Среди населения Дальнего Востока давно и прочно существует мнение, что все ресурсы дальневосточных земель уходят в Москву, которая в глазах народа представляется некой сакральной бездонной бочкой или драконом, требующим бесконечной дани с подотчетных территорий. Вот, мол, москвичи все тянут и тянут с нас, бедолаг, а если бы не Москва, то мы бы здесь зажили #маманегорюй, катались бы сырами в сметане.
Все эти высказывания близки, понятны и эмоционально принимаемы большинством дальневосточников, сибиряков и прочим народонаселением отдаленных от столицы регионов.
Однако если взглянуть на ситуацию хладнокровно, без зашкаливающих эмоций пенсионера-зюгановца, то что мы видим? На данный момент в России существуют дотационные регионы и регионы-доноры. Перечислять дотационщиков смысла нет, любой может посмотреть в интернете, легче перечислить доноров, потому как их всего ничего, 13 регионов, среди них
«ядерные доноры» такие как Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Москва, Санкт-Петербург, Татарстан.
Все остальные регионы находятся либо в предбанкротном состоянии, либо к ним уже нагрянул пушистый полярный зверек.
К примеру, в январе 2018 года впервые в России было введено внешнее финансовое управление в Республике Хакасии и Костромской области.
Некоторые считают, что все дотации уходят на Кавказ, но это далеко не так, третья по объему дотация в 2018 году — более 39,3 млрд. руб. отправится на Камчатку.
Проще говоря, Москва деньги забирает, и пилит между всеми, иначе бы все друг друга уже бы съели. Безусловно, было бы здорово жить с нефтяных доходов как в Норвегии, но вот только в Норвегии 5 миллионов населения, а нефти как в России, и российские ЯНАО и ХМАО в похожей ситуации зажили бы очень неплохо, но куда девать остальные 144 миллиона голозадых соотечественников?
Или кто-то думает, что с одних нефти и газа можно прокормить все 146 млн.? А затраты на оборону огромной территории кто будет оплачивать, Пушкин, что ли?
Конечно, было бы здорово иметь танковые войска как в Новой Зеландии, где числится один танк да тот на постаменте, но исторический опыт государства российского говорит нам, что подобной новозеландской расслабухи мы себе позволить никак не можем.

Надо признать, власти понимают, что к основным угрозам экономической безопасности страны относятся, в том числе и неравномерность пространственного развития России, и пора бы пересмотреть межбюджетные отношения федерального центра и субъектов.
Правда, пока неясно, как это сделать. Лично я понятия не имею, и подозреваю только, что основой российских региональных проблем являются абсолютно неразрешимые в ближайшем будущем сложности, коих всего две: низкая плотность населения и опять же, крайне низкое качество производительности труда.

Думаю, никто не будет возражать, что экономический рост напрямую связан с потреблением, то есть чем больше посредников между магазином и туалетом, тем больше спрос, больше рабочих мест, соответственно как следствие повышается валовый продукт, как страны, так и отдельно взятого индивидуума. Что Хабаровский край может предложить в качестве неуемного роста потребления? Вагоны с лесом-кругляком, десять самолетов в год и один корвет. Да еще губернатор Хабаровского края на полном серьезе продвигает на международный рынок местное мороженое, это просто какой-то испанский стыд. Пломбиром дороги не построишь.

Далее, инфраструктура региона — это всегда очень затратная статья, она может увеличиваться при росте ВВП и населения.
Теперь смотрим, что у нас с населением.
Хабаровский край – это 787 тыс. км2 территории и 1300 тыс. человек населения.
Для сравнения, площадь территории Южной Кореи составляет всего-то 100 тысяч км2, при населении 51 млн. человек, не говоря уже о крайне благоприятном климате.
Соответственно, Хабаровский край при таком количестве населения просто-таки обречен меньше производить, меньше потреблять, меньше зарабатывать, и в результате затратная часть на инфраструктуру становится мизерной. И федеральный центр вынужден в пожарном порядке выделять деньги на поддержание хабаровских штанов. А теперь опять вернемся к списку дотационных регионов и делаем вывод, что страна, по сути, чуть более, чем полностью состоит из регионов, подобных нашему.
Что же касается качества рабочей силы, то об этом в другой раз.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована