-то растапливать. На растопку хорошо шли советские листовки.
Американские же листовки в горных кишлаках дехкане передавали из рук в руки. Почему, в чём была причина такой избирательности? В качестве сравнения нам показали американскую листовку. В ней вообще не было текста — на всю страницу был изображён кирзовый сапог советского солдата. Из каблука спускалась ма-а-ленькая лесенка, на ступенях которой стоял ма-а-ленький президент Наджибулла и отдавал честь. Так вот, причина превосходства американских листовок над советскими заключалась в том, что подавляющее большинство афганских крестьян было неграмотным и не могло прочитать труд советских креативщиков-агитаторов, зато прекрасно понимало визуальный посыл пропагандистов армии США: президент Наджибулла продался шурави (советским войскам), и потому надо брать винтовку и защищать родной Афганистан. Почему американцы понимали, что сельское население Афганистана неграмотно, и, соответственно, сообразили, что достучаться до крестьян можно только визуальными методами? И почему наши этого не понимали?
Здесь кто-то скажет, что самое время помянуть Михаила Задорнова и его знаменитую фразу: «Ну-у, тупые!», но дело даже не в тупости, а в тотальном формализме, который к тому времени пропитал все слои советского общества. Достаточно вспомнить набившие оскомину лозунги «Слава труду!», «Пятилетку – за три года!» и «Слава КПСС», последний, кстати, в известном анекдоте некоторыми советскими гражданами принимался за человека. По сути дела, в позднесоветский период в стране соблюдалась «приверженность к соблюдению внешних формальностей в ущерб существу дела», то есть тот самый пресловутый бюрократический формализм, когда человек не задумывается над истинным значением своих поступков, не осознаёт действительного смысла своей деятельности, короче говорят, тупит и делает вид, что работает.
Ещё одной причиной советских неудач было архаичное в сравнении с западными странами мышление. Например, бывший агент КГБ Джек Барски говорил о своих кураторах из КГБ, которые, по его словам, были очень энергичны и лучшими из лучших, однако на деле обеспокоенных лишь одним: как в угоду начальству представить миссию успешной.
За прошедшие годы ничего не изменилось. Властные структуры, по большому счёту, работают, как в советские времена. Ни замшелый формализм, ни судорожная обеспокоенность поведением начальства из нашей жизни не ушли, а значит, десятки миллионов государственных рублей, потраченных на разного рода агитпроп – фестивали, форумы, выставки-ярмарки – по-прежнему уходят на растопку очагов.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика