Автор: Антон Ермаков

Редакция основана в 1932 году. В разное время газета носила названия «Амурский ударник», «Ударник Комсомольска», «Сталинский Комсомольск». В настоящее время редакция газеты «Дальневосточный Комсомольск» расположена в доме №31 по улице имени Кирова.

Если раньше «художествами» в школах занимались хулиганы, то сейчас это делают очень даже приличные люди – настоящие художники, которым уже никто не скажет: «Немедленно прекратите!». Наоборот, попросят ещё и ещё. Так что не удивляйтесь, когда, попав в школу с целью проверить отметки своих отроков, вы начнёте бродить по школьным коридорам, как по Эрмитажу. Как, например, в школе № 42. Кстати, в Эрмитаже таких произведений искусства вы не увидите. И всё потому, что художник, который их создал, делает их – из картона!

Из гофрированного картона ему удается изобразить и последнюю китовую рыбалку, и весёлого Роджера, и остановить фотокадр, туфли от Лабутена, по которым сходят с ума женщины, виды звёздного неба, ромашки, футбольный мяч, великих писателей, дачные шесть соток и даже дух старого зеркала.

ВАННА ИЗ БУМАГИ

Что же это за необычный творец появился на вроде бы уже привычном творческом небосклоне нашего города? Итак, будем знакомы: Дмитрий Душкин. Родился в белорусском Бобруйске в семье военнослужащих. В 2003 году окончил художественно-графический факультет Хабаровского государственного педагогического университета. В настоящее время работает с детьми, преподает технологию (так сейчас называется урок труда), руководит детским объединением «Конструктор».

— Когда я ещё ходил пешком под стол, то разрисовывал стены в квартире. Мои первые шедевры родители не закрашивали, справедливо полагая, что я опять нарисую. Так что творчеством занимаюсь, можно сказать, с рождения, – рассказывает художник.

Дмитрий, а как вы оказались в Комсомольске? 

— В 90-х годах после окончания школы решил продолжить образование в России. В Комсомольске на тот момент уже жила моя сестра. Как сейчас помню, прилетел 2 февраля в 10 часов утра и не хотел выходить из самолёта, так боялся холода. Но вскоре уже с удовольствием купался в двухметровых сугробах вместе с детворой.

Кто вас научил «творить картоном»? 

— Никто. Я владею графикой и живописью. Многие техники пробовал. Работал в драмтеатре художником-декоратором. И продолжал искать разные материалы. С бумагой (а картон — это толстая бумага) столкнулся по необходимости. В квартире, в которую я заселился, не вмещалась обычная ванна стандартных размеров. Начал думать, как же быть… И придумал сделать ванну своими руками. Из бумаги.

Это ваше изобретение? 

— Да, технологию я ни у кого не заимствовал. Натолкнула меня на эту мысль детская аппликация. Есть, например, технология папье-маше, когда из бумаги прессуются различные твёрдые предметы. Но свой секрет я не выдаю, со временем запатентую бумажную ванну. Кстати, хочу сказать большое спасибо разным бесплатным газетам, благодаря им я смог воплотить свою идею. Другого доступа к бесплатной бумаге у меня тогда не было. А в магазинах с удовольствием отдавали пачки старых газет.

СТАВЛЮ КАРТОН РЕБРОМ!

То есть ванна — это ваша первая бумажная «картина»? 

— Получается, что так. Уже потом, работая с детьми, я стал думать, что же можно делать с картоном в плане искусства. Делали с детьми малые формы из бумаги, потом решили, а почему бы не делать и большие. Так создали картонное каноэ. На нём хоть сейчас можно отправиться ловить пираний. Названия моей картонной техники мы не нашли ни в Интернете, нигде… То есть надо его сейчас самим придумывать и открывать новую технику. В России никто этого не делает. Делают аппликации из картона, но так, чтобы перевернуть его ребром, создавать рисунок за счёт неровностей, волнообразности материала, такого нет ни у кого. Подобную технику практикует американец Марк Ланган. Но он больше работает в жанре авангарда, а также делает рекламные плакаты.

А вы сами как относитесь к авангардному современному искусству? 

— Нормально. Но думаю, что нельзя забывать и мастеров прошлого. Люблю Сальвадора Дали. Конечно, если современное искусство начинается с пиара, раскрученного имени, продажи своих опусов за баснословные деньги, то мне это не близко. Такие работы больше отношение имеют к бизнесу, но не к искусству. Однако любые стили и техники достойны существования, главное — не оскорблять друг друга.

А что думаете про пресловутый «Чёрный квадрат» Малевича? 

— Сначала я не понимал «Квадрат». Но, приглядевшись, увидел, что он не абсолютно чёрный, а буроватых и коричневых оттенков. Казимир Малевич изначально был реалистом. Писал красивые картины, искал себя в живописи. Но потом решил, что в живописи найти себя невозможно, и ушёл в абстракцию.

Быть может, ему не хватило наших дальневосточных пейзажей для того, чтобы остаться реалистом? 

— Дальневосточная природа очень красива. Большая… густая и насыщенная. На западе она обычно редкая, одинокая и худенькая…

Дмитрий, а ведь картины из картона помогают в том числе и экологии, так как бумага не отправляется гнить на свалку, а продолжает жить в ваших работах…

— Бумага — очень удобный материал. Но и экологическая составляющая для меня очень важна. Мне больно от того, как мы уничтожаем планету. Конечно, давно пора наладить вторичную переработку, а не продолжать вырубать леса – будущее наших детей.

ПОЧЕРКУШКИ

Объясните, как к художнику приходят идеи? 

— Мне они приходят из набросков, эскизов и любых почеркушек. Если я что-то делаю, смотрю или слушаю и есть возможность взять в руки карандаш и бумагу, то я неосознанно что-то набрасываю из головы. Потом разбираю эти наброски, выискиваю в них идею для работы. Бывает так, что картины снятся, тогда могу вскочить среди ночи и сделать зарисовку, чтобы, проснувшись утром, вспомнить сон и начать творить.

То есть вы согласны с тем, что творцы, люди искусства являются лишь проводникам и мысли приходят к ним в голову откуда-то сверху? 

— Ну да… А может, не проводниками, а переводчиками? Помогают другим людям увидеть то, что они без них не увидели бы. Вот я, к примеру, смотрел-смотрел на свою тарелку с борщом, украшенную майонезом, потом сфотографировал и обработал с помощью компьютерной графики. Показываю друзьям и знакомым – что здесь? Никто не знает. А когда говоришь — борщ, все говорят — точно! Теперь вижу! Вот так в обычной тарелке борща можно увидеть искусство. В компьютере можно сделать настоящую картину. Рисуешь её по пикселям, как будто вышиваешь крестиком… У меня есть ряд таких работ. Когда их будет больше, покажу зрителям. Пока думаю, как их лучше это сделать в последующей выставке.

Правда ли, что выставка в школе №42 – это ваша первая персональная выставка?

— Правда. До сих пор я работал для себя. Большое спасибо в организации выставки хочу сказать всему руководству школы и лично руководителю школьного музея Галине Михайловне Надточий. Выставка проходит в рамках проекта «ART-экспресс», в нём приняли участие уже много городских художников. В дальнейшем планирую, конечно, познакомиться с комсомольскими мэтрами, поучиться у них.

Основная ваша деятельность заключается в работе с молодым поколением, с детьми. Какие у них вкусы?

— К сожалению, им нравится всё несколько примитивное. Всё примитивное для них – великолепное. Большинство детей искусства не понимают. Это беда молодого поколения. И наша общая беда. Лет 20 в нашем государстве в плане творческого воспитания было потеряно. Они не виноваты, им просто не привили вкус. Что ж, будем ждать внуков. Если мы научим внуков, то и их родители подтянутся… Или просто повзрослеют.

Можно ли научить мастерству художника? 

— Я провожу много мастер-классов, в том числе и для неподготовленных детей. Говорю им: делай, как я. Соединяя по точкам линии, можно нарисовать простые пейзажи и натюрморты. Но чувству творчества научить нельзя… Это должно быть заложено внутри. Я знаю людей, которые до 50 лет кисточки в руках не держали, а потом начинали писать интересные картины. Потому что это было в человеке заложено и он просто не находил времени, чтобы узнать эту свою способность.

Что для вас является источником творчества? 

— Желание. Я буду рисовать при любом настроении. А источник, он везде вокруг нас. Меня в творчестве всегда поддерживает вся моя семья, близкие люди. Так что я порой говорю: не я сделал, а мы сделали…

Есть такое выражение: в искусстве шёл по стопам великих, поэтому следов не оставил… Что скажете по этому поводу?

 Всегда есть бунтари, которые не идут по стопам. Но учиться надо всё равно. И отталкиваться от того, что было сделано до тебя. Это как спираль. Отталкиваясь от учителей, можно выйти на новый виток.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована