Андрей Завалишин — о национальной нетерпимости, трудовых мигрантах и о том, кого комсомольчане хотят видеть соседом по лестничной клетке.

На прошедшем в Комсомольске-на-Амуре этапе Гражданского форума одна из площадок в течение полутора часов принимала эксперта краевого научно-практического центра мониторинга этноконфессиональных отношений и раннего предупреждения конфликтных ситуаций Андрея Юрьевича Завалишина. Некоммерческая организация со сложным названием располагается в Хабаровске и занимается исследованием этнических и религиозных конфликтов.


Завалишин начал лекцию для собравшихся горожан (среди которых половину составляли представители коренных народов ДВ) безапелляционно:

— Только что прошло заседание, где говорили, что в советское время с этническими отношениями было хорошо, была «дружба народов», не было конфликтов. Это не так. Но и говорить, что сегодня у нас всё отлично — нельзя.

Свою позицию Андрей Юрьевич обозначил сразу. В целом, по Хабаровскому краю ситуация с этноконфессиональным взаимодействием благоприятная. Иначе говоря, у нас так называемой проблемы «понаехавших» или нет, или она не стоит так остро, как, например, в Москве или Европе. Однако факты проявления национальной нетерпимости всё же присутствуют. По словам лектора, встречаются и русофобия, и кавказофобия, и даже антисемитские настроения.
Однако это признаётся не всегда и не всеми. Например, в прошлом году студентка одного из хабаровских вузов сделала публичное заявление о «дискриминации в отношении корейцев». Событие получило огласку, резонанс, и посыпались ответные заявления в духе «у нас такого нет!». Однако Завалишин отметил, что его коллега из центра мониторинга, кореец по происхождению, пришёл в работу именно из-за дискриминации со стороны национального большинства.
Тем не менее, отдельным проявлениям нетерпимости никак нельзя придать массовый характер. По итогам регионального мониторинга 80-90% жителей Хабаровского края никогда не сталкивались с национально-расовой дискриминацией. Это хорошая новость. Плохая — выявилось снижение уровня терпимости к трудовым мигрантам. Негативное отношение сейчас вышло на уровень 20-25%. Наиболее высок уровень недовольства среди самых бедных жителей и одновременно — самых богатых. Если с бедными более-менее всё понятно, то почему высока нетерпимость среди материально обеспеченных? Ответ: бизнес. Приезжие в бизнесе держаться диаспорой, ведут дела семейно, за счёт чего повышается их конкурентноспособность — что местным коммерсантам, конечно, не по нраву. Интересна и локальная привязка. Лучший показатель выявлен по Комсомольскому району, худший – в Комсомольске-на-Амуре. Впрочем, Завалишин отмечает, что это может быть флуктуацией или низкой релевантностью исследования.


Неужели кто-то в нашем городе всерьёз выходит на улицу и скандирует «чемодан-вокзал-домой»? Отнюдь. Всё ограничивается бытовой ксенофобией. Причины недовольства: другой язык, громко звучащий на улицах, другие мимика и размашистые жесты — но никак не реальные основания. В качестве примера Андрей Юрьевич привёл забавный пример, опять же, со студентами, которых специалисты центра спросили про однокурсников-иностранцев.

— Да, «понаехавших» мы не любим, все они тут лишние, – отвечали студенты, — кроме киргизов. Киргизы — хорошие.
— Почему именно киргизы?
— А они с нами учатся. Мы видим, что отличные ребята.

Понятно, что с другими мигрантами эти студенты просто не сталкивались в реальной жизни, составляя мнение на основе стереотипов и информации СМИ. Тем не менее, Завалишин признал, что трудовых мигрантов хоть и мало, но они живут и работают скученно в конкретных районах (отчего кажется, что их много). Растёт диаспоральность, укрепляются этнические анклавы, что влечёт негативные последствия. Стоит напомнить, что, согласно отчёту министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, за прошлый год в стране 550 этнических криминальных групп. Профилактика укрепления диаспор крайне сложна, и пока не дала значимых результатов.
Острота момента смягчается тем фактом, что для большинства из нас Дальний Восток — пионерная территория. Не более 15% жителей региона представляют 4-е поколение дальневосточников. Все остальные или приехали сюда сами, или приехали их родители, или, что реже — дедушки и бабушки. Кроме того, по мнению Завалишина, здесь мы находимся на слиянии трёх цивилизаций: западной (славянской), восточной (китайской) и аборигенной.
Что касается религии, согласно общему опросу, 95% жителей Хабаровского края относятся к конфессиям нейтрально (т.е. беневолентно). Однако это из разряда «вселенской русской любви» ко всему живому. Когда любить нужно кого-то конкретно, пыл ощутимо сбавляется. Это доказал ещё один опрос «Какую семью вы предпочли бы видеть соседом по лестничной площадке?», где фигурировали варианты ответа «православную», «мусульманскую», «протестантскую». Если православные собрали 50-70%, то мусульмане — не более 2%. Кроме того, высока доля атеистов, которые вообще не хотели бы соседей-верующих.
В завершение доклада Андрей Завалишин предложил зрителям посмотреть и оценить фильм о деятельности по гармонизации этноконфессиональных отношений, снятый Центром мониторинга. Предлагаем к просмотру и вам.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована