В очередной раз заведу непростой разговор о культуре. По моему мнению, непростым он стал давно, а может быть, и всегда был в наших российских социально-экономических условиях, в нашей суровой действительности. Отчего это происходит? Думаю, что во многом из-за остаточного принципа финансирования.
Учреждениям культуры власть, как в том анекдоте, даёт рубль и говорит: ни в чём себе не отказывайте. А потом добавляет: зарабатывайте сами, вы должны приносить доход, вот вам план по доходам. И, стремясь выработать этот план, работники культуры часто вынуждены становиться шоумэнами. А иначе можно премии не получить. В результате мы имеем более чем странную картину, когда то, что должно являться нашим достоянием, поводом для гордости (не всегда, конечно, ибо история у нас разная), одновременно становится ещё и источником заработка. В результате всё равно копеечного. Но власть у нас исторически жадна.

МУЗЕЙ И ШКОЛА

Начну приводить примеры. В городе работает муниципальное учреждение культуры краеведческий музей. Всё, что можно продать, он стремится продать. И я говорю даже не о многочисленных коммерческих мероприятиях, в которых как раз ничего плохого и нет. Если они проходят не в ущерб основным целям, ради которых и создали музей. Они прописаны в его уставе. Это — собирание и хранение музейных предметов и коллекций, их изучение и публикация, осуществление просветительской и образовательной деятельности. То есть нашли, сохранили, изучили, всем рассказали.
Не буду оспоривать профессионализм музейных сотрудников в деятельности по первым двум целям, но с просветительством и образованием, думаю, есть некоторые проблемы. Музей готов поделиться тем, что у него есть, но не всегда бесплатно. Например, даже своему младшему брату — школьному музею предоставит информацию только за деньги. Несколько сотен рублей за подбор материалов в фондах музея, а потом ещё и за перевод в электронный вид. При этом надо сказать, что заводские музеи, а практически у всех крупных предприятий есть свои музеи трудовой славы, делятся информацией с младшими коллегами безвозмездно. Полагаю, потому что видят свою заинтересованность в таком сотрудничестве. Ведь вчерашний школьник завтра может придти на завод специалистом.

Неужели муниципальный музей считает, что городу не нужны люди, знающие историю своего края? Или же просто он таким способом пытается перетянуть часть бюджетного финансирования, идущего в образование, на свою сторону? Видимо, это так и есть. Приходилось слышать от директоров муниципальных предприятий: «Что вы хотите? Мы коммерческая организация!». Может быть, никто и не был бы против, если бы адекватная цена бралась за адекватную услугу, но когда директор «Горсвета» просит полторы тысячи рублей просто за то, что он обеспечит доступ к муниципальной электророзетке на городской площади, это, я считаю, вымогательство, не иначе.
Однако вернемся к культуре. Не повезло школьным музеям со старшим краеведческим братом, даже не смотря на то что в его уставе одной из задач прописана организация работы с научными и образовательными учреждениями. Но в том же уставе как вид деятельности прописано оказание методической помощи, отчего-то только школьным и общественным музеям муниципального района. Комсомольский муниципальный район достаточно велик, но вот сам Комсомольск в него не входит, хотя и является его центром.

ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ ЦЕНЫ?

Пословица утверждает, что за показ денег не берут. Но на самом деле берут. Например, за показ музейных ценностей. И тут нам, россиянам, несказанно повезло. Как говорится, чисто по факту рождения в такой чудесной стране, как Советский Союз, простите, Российская Федерация. Потому как все, у кого есть российский паспорт, в музее являются – льготниками. А вот иностранец заплатит в два раза больше.
Почему так происходит? Думаю, что кто-то сможет придумать разные объяснения, но меня ни одно из них не устроит. Потому как я вижу главную причину в том, что со времен Союза в нашей стране отношение к иностранцам было таково, что если уж он попал в нашу чудесную страну, то сдирать с него нужно по максимуму, потому что всем известно: у иностранцев денег завались, и тем более в а л ю т ы. И лично я вижу это крайне некрасивым, и мне перед гостями неловко.
Не скажу точно, придерживаются ли такого же принципа и для нас за рубежом, не доводилось путешествовать по Луврам. Из Интернета узнал, что где-то вход в забугорный музей стоит весьма прилично, а где-то же, наоборот, совсем бесплатно. Что, кстати, видится мне вполне логичным. Потому как преуспевающая в экономике страна может позволить себе найти деньги на содержание своих предметов гордости и без входной платы.

МОНА ЛИЗА, УЛЫБОЧКУ...

У нас хватает ещё разных неприятных мелочей. Например, фотографирование в музее. Фотографировать музей запрещает. Но с удовольствием разрешит за деньги и фото- и видеосъёмку. А, собственно, почему, если музейные предметы никому конкретно не принадлежат и являются общенародным достоянием? Но даже если бы они и охранялись законом об авторском праве, фотографировать их в личных, информационных, научных, учебных и культурных целях можно! Как рассказал Интернет, такая же проблема есть и в зарубежных музеях, но сказано, что всё больше галерей отказываются от этого правила. Берём пример?

ОСТРОВСКИЙ НЕ ЧИТАЛ ГК РФ

Кстати, запрет на фотосъёмку налагают и наши библиотеки. А именно библиотека имени Н.Островского. Если вы захотите щёлкнуть пару страниц газеты или книги, вам могут «дать по рукам» и отправить в ксерокопию библиотеки. При этом стоимость услуги не отличается демократичностью.
К сожалению, не всегда удаётся убедить работников библиотеки, что их действия незаконны. А ведь уверен, что на книжных полках есть замечательное издание – Гражданский кодекс РФ! Он поразительно огромный и так же огромно в нём число наших прав и обязанностей! Четыре части, десятки глав и полторы тысячи статей! Всем советую изучить! Тогда вы узнаете, что статья 1273 допускает без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином при необходимости и исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения. В случае с библиотекой есть одно исключение – репродуцирование (любыми техническими средствами) книг и нотных текстов полностью. То есть если вы не собрались перефотать книгу или газету целиком – ваши действия законы. В отличие от навязывания услуги пользования дорогой ксерокопией.

КНИГА СУВЕНИРУ НЕ ПОДАРОК!

В заключение скажу также о книгах, но применительно опять к краеведческому музею. В городе живут и работают краеведы, которые иногда издают собственные познавательные книжки. Мало того, что обычно они делают это за свой собственный финансовый счёт, так ещё им практически негде продавать плод собственного творчества. Их мог бы реализовывать краеведческий музей. Но отчего-то его руководство ответило отказом, сказав, что «не наше это дело». Не смотря на то что в уставе прописана возможность изготовления и реализации сувениров, изделий народных промыслов, фотографий, открыток, каталогов, видеофильмов по профилю музея. Чем же хуже книги? Как раз по профилю. Видимо, дело в отсутствии желания. Хотя это и видится мне странным, так как здесь музей как раз мог бы законным образом немного заработать.

ЗА ЧТО? ПРОСТО ТАК!

Подводя итог, я призываю нашу власть сжечь все спускаемые в учреждения культуры планы по доходам и совершить альтруистический поступок – дать культуре достаточно денег, просто так, просто потому что она культура. Дайте культуре денег, и лишь тогда вы увидите поднятие такой загадочной вещи в нашей стране, как экономика.

 

Комментарий редакции:
Поддержу Антона Ермакова буквально во всём, о чём он говорит. Со своей стороны хочу вернуться к теме того же Лувра. Мне довелось там побывать, и знаете, что самое интересное? Фотографировать там можно всё, что висит на стенах или стоит на постаментах, правда, без применения вспышки. В том числе и портрет Моны Лизы. Сама картина мне не очень понравилась – толстое стекло, специфическое освещение и возраст придавали произведению искусства несколько зелёный оттенок. Да и толпы зрителей, желающих лицезреть артефакт, не давали возможности подойти поближе. Но факт остаётся фактом. Между прочим, в Дрезденской картинной галерее фотографировать запрещено, но, надеюсь, там тоже поняли, что это не очень хорошо влияет на имидж музея.
А теперь о ценах. Не помню, сколько я отдавал за билет в Лувр, помню только, что цена была весьма и весьма демократичной. Тот же Интернет подсказывает, что стоимость билета 9 евро, то есть немногим больше 600 рублей. А теперь возьмём, например, владивостокский музей «Ворошиловская батарея» на острове Русском. Стоимость билета 950 рублей с человека плюс 100 рублей за фотографирование и 200 рублей за видеосъёмку! Сравните: Лувр – огромный выставочный комплекс с непостижимым массивом величайших полотен и скульптур возрастом несколько сотен лет и приморский музейчик, которому не более 7-8 лет. Я понимаю, что культуру необходимо поддерживать в финансовом плане, но подозреваю, что поддержка и коммерциализация – несколько разные понятия. И если государство всеми силами открещивается от процесса поддержки, рано или поздно коммерческая составляющая окончательно съест саму культуру.
Заместитель главного редактора газеты «Дальневосточный Комсомольск» Олег ФРОЛОВ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована