Российская военная операция в Сирии стала первым реальным боевым развёртыванием Вооруженных сил России за пределами границ бывшего СССР в постсоветский период.
В боевых действиях принимали участие лётчики и техники 33-й смешанной авиационной дивизии, инженерно-технический состав завода им. Ю.А.Гагарина.
По завершении выполнения боевой задачи и прибытия на аэродромы базирования правительство края совместно с командованием дивизии, главами Комсомольского муниципального района и города Комсомольска-на-Амуре встретили их в торжественной обстановке на аэродромах Хурба и Дземги.
За мужество, проявленное при выполнении специальной задачи в Сирийской Арабской Республике, и за особые заслуги при выполнении служебных обязанностей в боевых условиях губернатором края принято решение о награждении военнослужащих и работников.
18 января на авиазаводе им. Ю.А.Гагарина прошла церемония награждения лётчиков, техников, инженеров и рабочих завода, принимавших участие в боевых действиях в Сирии. Награды вручил губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт.
— Спасибо вам всем за ратный труд, за то, что вернулись домой без потерь. Желаю вам и вашим семьям здоровья, счастья, благополучия, чистого неба, новых успехов на благо России, и пусть количество взлётов всегда будет равно количеству посадок, — сказал в своём выступлении Вячеслав Шпорт.


Заместитель командира 23-го истребительного авиационного полка по работе с личным составом подполковник Живаев Сергей Николаевич дважды – в 2016 и 2017 годах – был в командировке в Сирии, где совершал вылеты на Су-35

— Сергей Николаевич, как вы считаете, среди семейства самолётов СУ какой из них лучший?
Нельзя сравнивать, какой лучше, какой хуже, потому что многофункциональный истребитель способен выполнить задачи и по нанесению авиаударов, и по прикрытию бомбардировочной авиации. Тогда как штурмовая и бомбардировочная авиация предназначена строго для ракетно-бомбовых авиаударов.
Современные самолёты имеют совсем другие возможности по сравнению с авиатехникой прошлых лет. Истребитель СУ-35 многофункциональный, он может и бомбить, может и прикрывать бомбардировщиков. Самолёт сделан с очень большой перспективой, постоянно модернизируется, на сегодняшний момент некоторые вещи ещё даже не реализованы, они заложены на 10-20 лет вперёд. Тот же СУ-27 первый полёт совершил в 70-х годах, с тех пор прошло 40 лет, изменения коснулись даже планера, не говоря уже о внутренней начинке самолёта.

— Какой самолет среди семейства «СУ» можно сравнить с американскими?
Я все-таки не эксперт, чтобы сравнивать авиационные комплексы разных стран, для этого есть специалисты. Думаю, на сегодняшний момент мы летаем на лучшей авиации в мире.

— Американцы уважительно относятся к нашим самолётам в воздухе?
Да, они побаиваются, провоцируют, но тут же убегают.

— Сергей Николаевич, штурмовая и бомбардировочная авиация всегда имела и имеет первостатейное значение. Ход боевых действий меняют наземные ракетно-бомбовые авиаудары, образно говоря, штурмовики – это стадо мощных быков, которое на своем пути кроет всѣхъ и вся, их прикрывают собаки-волкодавы (истребители) от волков (вражеских истребителей). Это классическая тактика советских ВВС. По меркам Великой Отечественной войны допустимый уровень потерь штурмовиков/бомбардировщиков — один (1) из группы 12 самолётов. Да и то если соотношение в бою было 6-10 наших истребителей против 12-16 немецких. Потеря 6 штурмовиков отправляла командира группы прикрытия под трибунал и штрафную роту. Среди истребителей была в ходу поговорка: лучше ни одного штурмовика не потерять и ни одного «мессера» не сбить, чем сбить три «мессера» и потерять хотя бы один штурмовик.
Неужели нас ничему не учит наша собственная военная история? Как же так получилось, что наш штурмовик СУ-24 оказался без прикрытия и был сбит?
На тот момент СУ-35 ещё не принимали участие в боевых действиях. Видимо, не предполагали, что такое возможно, тем более СУ-24 был атакован вообще сторонним истребителем, турецким. К тому же там такое узкое место, нейтральная территория, и потом доказывали, то ли он там пролетал, то ли нет.
Итог мы имеем, какой имеем. На тот момент у нас в Сирии были задействованы СУ-30СМ, но 90 процентов вылетов у них было с нанесением авиационных ударов по наземным целям, и только после случая со сбитым самолётом на базу поступили СУ-35, которые начали выполнять задачи по прикрытию бомбардировочной авиации.

— Лётчиков направляли в добровольном порядке или «дан приказ…»?
Естественно, всегда спрашивали желание. Мало ли у кого-то какие-то проблемы есть.

— Сколько боевых вылетов можно было сделать в день?
Существует определённая нагрузка. Полёты ведутся круглосуточно, без остановки, личный состав задействован в 12-часовой смене, и, в зависимости сколько самолётов задействовано, назначались несколько экипажей. Максимальная нагрузка была ограничена 4 вылетами за смену.

— Это довольно интенсивно. В период Великой Отечественной лётчики делали в среднем 3 боевых вылета в день, во время боевых действий на Курской дуге 6-8 боевых вылетов, и, по воспоминаниям лётчиков, это было очень тяжело. В чём заключалась самая большая сложность при полетах в Сирии?
Самая большая сложность – это период адаптации в незнакомом коллективе в первые дни, главное — войти в ритм жизни на базе. На ознакомление с условиями жизни тебе дают 2-3 дня — и всё, дальше пошёл на выполнение задач.

— Лётчики украшали свои самолёты? Звёздочки, эмблемы?
Никаких эмблем, животных с оскаленной пастью у нас не было. Обычно мы рисовали бомбочки по количеству авиаударов.

– Лётчики считаются народом суеверным. Были у вас какие-то приметы? К примеру, перед полётом нельзя бриться, фотографироваться.
(Смеется) Это всё индивидуально. Я считаю, приметам надо следовать.

— Как обеспечивали питанием лётный состав?
На базе три столовые — солдатская, офицерская и лётная, и ещё отдельный зал для высших офицеров. Всё питание проходит в одну смену: завтрак, обед, ужин, у лётного состава есть ещё ночное питание. Я был первый раз в 2016 году, второй раз в 2017-м и заметил, что питание с каждым годом становилось лучше, разнообразнее.

— В каких условиях вам приходилось жить?
На базе есть место для военного городка, где располагались жилые модули. Техсостав размещался по 6 человек в комнате, лётный состав по 4 человека. Там же на территории располагались душевые комнаты. В общем созданы все условия для комфортной жизни.

— Чем занимались в свободное от полётов время?
Досуг вполне организован, можно и спортом заняться и фильм посмотреть, но темп боевых вылетов был настолько высоким, что большинство предпочитало лишний час просто поспать.

— Каким образом повлиял опыт полётов в Сирии на боевую подготовку? С вашей точки зрения, этот опыт полезный, ради него стоило быть в Сирии?
Безусловно, вне всякого сомнения, работа ВКС России в реальных боевых условиях — это огромный плюс для лётного состава, инженерно-технического. Сирийский опыт боевых действий оказал колоссальное значение для тестирования самой авиатехники. В мирных условиях такие возможности мы не можем реализовать, даже участвуя в широкомасштабных учениях.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована