Автор: Валентина Алексеева.

Он снова и снова пересматривает диски с видеозаписями из своих чеченских командировок, и ему представляется, что он по-прежнему там. Дежурит на блок-посту, в редкие часы отдыхает в казарме, отстреливается в пылу боя. И тогда ловит себя на абсурдной, казалось бы, мысли, что хочет вернуться в ту опасную реальность хоть на день. Когда быт – суровый, жара – нестерпимая, пуля – рядом. Когда мужское братство — не пустой звук, потому что каждый в отряде готов подставить тебе своё плечо. Этой школе жизни и войны он будет благодарен всегда.

Андрей Воробьёв в Чечне (на переднем плане)

В Комсомольск-на-Амуре Андрей Воробьёв приехал из Новосибирска после окончания восьмого класса. На его глазах возводилась Комсомольская ТЭЦ-3, где мама работала крановщицей на башенном кране. Окончил строительный техникум и даже пару месяцев до ухода в армию поработал в строительной организации мастером. Служил в Хабаровске в гарнизонной пожарной команде. Гарнизон строился, так что его специальность очень пригодилась. Вернувшись домой весной девяносто третьего, он обнаружил, что страны великих строек больше нет.

Однажды попалось на глаза объявление в газете о наборе в отряд милиции особого назначения, который создавался для борьбы с организованной преступностью. Требования были серьёзными – рост, владение единоборствами, служба в армии. Оказалось, что здесь тоже понадобились его профессиональные навыки. Заброшенное помещение, выделенное ОМОНу, надо было капитально перестраивать, поэтому к тренировкам бойцы приступили только через полгода. К концу 1994-го, приняв и обучив новобранцев, отряд встал на ноги. Именно тогда по несчастливому совпадению начались события в Чечне.

В первую из четырёх своих чеченских командировок Андрей Воробьёв поехал в мае 1995 года. В Грозном всё напоминало о трагической зиме – вводе войск накануне Нового года, ожесточённых боях в январе и феврале. Тем нелепее воспринимались трогательные названия городских мест. Его подразделение дислоцировалось в районе печально известной площади Минутка, где впоследствии был тяжело ранен взрывом генерал Романов, а разместили дальневосточников в бывшем детском саду под названием «Улыбка».

Выполнение задачи по наведению конституционного порядка требовало от ребят концентрации всех сил. Дежурство дни и ночи на блок-постах – это контроль за соблюдением часа пик, проверка паспортов, выявление боевиков в проезжающем автотранспорте. Не давали расслабиться снайперы, беспорядочно стреляя из «зелёнки» по ночам. Двое парней из подразделения пострадали. Одному, если можно так сказать, повезло: пуля по касательной задела щеку. Другого настолько серьёзно ранили в ногу, что врачи полевой медсанчасти не смогли её сохранить.

В Хабаровске по возвращении из почти двухмесячной командировки отряд силовиков встречало руководство МВД. Поздравления, приветствия, рукопожатия. Но Андрей до сих пор не может забыть слёзы счастья на глазах стоявшего поодаль от начальства человека. Это был вчерашний войсковик, майор запаса, сапёр ОМОНа Михаил Васянин. За свою службу Михаил разминировал не один объект, оставшийся после Великой Отечественной войны, прошёл Афганистан. Для парней, которые между собой называли его батей, он был непререкаемым авторитетом. Не многие пришедшие в ОМОН даже из вчерашних солдат-срочников могли обращаться с боевым оружием. Андрей Воробьёв в своей пожарной части его и вовсе в глаза не видел. Васянин дал им эти навыки, научил владеть пистолетом, автоматом, снайперской винтовкой, гранатомётом, да и другими видами вооружения. Готовил и штучный «товар» – сапёров.

Михаил Васянин

В первую командировку Михаил Иванович не попал, зато во вторую, которая состоялась почти вслед за первой – осенью девяносто пятого, Васянин и Воробьёв поехали вместе. Это пребывание в Грозном было самым спокойным: патрульно-постовая служба, сопровождение колонн техники, патрулирование улиц, проверка паспортного режима. Когда пришло время смены отрядов, Васянин написал рапорт с просьбой о продлении командировки. Его поняли: во-первых, в новом отряде опытных сапёров, кроме него, не было; во-вторых, отец хотел быть ближе к младшему сыну, который служил срочную службу рядом – возил боеприпасы в войска.

О третьей командировке, а это был июнь девяносто шестого, Андрей Воробьёв даже двадцать лет спустя рассказывает с таким волнением, с каким говорят о потере близкого человека. Тогда в бою погиб их отрядный батя.

Едва прибыв в село Самашки, где предстояло расположиться отряду, ребята поняли: обстановка по сравнению с прежними приездами изменилась. После переговоров военного руководства страны с боевиками те, почувствовав свою силу, стали чаще поднимать голову.

Утром девятого июля подразделение омоновцев, собровцев и армейцев вертолётами переправили в село Гехичур, куда впоследствии, по данным военной разведки, зашло порядка четырёхсот боевиков. Наших бойцов, которых было вдвое меньше, поделили на пятёрки, чтобы прочесать дома жителей с целью проверки паспортного режима и выявления боевиков. Андрей попал в одну пятёрку с Васяниным. Рейд проходил спокойно, но не успели они сесть на поджидавший их БТР, как на окраине села начались первые выстрелы. Пятёрка заняла позицию в конце одной из улиц. Среди беспорядочной стрельбы и взрывов было непонятно, что происходит, и бойцы двинулись в разведку. В самое пекло в отличие от хабаровских собровцев группа не попала, но край боя зацепила. Увидев БТР, рядом с которым лежали раненые – молодые солдаты-срочники, ребята попытались выдвинуться к ним, но сразу попали в зону обстрела. В их сторону неслась целая волна снарядов. Один из них взорвался в пятнадцати метрах от них. Всё происходящее воспринималось, как в замедленном кино. В другом состоянии Андрей, наверное, не заметил бы стоявшего рядом дерева, от которого отскакивали летевшие пули. Он подставил ладони и набрал две горсти этих горячих кусочков металла, нёсших смерть.

Через некоторое время в расположенной рядом «зелёнке» началось шевеление. Чтобы понять, кто там – вдруг свои и им нужна помощь, Васянин сделал несколько шагов вперёд. Это были его последние шаги. Но не минуты. Он то открывал глаза, то снова терял сознание. Ребята пытались оказать ему первую помощь и, как заклинание, повторяли его имя, чтобы поддержать в нём жизнь. Свой отчаянный голос Андрей услышал уже позже, на видеокассете, а тогда все они были, как во сне. Чтобы вынести раненого в тыл, бойцы выложили в «зелёнку» весь боеприпас и, отстреливаясь, отступили в сторону базы. Потом за жизнь бати боролись врачи, но спасти не смогли.

В Комсомольске его похоронили без той части бойцов отряда, которая оставалась в командировке. Они вернулись домой через три недели. И с тех пор омоновцы и ребята из общественной организации «Боевое братство», в том числе соратники Михаила Ивановича по Афганистану, каждый год в день его гибели девятого июля возлагают цветы у мемориальной доски, установленной на одном из зданий улицы, носящей имя Героя России Михаила Ивановича Васянина.

Андрей Воробьёв (слева) во второй чеченской кампании

В двухтысячном уже вторая чеченская война снова дала Андрею Воробьёву повод отправиться в командировку, на этот раз последнюю. К тому времени он служил в звании старшего лейтенанта в одном из подразделений УВД города. В числе восьми офицеров — бывших комсомольских омоновцев — он вошёл в состав отряда ОМОН УВД Хабаровского края. Говорит, что увидел изменившуюся Чечню, изменившихся людей, понимающих необходимость российского присутствия в республике. Значит, всё было не зря. Значит, он может гордиться своими наградами – медалью «За отвагу» и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени.

В 2005 году по окончании службы в рядах МВД Андрей Воробьёв перешёл работать в АО «Хабаровскэнерго» начальником группы по охране удалённых объектов Комсомольского энергорайона, а с 2008 года назначен главным специалистом отдела безопасности спецпрограмм филиала «Хабаровская генерация» АО «ДГК». Андрей Викторович часто вспоминает слова своего первого руководителя Сергея Михайловича Крупенко, который говорил: «Службы безопасности касается всё». И он понимает, что это кредо на все времена и что его непременно одобрил бы батя.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована