Автор письма: Галина Михайловна Феофилактова

Редакция основана в 1932 году. В разное время газета носила названия «Амурский ударник», «Ударник Комсомольска», «Сталинский Комсомольск». В настоящее время редакция газеты «Дальневосточный Комсомольск» расположена в доме №31 по улице имени Кирова.

В январе этого года я начала испытывать зуд в ушах и обратилась к отоларингологу в 4-ю поликлинику. Лор заглянул мне в уши и говорит: «Вы не по адресу пришли, вам нужен невролог». Увидев, что я с палочкой, и узнав, что у меня больные колени, недолго думая предложил обратиться в МДЦ на пр.Ленина, 39, к врачу Волкову, который, как ска-зал лор, мне поможет.

Записавшись к неврологу на февраль, приезжаю на Ленина, 39. Там, заплатив 1000 рублей, записалась на приём к Волкову. Принесла ему все необходимые документы: снимки, ультразвуковое обследование обоих коленей, направление (выданное им же) на эндоскопирование, заключение ортопеда второй краевой больницы Сапежникова, где я поставлена в листок ожидания на операцию. Объяснила, что у меня болят колени и мне хотелось бы снять боль.

Посмотрев бегло документы, Волков поставил обычный для меня диа-гноз: гонартроз третьей степени. Потом заполнил бумагу, где указал рекомендации, начиная с эндопротезирования и заканчивая поеданием холодца. Таких бумажек у меня накопилось столько, сколько раз я посещала ортопеда, а посещала очень много раз.
После этого врач сообщил мне: чтобы убрать боль на полгода и больше, нужно сделать по два или три укола в колени гиалуроновой кислоты. Я согласилась и заплатила врачу 14700 рублей, то есть почти всю пенсию. Получила сразу по одному уколу в каждое колено. После уколов мне стало намного хуже. Я терпела, считая, что так и должно быть после первых уколов.

Через неделю я снова пришла к Волкову. Выслушав меня, врач спросил, когда и как болят колени, объяснил, что меня не артроз беспокоит, а хондроз, поэтому мне нужно записаться к неврологу. Я ответила, что по направлению лора уже записалась к неврологу 4-й поликлиники, и он рекомендует пойти к платному, но очень хорошему неврологу на Сидоренко,1. «Вылечите хондроз, тогда продолжим ставить уколы», — сказал мне Волков напоследок.

Как послушная пациентка, я пошла по этому адресу. В регистратуре, узнав, что мне за 80, записывать к врачу отказались (и слава богу, а то опять пришлось бы платить большие деньги). Но в очереди одна женщина посоветовала сходить в другое медучреждение — в районе гостиницы «Восход». Нашла я эту клинику, обратилась в регистратуру, а там меня спрашивают: к какому неврологу пойдёте – за 1200 рублей или за 1000 рублей? Услышав такое, я извинилась и ушла.

16 февраля я пришла к неврологу в 4-ю поликлинику. Врачу объясни-ла, кто и с какой целью меня к нему направил. Врач была удивлена после осмотра. Она ничего не нашла по своей части и долго объясняла мне, что хондроз не вылечивается. Кроме того, у меня его и нет. А к болям в коленях и зуду в ушах невролог никакого отношения не имеет.
Вот так закончилось моё посещение врачей. Я осталась один на один со своими проблемами. Ноги продолжали болеть, и я снова позвонила Волкову. На приёме рассказала о том, что услышала у невролога по по-воду хондроза. Он предложил сделать ещё по одному уколу гиалуроновой кислоты. Оставив ещё одну пенсию, я почувствовала некоторое облегчение и пошла домой почти счастливая.

Через месяц меня пригласили в Хабаровск во 2-ю краевую больницу к Сапежникову. Мне сообщили, что к весне мои протезы будут готовы, од-нако оказалось, что после уколов эндопротезирование можно делать не ранее, чем через шесть месяцев. Я не очень расстроилась, так как думала, что будет терпимо жить полгода. Но, увы, через полтора месяца после инъекций снова разболелись ноги, да так, как никогда раньше. Теперь уже мне ничего не помогало, кроме сильных обезболивающих. К кому теперь мне идти? Кто поможет?

Решила снова пойти к Волкову. Однако по телевизору в передаче «О самом главном» услышала от врачей Мясникова и Шаповаленко, что уколы гиалуроновой кислоты могут принести облегчение только тем пациентам, у кого суставы больные, но не изношенные. А пациентам с гонартрозом 3-й степени они могут только навредить. И что это чревато страшными последствиями. У меня нет слов по этому поводу. Почему эту информа-цию я должна получать из телевизора, а не от наших местных врачей? Ведь Волков мне не раз говорил: «У вас совсем рассыпался левый су-став, да и правый не лучше». И после этих слов делал мне уколы.
Что теперь будет с моими суставами? Кто виноват в том, что они продолжают разрушаться, а меня никак не могут прооперировать, хотя я стою в очереди на эндопротезирование с 2014 года?

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована