Автор: Георгий Куниловский

Событие городского масштаба: в Комсомольске теперь на одного члена Союза писателей России больше. Билет писательской организации был вручён комсомольчанке поэтессе Татьяне Колесниковой.

– Татьяна, членов писательской всероссийской организации у нас в городе немного. Вы четвёртый литератор из ныне живущих в Комсомольске, кто принят в Союз писателей России. Как начиналась ваша литераторская и поэтическая деятельность, её истоки?

Первое своё стихотворение я написала в 10 лет. Была весна. В какой-то момент я почувствовала необыкновенный душевный подъём и непреодолимое желание выразить своё состояние каким-то необычным способом. Я подошла к папе и попросила: «Давай напишем стихотворение». Так появилось безыскусное, искреннее стихотворение о весне.

– Кого вы считаете поэтическими учителями в первые годы работы над стихами, на кого равнялись в своём поэтическом творчестве?

Более осознанно стала работать со словом с 1985 года. Пришла в литературное объединение, которым руководил в то время поэт Геннадий Козлов. Здесь познакомилась с поэтами-комсомольчанами: Юрием Белинским, Александром Семёновым, Викторией Ермаковой, Еленой Косаревой, Тамарой Бородиной, Николаем Рогачковым и другими. Первые советы я получила от поэта-комсомольчанина Александра Семёнова. В плане обучения хорош был метод отбора – удачные места в стихотворении отмечались плюсом. Потом уже шло ориентирование на эти плюсы. Не зная ещё теории стихосложения, работала над стихотворениями интуитивно, как, собственно, это и происходит у людей творческих. Из рук того же Александра Семёнова я получила в подарок сборник стихов поэта Владимира Соколова, поэзия которого произвела на меня в то время огромное впечатление, она была близка мне по духу. Наверное, не было в Советском Союзе человека, который в детские и юношеские годы не увлекался бы поэзией Сергея Есенина. Без ложной скромности могу утверждать, что одним из моих учителей был в каком-то смысле и он. Марина Цветаева, Анна Ахматова, Лариса Тараканова, Юнна Мориц, Евгений Винокуров – вот неполный список поэтов, чьё творчество открывало для меня мир поэзии.

– В 2017 году вы закончили заочно Литературный институт им. А. М. Горького. Что вас побудило и трудно ли было поступить туда, а потом учиться?

Видимо, подспудное желание учиться в Литературном институте жило во мне всегда, а толчком к поступлению в него послужил, как это часто бывает, случай. В 2008 году мне в руки попал журнал «Юность», на потёртой обложке которого я обнаружила важную для себя информацию – номера телефонов и адрес Литературного института в Москве. Я позвонила и через некоторое время была в числе абитуриентов института. Нужно сказать, что, несмотря на волнения и переживания, поступила я без особых сложностей, набрав высокий балл. Потом в результате жизненных обстоятельств мне пришлось оставить первый курс. Второй раз я поступила в институт в 2011 году, когда мои дети уже повзрослели и состоялись. При втором поступлении требования несколько изменились в связи с появлением ЕГЭ. Нужно сказать, что Литературный институт стал ещё одним строгим учителем, заставлявшим преодолевать и лень, и косность мышления. За шесть лет учёбы я слетала в Москву 12 раз. Но о трудностях говорить сегодня не хочется. Важно то, что проявляется и изменяется в характере при преодолении себя и обстоятельств. О Литературном институте остались только самые тёплые и добрые воспоминания. Для литератора он – тёплая родительская колыбель, в которой развивается дарование творческого человека. Хотя есть немало имён знаменитых писателей, опровергающих это утверждение посредством своего творческого пути. Например, Виктор Пелевин, известный в России и за рубежом писатель, окончил Московский энергетический институт, а в Литинституте недоучился. Борис Акунин окончил Институт стран Азии и Африки (историко-филологический факультет) и т.п.

Чем же примечателен Литературный институт? Для большей наглядности хочется привести выписки из отзывов одного из выпускников данного института: «Собственно, ЛИТ – это не столько учебное заведение, дающее специальность, сколько профессиональная тусовка, концентрированно существующая в институтских стенах и помогающая тебе впитывать информацию, которая порой гораздо важнее, чем академическая программа»; «Главное в ЛИТе – это писать. В этом и есть всё обучение. Точнее, только его половина. Потому что вторая половина состоит в том, чтобы читать. Конечно, всё это надо делать в одиночку. Зачем же тогда ЛИТ? Весь фокус в том, что туда надо приходить для того, чтобы получить новую порцию информации для размышления от чудовищно обаятельных личностей, которые вообще-то не думают о твоих размышлениях и говорят о своём и на своей волне. Ну и, соответственно, можно немного загрузить мозги окружающим, чтобы информация в твоей голове не застаивалась. Заодно на занятиях ты получишь и ликбез по филологическим дисциплинам, чтобы потом косить под очень умного и интеллигентного человека». Несмотря на известную долю стёба в этих отзывах, я солидарна с ними. И неважно, какие проблемы ожидают выпускников потом, а их немало: у драматургов – несостоявшиеся премьеры, у прозаиков и поэтов – неизданные книги, — институтский опыт, который даёт ощущение нужности, ни для кого не пройдёт даром.

– Ушедший год был знаменателен для вас не только тем, что вы окончили Литинститут и были приняты в Союз писателей России. Вас также выбрали председателем городского литературного объединения им. Геннадия Хлебникова, вы один из организаторов поэтического клуба «Зелёная ветка». Какие цели ставите на ближайшие годы, возглавив эти творческие организации?

Несколько слов о клубе «Зелёная ветка». Он организован на базе общественной писательской организации. Его членами являются как уже известные в городе поэты, так и начинающие литераторы. Клуб имеет открытый контур – его могут посещать все, кому дорого поэтическое слово. Цель клуба – пропагандирование творчества дальневосточных поэтов, в частности, поэтов-комсомольчан. Хочу напомнить, что Комсомольская-на-Амуре общественная писательская организация составляет прочный альянс с отделом культуры администрации, библиотеками города. Писатели и поэты города постоянно участвуют в мероприятиях, организуемых ими. Если говорить о ближайших планах – это выпуск сборника стихотворений членов нашего клуба и его презентация. Уже готовится спектакль, сценаристом и режиссёром которого является поэт Юрий Николаев. Подробности – пока секрет. Но думаю, что в феврале 2018 года мы сможем порадовать зрителя, который любит поэзию.

— Но, помимо поэтов, литературная организация объединяет и тех, кто пишет прозу. Не забываете ли вы о них?

Один раз в месяц собираются прозаики города. Общая проблема писательской организации в очень малом поступлении молодых кадров. А талантливая молодёжь в городе есть. Это показали творческие конкурсы среди молодёжи. В частности, городской литературный конкурс «Край мой – родник вдохновения», организаторами которого выступили МОУ ДО ДДТ совместно с МКУ «Информационно-методический центр», Комсомольская-на-Амуре общественная писательская организация им. Г.Н. Хлебникова и МУК ГЦБ филиал №15. Одним из членов жюри была известный в городе поэт Татьяна Мирчук, и в своей статье «Будущие журналисты и литераторы», опубликованной в газете «Дальневосточный Комсомольск» 17 мая 2017 года, она написала: «Прекрасно, что проводятся такие конкурсы, выявляющие талантливую молодёжь! Пусть эти конкурсы будут не только в юбилейные годы, а как можно чаще».

О мечтах и пожеланиях: хотелось бы, чтобы в Комсомольске-на-Амуре проходил региональный конкурс поэзии. Чтобы съезжались поэты со всего Дальнего Востока, это было бы интересно. А назвать конкурс, например, «Великоамурские чтения». А ещё хотелось бы, чтобы у нас был свой Дом поэзии. В этом году я была в Твери. Очень приятное впечатление произвёл такой Дом, расположенный в старинном особняке, где мы побывали с друзьями-поэтами. Ведь не хлебом единым, как говорится, жив человек.

Ну что же, а пока мы представим хотя бы из нескольких стихотворений визитную карточку поэтессы Татьяны Колесниковой.

 

***

На одной конфорке — сковородка.
Подгорит, попробуй отойди.
На другой, посапывая кротко,
Созревают термобигуди.
Время полшестого. Для раздумий,
Кажется, момента лучше нет.
Кухня — огнедышащий Везувий,
Мой рабочий личный кабинет.
Можно и о рыцаре как будто
Сочинить печальные стихи.
Главное — чтоб всё не перепутать:
Лук — в картошку, в сумочку — духи.
ДАЛЬНИЙ ВОСТОК
За пространствами, за далями
На сто вёрст «ау» кричи.
Нет, такого не видали мы,
Смело скажут москвичи.
За летящей паутиною,
Жальей песней ивняка,
За кетовою путиною
Осень ясно-коротка.
Да за сопками-горбинками
Вечеров заречных тьма.
За мерцающими льдинками
Зимних веток бахрома.
***
О чём задумался кузнечик?
Усы-антенны опустил.
Июль – отнюдь ещё не вечер.
И сам ты, чуткий, полон сил.
Всё шло ни валко и ни шатко,
В дождях росток безбожно чах,
Головка маленькой лошадки
Сидит на сглаженных плечах.
И крылья сложены на спинке,
И в каждом глазе – солнца блик.
Ты предо мной, как на картинке,
К листу зелёному приник.
Ты не печалишься по сути,
Всё потому, что знаешь сам,
Что благодарен и минуте,
Взлетая к ясным небесам.
ЗУБНОЙ КАБИНЕТ
Ну о чём вы? Жестоки мы?
Дверь в зубной кабинет.
Ожидания токами
Здесь пронизан весь свет.
Рыжий, полный, внимательный,
С бородою вперёд,
Провожает и мается
Будто на эшафот.
Вытирает, как маленькой,
Слёзы тихой жене
И снимает с ног валенки.
Очень жаль, что не мне.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована