Лично меня нанайская культура всегда притягивает не столько профессиональной необходимостью, сколько своими резными узорами по бересте, от которых рябит в глазах, страшной, но логичной, и от этого ещё страшнее становящейся, обрядовостью, но главное — таким количеством символов, от которого мой, давно уснувший, внутренний семиотик на радостях бьёт в бубен, снятый с экспозиции, пока музейных смотрителей рядом нет.

Нанайцы и нанайцы. Такие же люди. Моё школьное время не объясняло разницы: мы вместе во дворе играли в «слепого» и «вышибалы», и ничего нам не мешало бросать мяч и прыгать выше головы.
Склонна к мысли, что у моих сверстников просто не было понимания своей сопричастности к своему нанайскому роду, поэтому ничего необычного в нашем общении не происходило. Разве что я отмечала для себя, насколько метисы красивые.
Университет только намекнул на существование мировоззренческой глубины коренных народов Дальнего Востока. Но, увы и ах, шаманы тогда интересовали меня меньше обычных мальчиков (какая культурологическая несправедливость).
Всему своё время — банальности до зубного скрежета. Но оно пришло, когда я сама перешагнула порог выставочного зала Музея изобразительных искусств под названием «Трижды три неба».

Этнохудожник Виктория Пассар готовит эскиз

Испуганно (да) оглядываясь, я увидела множество прозрачных колб, а в них – человекоподобные деревяшки. «Ммм, современное искусство», — было первой моей мыслью. «Ерунда какая-то» — было мыслью второй.
Делать нечего, работая экскурсоводом (изучая нужную тему), иногда происходят чудеса: те экспонаты, к которым бы ты никогда не подошёл в статусе посетителя Музея, оказываются в твоих любимчиках, и на экскурсии ты невольно описываешь их более нежными деталями, да ещё и с придыханием.
Но с этими ребятами оказалось не всё так просто. Сэвэны (а именно они и были тогда в центре моего внимания) – ритуальная скульптура коренных народов Приамурья. Есть сэвэны – хранители очага, есть помощники на охоте, есть — напрямую участвующие в шаманских мероприятиях. Около 300 экспонатов уютно разместились в одном из залов музея, а ведь были времена, когда они, ожидая своего часа и пространства, находились на подоконниках за шторкой, и тогда в «их» помещении частенько срабатывала сигнализация.
Но я пока не знаю всех этих и других подробностей (о том, что нанайцы до сих пор приезжают кормить их в нужный день и час, например), и совершенно смело завожу первую свою группу на экскурсию по выставке, сопровождая, честно признаюсь, неуместными шутками.
И тут – вот просто поверьте — леска на моих прекрасных бусах из ракушек, которые выбрал мой сын мне в подарок, неожиданно лопается. И цветные ракушечки разлетаются в разные стороны. Чертыхнувшись, собрав, завязав, недоумевая я решила проконсультироваться (читай, пожаловаться) у коллег. В итоге сделала вывод, что шутки иногда бывают плохи, и что «что-то» в зале сэвэнов, да есть.

Нанайский обрядовый танец на культурно-экологическом фестивале в районе Амурских столбов

Сейчас наши взаимоотношения с сэвэнами уже можно считать сложившимися. Смею надеяться, что им нравится, как я про них рассказываю, во всяком случае, украшения на мне целы и невредимы, да и в дупло никто меня не забрал, желая накормить смолой.
Всем посетителям, острым на язык и слёту придумывающим эпитеты для деревянной скульптуры, я напоминаю о том, что скульптура эта – ритуальная, что, входя, например, в храм, мы не обзываем иконы, что уважение – это здоровая тема. И ещё, руками экспонаты не трогать, разумеется. Кроме вот этих двух медвежат с гирьками на конечностях, которые сделаны уже современным нанайским мастером из цельного брусочка, без единого гвоздя, специально для посетителей выставки «чтобы руки-ноги не болели».

Чем больше я узнаю о культуре нанайцев, тем большим восхищаюсь. Закодированные символы в одежде, коврах, предметах быта, особые рецепты кухни, осмысленные детские игрушки, обережные куклы, сказки, обряды, ритуалы, легенды… Это всё кажется кусочками мозаики, собрав которую, наверняка и с лёгкостью поймёшь Мироздание.
Но когда слушаешь неспешную речь мудрой дочери шамана, оказывается, что паззл этот не то, что наполовину не собран, его ещё даже не доставали из берестяной коробочки.
И ты видишь только круги по глади любимой реки Амур…

 

P.S. без эмоций:
1. В ДЮЦ «Юность» состоялась познавательная лекция от Виктории Пассар — автора социальных проектов, этнохудожника и уполномоченного представителя коренных народов севера и Приамурья и Самар Екатерины Дмитриевны — дочери шамана, известной сказительницы, автора книг. Будут ещё, следите.
2. В арсенале туристической компании «Планета Тайга» есть этнотур «Легенды нанайского народа», как раз погружающий в атмосферу культов, ритуалов и магических знаний.
3. В Музее изобразительных искусств (Мира, 16) скоро откроется этнографическая фотовыставка из фондов Хабаровского краевого музея имени Н.И. Гродекова под названием «Люди Земли». На выставке будут представлены более пятидесяти плёночных фотопортретов коренных народов Приамурья — нанайцев, ульчей, орочей, нивхов.
А если захотите экстрима – можно пройтись по вышеописанной выставке «Трижды три неба», посвященной ритуальной скульптуре – сэвэнам, аудиогид – вам в помощь.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована