Согласно официальной статистике, в Москве работает один книжный магазин на 20,7 тыс. человек, в регионах — один на 66,1 тыс. человек. Доля читающей публики в России и Америке одинаковая: регулярно или время от времени книги читают около 50% населения, только вот книжных магазинов на душу населения в США почти в 20 раз больше.
Что касается Комсомольска-на-Амуре, то, судя по засилью в городе алкомаркетов и магазинов строительных материалов, в момент представления города заезжему гостю можно цитировать строки известного романа Ильфа и Петрова:
В уездном городе К было так много магазинов строительных материалов, пивных заведений и компаний ритуальных услуг, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы сделать в квартире ремонт, выпить пива и сразу же умереть.
Менталитет большинства жителей Комсомольска какой-то инертный, депрессивный, не располагающий к чтению книг, любопытству познания. Ценности жизни населения очень простые, если не сказать примитивные. Многие даже газет не читают.
О книгах и вечных ценностях мы беседуем с Еленой Кантерук, директором старейшей городской сети книжных магазинов.

— У меня отец всю жизнь был простым рабочим на судостроительном заводе, книг не читал, интересы обычные для комсомольчанина: рыбалка, телевизор, а когда вышел на пенсию, вдруг стал читать запоем, — говорит Елена Ивановна. – Может, каждому человеку надо прийти к книгам в своем возрасте, своем времени? Найти свою книгу, свою дорогу к чтению. Если книга однажды помогла, то создается положительная обратная связь — человек начинает читать чаще. А что газеты народ не читает, так это в том числе и потому, что в свое время средства массовой информации очень сильно себя дискредитировали. После абсолютного доверия к напечатанному тексту на людей хлынула волна лжи, фальши, лицемерия. Наглядно демонстрировались перебежки газетчиков от одной группировки власти к другой, и теперь народ не верит ни газетам, ни телевидению. При этом странно, почему люди верят Интернету? Вот это для меня действительно очень странно. Интернет — это та помойка, которую на предмет честности и непредвзятости вообще никак не проверишь.
— Почему в наш информационный век Интернета и общедоступной информации люди до сих пор покупают печатные издания?
Родители читают детям книги, покупают книги, отсюда все идет, с детства. Если возникла тяга к чтению, она и останется. Даже произведения, получившие свою популярность в Интернете, в конце концов выходят на бумаге. Бумажная книга – это материальная вещь, материальное доказательство реальности.
— Елена Ивановна, вы в книжной торговле почти 17 лет. Как развивалась книжная торговля в Комсомольске?
На начало 2000-х годов у нас было три книжных магазина: «Дом Книги» на Дземгах, на берегу «Планета» и на ул. Дикопольцева. Потом «Планету-2» закрыли и продали, но присоединили к книжному магазину «Огонек» на площади Металлургов, в общем была система из трех магазинов. Затем их перевели в АО, где держателем акций стал город, и постепенно магазины начали продавать. Сначала продали магазин на Дземгах, потом «Огонек» и следом магазин на Дикопольцева.
— На сегодняшний день сколько осталось магазинов?
У нас сейчас три магазина. Но к городу мы уже не имеем никакого отношения. Здесь, на Дикопольцева, на проспекте Первостроителей «Планета» и на Дземгах небольшой магазин.
— Судя по новому адресу магазина, у вас новоселье. Почему переехали?
На новом месте мы почти год. О необходимости переезда нас никто не спрашивал. Муниципалитет продал здание, и все. Сейчас арендуем помещение.
— Город чем-то помогает вам?
К сожалению, нет. К нам обращаются за помощью во время праздников.
— Судя по обстановке, переход из одной собственности в другую пошел вам на пользу. Здесь у вас очень большой зал, не сравнить с тесным помещением «Огонька» на площади Металлургов.
Все равно тесно, даже сейчас. Но здесь вопрос, конечно, уже в аренде. Но в общем, грех жаловаться, тут нормально.
— Финансовый кризис отразился на продажах или существуют другие причины?
Падение общее. Спад везде. В этом заключаются главные трудности. Если у людей если нет денег, то они в книжный магазин идут не в первую очередь.
— А как со спросом на книги? Он уменьшился?
Сложно сказать. В начале 2000-х очень много читали откровенного чтива: детективы, женские романы. Тогда еще существовали отголоски дефицита, постсоветского книжного голода.
Сейчас наши постоянные покупатели – родители дошкольников и учеников начальной школы, и это, безусловно, радует. Потом идет какой-то провал. Например, подростки в 10-15 лет читают мало, то есть, видимо, они открывают для себя компьютер, социальные сети. А вот молодежь читает. Не скажу, что многие, но читают хорошую литературу.
Крайне мало читающих в возрастной категории 30-40 лет. Это поколение тоже провальное. Видимо, занимаются другими делами. И мне думается, что книжная торговля все равно должна каким-то образом поддерживаться. Городом или государством, неважно. Книготорговля – это ведь не в чистом виде бизнес, это своего рода миссия общечеловеческой ценности. Оборот в книжной торговле гораздо более долгий, пролонгированный, книги — это не продукты. Рано или поздно каждая книга все равно найдет своего покупателя, но она может год простоять на полке, пока ее купят.


— Не было ли советским мифом, что мы самая читающая страна?
Думаю, СССР был читающей страной. В читальных залах народу всегда было много. Конечно, был книжный дефицит, много мусора издавалось, но были и книги, за которыми в библиотеках записывались в очередь. Очень много читателей было.
— Как сейчас выглядят предпочтения покупателей? Жанровые, например? Что пользуется наибольшим спросом?
Разные жанры. Молодежь больше предпочитает зарубежную современную классику, это Чак Паланик, Фредерик Бегбедер и других. Фантастику читают. Хотя надо признать, десять лет назад фантастику читали больше.
— Отечественную или зарубежную?
И ту, и другую. Нашу фантастику предпочитали читать мужчины.
— Может, стоит креативнее рекламировать чтение? Продвигать «книгу месяца», «лидера продаж»?
Нет, не тот город, не тот регион. Мы, конечно, рекламируем чтение в газете, на телевидении, на радио, но реклама должна быть не столько креативной, сколько информативной. Разве люди не знают, что надо читать книги? Тот, кто читает книги, ему креативная реклама без надобности. В стране есть довольно большая прослойка населения, которая книги в принципе не читает.
И больший упор мы делаем на работу продавцов-консультантов. Если человек пришел и не знает, что выбрать, к нему подойдет консультант, обязательно спросит, поинтересуется, что вы читали, в каком жанре, что вам понравилось, посоветует, вот эта очень неплохая книга. То есть, чтобы человек еще раз пришел, чтобы его зацепило. Потому что лидер продаж – это не для всех и не всегда это хорошая литература.
— На ваш взгляд, цены на книги приемлемые?
Я считаю, что по ценам книги сейчас вполне доступные. Но люди не понимают, им кажется, что дорого. Хотя килограмм колбасы стоит дороже книги. Конечно, есть книги очень дорогие, но они определенной направленности, подарочные издания, на другой бумаге.
— Репутация книжного магазина — это важная вещь?
Ну конечно. Несмотря, что собственность менялась, костяк коллектива остается, к тому же мы подходим к торговле книгами немного иначе, у нас работают люди, которые очень хорошо знают литературу. Читательский спрос, ассортимент изучают не только потому, что какая-то книга на слуху, хотя и новинки тоже продвигаются. Что касается пособий по работе с детьми, дошкольной подготовки, школьной методики, я не думаю, что у кого-то методическая литература также широко представлена.

Пусть вас не удивляет якобы пустой зал. Покупатели заходили в магазин довольно активно, часто группами по несколько человек.

— Как потенциального читателя заинтересовать хорошей книгой?
Обязательно давать ее краткую аннотацию. У нас огромный ассортимент, тысячи книг. И рекламировать по телевидению это очень дорого. Поэтому сейчас мы используем такую форму, как Инстаграм.
— Ютуб, социальные сети?
Пока только Инстаграм. В будущем мы придем и к социальным сетям.
— Как вы относитесь к электронным книгам? Какой формат вам больше по душе — печатный или электронный?
Я традиционный книжник. Мне лучше читать бумажную книгу. Мне так уютнее, комфортнее, привычнее. Можно и в электронке читать, но мне не понравилось, не по душе. Я не думаю, что бумажную книгу надо хоронить, она останется.
— Что влияет на ассортимент книжного магазина?
Спрос в первую очередь. Далее логистика, цены оптовика. Мы, может быть, немного старомодны, но все равно ассортимент формируем исходя из спроса, конечно. Ведь новинки не могут спрашивать люди, если они о них не знают, а ассортимент формируем по своему предпочтению – что нам нравится, что сами бы прочитали. Ну, и стараемся взять несколько книг из новинок, хотя бы взглянуть, что это такое.
— Книги региональных авторов тоже продаете?
Да, конечно. И хотя у нас их мало, все, что дальневосточное издается, мы стараемся брать.
— Как вы считаете, количество книжных магазинов стоит увеличивать?
Принудительно их не увеличить. Все-таки мы живем в эпоху рыночных отношений.
— Во многих столичных книжных магазинах приветствуется новый формат подхода к покупателю. Например, в зале тут и там ставят пуфики и банкетки, чтобы покупатель мог присесть, полистать, а то и почитать книгу. Таким образом книжный магазин преподносится как своеобразный островок спокойствия и домашней атмосферы в суете и шуме мегаполиса. Есть ли у вас похожие методы?
У нас в зале стоят стульчики, не пуфики, кто хочет, может присесть. Но, вообще, проблема в свободном пространстве. Был бы зал побольше, можно было сделать его более комфортным для покупателя.
— Вы сами сейчас читаете?
Да, читаю с детства, в пятнадцать лет прочитала «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова, которая оказала на меня очень сильное впечатление. А сейчас чтение разделилось на периоды, раньше любила фантастику, сейчас предпочитаю читать зарубежных авторов: остросюжетные ужасы, хорошие детективы. Женские романы не мой жанр, хотя среди определенного количества читателей женская проза пользуется успехом.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована