Информации каждый день много идет. И порой довольно непросто выделять из этого потока самые важные события. Истинно важное событие я вычисляю так, ответив на вопрос: как это событие отразится на моей жизни? Примеряю его к себе по принципу «своя рубашка» — станет лучше или хуже? Если событие отразится на моей жизнедеятельности «никак», значит – это пустая информация категории «белый шум» (технари поймут).

Поэтому, — в качестве информационного повода для этой статьи, — и был выбран приезд в наш город Виталия Константиновича Тюлькина, Министра Хабаровского края — руководителя секретариата Губернатора края, а главное – непосредственного куратора Управления по работе с обращениями граждан и организаций Губернатора и Правительства Хабаровского края.

О чем рассказывал министр  на встречах со студентами АмГПГУ и журналистами местных СМИ? О вещах, на мой взгляд, очень важных. Отвечу на вопрос: «Почему?». Да вспомните — не так уж давно были времена, когда обратиться к властям было для комсомольчан весьма серьезной проблемой, а добиться результата – еще более сложной. Кому писать, куда принести, когда ответят и ответят ли вообще? Самому надо писать или юриста за деньги нанимать?

И вот настали времена, когда власть сама (сама!) взывает к людям: «Обращайтесь! Вскрывайте проблемы! Без всяких юристов-представителей, напрямую! В свободной форме, главное, чтобы понятно было в чем суть! Мотивированный ответ в течение месяца максимум!». Причем любым удобным способом – телефон, интернет, письменное обращение.

Надо отдать должное — для организации связи власти и общественности делается немало, это я вам, уважаемые читатели могу проиллюстрировать на собственном примере. Меня, как главного редактора ДВК, тоже обязали вести учет обращений граждан непосредственно в редакцию. Так что – пишите. Я не то, что могу, я обязан дать ход всем вашим обращениям, связавшись с соответствующим отделом в администрации Комсомольска-на-Амуре, а если потребуется – с краевым управлением.

Обратите внимание – обязали!

 

Но, мы то с вами люди тёртые и интересует нас не наличие этих отделов и управлений, а то, как дела обстоят с эффективностью обращений? Давайте разбираться…

Предположим, что обращения состоят из:

а) жалоб на нарушение наших прав;

б) предложений по изменению жизни к лучшему;

Так вот, что должно интересовать нас всех:

— Каковы гарантии, что жалоба заставит чиновников принять неотложные меры и оперативно устранить причины недовольства комсомольчанина?

— Есть ли надежда на то, что ваше предложение очень внимательно рассмотрят компетентные люди, и оно не ляжет «под сукно», как минимум – до японской Пасхи?

Пример. Допустим, вы написали жалобу на отвратительное состояние двора, в котором живете. Вариантов реагирования может быть всего три:

 

  1. Конкретный исполнитель, которому отписано обращение, имеет все необходимые ресурсы, но – бездельник. Принципиальный. Не знаю, уважаемые читатели, как вы, а я таких не встречал. Если подобные люди и попадают в администрации, то ненадолго. Ни один начальник (в своем уме) роскоши содержать подобного работника не станет. Себе дороже. Ну, предположим, что вы нарвались именно на такого. Тогда алгоритм: жалоба в вышестоящую инстанцию (до президента включительно, такая возможность тоже есть) – начальник получает по голове – исполнитель вылетает с работы. Реально? Вполне. Другой исполнитель, пришедший на замену вылетевшему, ремонтирует двор.
  2. Исполнитель, получив ваше обращение и имея все необходимые ресурсы, прекрасно знает о проблемах вашего двора. Однако, на столе у него – список всех плохих дворов на вверенном участке. Какой из дворов окажется в приоритете? Да тот, с которого поступило обращение, конечно (а лучше – не одно). И это логично. Дворы «молчунов», видать, могут потерпеть, не горит…
  3. Исполнитель рад бы вам помочь, но у него в настоящее время нет для этого ресурсов – материальных, человеческих или чисто технических. Объективная причина. Помните байку про то, как генералы объясняли Наполеону свое поражение при Ватерлоо? «У нас двенадцать причин. Первая – закончился порох…». Наполеон прервал вояк: «Достаточно!».

В этом случае вам ответят что-то вроде: «Уважаемый имярек, в настоящее время не можем, но поставили в план, отремонтируем тогда-то и тогда-то».

Конечно, я привел самый грубый пример, но, согласитесь, что обращение (обращения) граждан – это вполне реальная возможность улучшить жизнь.

И, напоследок, особый момент, если уж совсем откровенно — какие-то мечты и чаяния горожан ни глава города, ни губернатор просто не имеют возможности реализовать, ну, совершенно никакой? Предположим, если эти мечты и чаяния просто-напросто противоречат действующему законодательству РФ? Нет, с точки зрения справедливости и здравого смысла они могут быть совершенно оправданы, но, как говорится – закон суров…

Пример: мой сосед сверху с утра до вечера делает ремонт в своей честно приобретенной квартире. Мне это очень не нравится (перфоратор, знаете ли, штука очень немузыкально-громкая), но сосед (сволочь этакая) четко соблюдает закон – долбит стены только в разрешенные часы.

Тут уж ничего не поделаешь – только законодательство менять, а это епархия депутатов Государственной Думы РФ (которых, скажем прямо, выбирать мы пока так и не научились).

Завершаю. Одна правильная бумажка – сильнее тысячи кухонных бесед.

Сто правильных обращений – это уже вполне действенный инструмент влияния на власть. Как говорил один весьма неглупый человек из числа моих друзей-приятелей: «Для того, чтобы победить систему, надо пользоваться ее же методами. По другому – никак».

 

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована