Многие из нас могут плавать, некоторые способны преодолеть вплавь даже реки и проливы, но многие ли из нас способны плыть по течению? Легко, скажете вы. Ну да, сотню-другую метров по силам любому пловцу. А 4200 километров проплыть слабо? А если вы инвалид 2-й группы и ваш возраст 67 лет?
И вот перед нами наглядный пример подобного рекордного заплыва. Александр Варенков, пенсионер, инвалид 2-й группы, 67 лет. 3 августа на встрече в Доме молодежи он рассказал нам о своей работе, практике реабилитации инвалидов и четырех реках Амурского бассейна — Ингоде, Ононе, Шилке и Амуре.

— Конечно, плавали пловцы-одиночки, например, такие как Мартин Стрел по Амазонке, Миссисипи, Дунаю, Янцзы, — начинает свой рассказ Александр Владимирович. – Мне приходилось с ним встречаться, и, откровенно говоря, я бы тоже так хотел проплыть: впереди тебя катер, над головой вертолет, тебя и горячим шоколадом напоят и какао. Я бы с удовольствием так проплыл. Но, увы, практически плыву на свою пенсию.

Как все начиналось

В Ангарске я работаю тренером на общественных началах среди детей-инвалидов. Спорт инвалидов предназначен и разработан именно для восстановления нарушенных функций поражений организма. Там, где медицина бессильна, помогает спорт. Результаты для нас как бы обыденные, но некоторых они поражают. Допустим, ребенок инвалид, и вдруг с него снимают инвалидность, или колясочник встает, и пусть с тросточкой, но устраивается на работу на общих основаниях.
То есть происходит полная социализация человека, к тому же, экономический эффект для государства огромный.
И вот чтобы доказать, что духовные и физические резервы организма готовы совершить с человеком невозможное, и был создан наш проект.
В прошлом году у меня состоялся пеший марафон Байкал – Москва, 68 дней пути, с рюкзаком, один и только один, без сопровождения.
В этом году решил проплыть от истоков Амура до устья. Не скажу, что это далось легко, идти пешком гораздо легче. Несмотря на то, что мы готовились, природа нам перевернула все планы, никто не ожидал такой аномальной ситуации, когда реки настолько обмелели.

68 ДНЕЙ УШЛО НА ПРЕОДОЛЕНИЕ МАРШРУТА «БАЙКАЛ – МОСКВА»

Иногда бывало и так: плывешь по середине Амура, вроде должна быть глубина, но китайцы и наши замечали, я встаю и иду в воде по колено.
Мелководье меня иногда доводило до негодования. Ну что это такое? Плыву, плыву и вдруг коленями дно задеваю.
Маршрут начался 20 июня в селе Улеты Забайкальского края. По Ингоде проплыл 242 километра.
По реке Онон начал заплыв от скалы Чингисхана в районе села Нижний Цасучей, всего вышло около 320 километров.

Будни заплыва

С восходом солнца, не завтракая, надевал гидрокостюм и заходил в воду. По Ингоде проходил по 90 километров в день. В рюкзаке у меня были непромокаемый баул, воздушная подушка. Я цеплялся за рюкзак, вытягивался, меня несло течением, практически не приходилось делать никаких движений. Если бы я плыл вразмашку, меня бы надолго не хватило.
Проблемы были в самих реках. Они очень извилистые, течения меняются, бывало и так, что два течения — одно к левому берегу прижимает, другое к правому. Мне нужно к правому, баул парусит, тянет в другую сторону.
В населенных пунктах я не ночевал. Только в Благовещенске, Хабаровске и в Комсомольске. Все остальные ночевки проходили на берегу.

3500 КМ В ОДИНОЧКУ ПРОПЛЫЛ АЛЕКСАНДР ВАРЕНКОВ ПО АМУРУ ОТ ИСТОКОВ ДО УСТЬЯ ЗА 39 ДНЕЙ

Обязательно за двое суток встречался населенный пункт, поэтому запасы продовольствия пополнить было несложно.
Неудобство было ходить в гидрокостюме, выглядел я, скажем так, необычно, не от мира сего. Бабушка одна так истово перекрестилась, меня увидев.
Воду брал с собой литра 3-4. В воде даже при жаре пить не хочется.
Река Шилка с крутыми, обрывистыми берегами, 400 километров нет никакой связи.
Течение быстрое, вода теплая, ширина реки 30-100 метров, по берегам увалы, красотища неимоверная. Но к берегу пристать невозможно, и одно время мне пришлось плыть 37 часов. Каким образом? Для этого нужно отключить сознание, полное спокойствие, главное – управлять собой. Цепляешься за мешок, и только ногами помогаешь.

Чрезвычайная безопасность

У меня в телефоне специально для МЧС стоит симка-локатор. Они знают, в каком месте я нахожусь, с какой скоростью двигаюсь, для экстренного вызова достаточно одного нажатия, и МЧС приходит на помощь.
Все мои вещи – планшет с картой и прочим – были герметически запакованы, то есть на ходу я без связи. Была договоренность с МЧС и пограничниками, что с 14 до 15 часов я останавливаюсь и выхожу на связь.

Граница на замке

У меня был пропуск по Забайкалью и Амурской области. С Китаем у нас граница 1200 километров, тут я был под прямым неусыпным контролем, даже когда спал. Пограничников я не видел, но, подплывая к берегу, замечал, как они выходят из кустов, очень четко ребята работают.
Наша граница за колючей проволокой на всем протяжении, китайская сторона свободна для посещения своих граждан.
Довольно часто пропадала мобильная связь, и тогда меня брали на борт катера и провозили это место.

В ПОПУТНЫХ СЕЛАХ НАСЕЛЕНИЕ ВСТРЕЧАЛО НАСТОРОЖЕНО. ОДНА БАБУШКА ПЕРЕКРЕСТИЛАСЬ, УВИДЕВ ПЛОВЦА В ГИДРОКОСТЮМЕ

Из запланированных 4200 километров километров 700 меня провезли. Например, на реке Зея пограничники на катере береговой охраны забросили меня вверх по течению, чтобы я мог спуститься без проблем.
И у меня такое ощущение сложилось, что в том месте Зея больше Амура, как будто не Зея впадает в Амур, а наоборот.
Во время заплыва Зейская ГЭС сделала сброс воды. Я не был предупрежден. Было 7 утра, я находился в 150 метрах от берега. Слышу словно рокот прибоя, затем волна меня подхватила, и в это время я нарушил госграницу, не мог ни влево, ни вправо выгрести, очень быстро несло. В этот день на гребне волны я прошел около 200 километров. В воде находился 9 часов. Вышел на берег, пограничники увезли меня на заставу, где был пункт обогрева, там и переночевал.
Поплыл дальше, температура воды +8, Бурейская ГЭС сделала сброс воды, и снова меня лихо протащило на волне.

Братья наши меньшие

По Ингоде зверей не встречал, там все-таки много людей живет. На реке Онон первого увидел зайца. Вышел он на берег и пьет воду, метров в четырех от стоянки. На меня ноль внимания.
Обычно звери принимали меня за бревно или за корягу. Однажды даже приходилось плыть среди черных лебедей. Лиса метров 200 плыла рядом со мной. Антилопы-дзерены по 200-350 голов выходили к реке, пили воду, не замечая меня. Четыре раза встречал медведей. По Шилке встретил медведицу с двумя медвежатами, так она даже голову не подняла.
По Амурской области с нашей стороны очень много кабанов, и когда плыл, слышал то повизгивание, то похрюкивание. Пограничники сетовали, что кабаны подрывают столбы ограждения, рвут проволоку и, вообще, ведут себя нагло и бесцеремонно.
Амурский и Хабаровский края практически безлюдные. От реки Шилки до Хабаровска Амур совершенно пустой. Два раза попадался теплоход «Амур-4», наши и китайские сторожевики.
Разговаривал с местными жителями. По их словам, мы постепенно уступаем территорию Китаю.

ПОГРАНИЧНИКИ СЛЕДИЛИ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЙ ГРАНИЦЫ

Наша сторона подмывается течением. Иногда прямо на глазах в воду падал кусок берега метров 20-25 вместе с деревьями, особенно когда был сброс Зейской ГЭС. Я даже боялся подплывать к берегу. Китайцы за своим побережьем ухаживают, укрепляют береговую полосу. А по соглашению, допустим, нашей воды 60 метров, и, когда берег падает, естественно, 5-10 метров Китаю прибавилось, от нас убавилось. И здесь мы видим нашу российскую безалаберность, попустительство, по сути, антигосударственную деятельность местных властей.

Амур-батюшка

Я всем это говорил, говорю и буду говорить: невозможно Амур покорить, с ним можно только подружиться. Одному плыть скучно, и я, бывало, разговаривал с Амуром. Это такая своенравная, могучая, интересная, прекраснейшая река, не любит панибратства, бахвальства. Красотища неописуемая. После Благовещенска по нашему берегу раскинулись роскошные широколиственные леса: амурский бархат, маньжурский орех, дубовые рощи.
В районе Хабаровска, где Сунгари впадает в Амур, я почувствовал, что вода какая-то не та. У меня начали опухать губы, слезиться глаза, зудеть тело — в общем Китай нам химию скидывает. Меня в Хабаровске три часа оттирали.
После Хабаровска было очень сложно плыть. Течение переменчивое, много проток, плывешь в одну сторону, а оказываешься в другом, в каком-нибудь озере.
В районе Иннокентьевки много круговоротов, заболоченных островов, где даже опасно просто встать на ноги, может засосать трясина. Так что пришлось от Иннокентьевки до Амурска ехать на автобусе. Там я опять зашел в воду, поплыл, и в 10 километрах от моста меня остановили. Мост охраняемый, пришлось в двух километрах от моста выходить на берег и в Комсомольск.

ПОСЛЕ КОМСОМОЛЬСКА АМУР СЧИТАЕТСЯ РЕЖИМНОЙ РЕКОЙ, ПОЭТОМУ ЗДЕСЬ ПРИШЛОСЬ ЗАВЕРШИТЬ ЗАПЛЫВ

По планам конечным пунктом был Николаевск-на-Амуре, но мы не учли режимности реки после Комсомольска. По фарватеру я не имею права плыть, более того, 600 километров река практически пустая, связь ненадежная, плыть протоками – это мучение и неоправданный риск. Мы подумали, и оргкомитет решил, что свою задачу я выполнил, сделал все, что мог, поэтому решили финишировать в Комсомольске-на-Амуре. В общей сложности в воде я провел 39 дней.

Инвалидность не приговор

У наших инвалидов какой-то менталитет нехороший, унылый. Я инвалид, все кончено. Если возможности ограничены, значит, мне положено от государства то и то. Иждивенческое, пораженческое настроение. Поэтому у нас инвалиды или спиваются или погибают. И здесь главное – перевернуть сознание.
Надо стремиться видеть мир, а не ползать по маршруту дом–аптека-магазин. Инвалидность не приговор, это начало другой жизни, в которой все от тебя зависит. И ведь не только инвалиды так себя ведут. Большинство населения за 60 лет, как на пенсию уходят, становятся пассивными.
Да что пенсионеры! У нас молодые, как старики. Помните, как в рассказе Максима Горького «Старуха Изергиль» говорила: «…Стариками родитесь вы, русские. Мрачные все, как демоны…»? Активност – главное в жизни. Это меньше лекарств, это психологический настрой, это настоящая жизнь во всех ее красках.

Что ж, от лица всех комсомольчан остается пожелать Александру Владимировичу удачи в пути и несгибаемого здоровья, ведь в ближайших его планах значится участие в командном полете на аэростате к Северному полюсу.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована