25 июля исполняется ровно 100 лет со дня образования в нашей стране речной милиции. Именно в этот день в 1918 году был издан Декрет Совета Народных Комиссаров «Об учреждении речной милиции». Изначально её отделы организовывались в губернских городах и уездах, на территории которых протекали судоходные реки, но впоследствии для повышения эффективности работы речная милиция стала организовываться по речным бассейнам. С началом Великой Отечественной войны появилась необходимость в централизованной водной милиции, которая и была создана 27 июня 1942 г. совместным приказом НКВД и Народного комиссариата Речного флота СССР. В мае 1943 г. водный отдел Рабоче- крестьянской милиции вошёл в состав вновь образованного Управления транспортной милиции, а с 1980 года – в состав Главного управления внутренних дел на транспорте МВД СССР. В 2011 г. вступил в силу федеральный закон «О полиции». Сегодня подразделения водной полиции находятся в подчинении управлений на транспорте МВД России по федеральным округам, а также межрегиональных линейных управлений МВД России на транспорте. В Комсомольске-на-Амуре тоже существует линейный отдел МВД РФ на транспорте, в состав которого входит такое подразделение, как Комсомольский линейный пункт полиции (ЛПП) на речном и воздушном транспорте. В преддверии профессионального праздника сотрудников водной полиции – Дня речной полиции мы задали несколько вопросов врио начальника Комсомольского линейного пункта полиции на речном и воздушном транспорте старшему лейтенанту полиции Максиму Позднякову.

– Сколько сотрудников линейного отдела работает на объектах речного транспорта?
– В штат нашего подразделения – ЛПП на речном и воздушном транспорте — в настоящее время входит 7 человек. Они работают непосредственно в акватории реки Амур и на объектах
речного транспорта.

– Как у вас с материальной базой?
– Материальной базой мы полностью обеспечены. У нас есть служебные плавсредства – катера в количестве трёх штук с современным оборудованием, современными двигателями,
которые ничем не уступают гражданским судам. Также есть все необходимые спецсредства и приборы.

– Чем вы занимаетесь в рейдах и каков сам принцип несения службы?
– Мы патрулируем акваторию реки Амур с целью выявления и пресечения браконьерского промысла и незаконного оборота водных биологических ресурсов, в частности, рыб осетровых и
лососёвых видов. Также у нас административная профилактика по пресечению нарушений правил судоходства, в том числе для маломерных судов, например, управление маломерным судном в
состоянии алкогольного опьянения, несоответствие установленным порядкам и требованиям для эксплуатации маломерных судов, отсутствие водительского удостоверения на право управления
маломерным судном, административная практика.

– А это не дублирует работу инспекции по маломерным судам?
– По ряду статей административного законодательства на наше подразделение тоже возложены некоторые обязанности, и мы уполномочены составлять административные протоколы.

– Какие нарушения чаще всего выявляются?
– Осуществление незаконного вылова, добычи водных биологических ресурсов, в частности, рыб осетровых и лососёвых видов.

– Как часто выявляете нарушения и каков вообще график дежурств?
– Мы выходим не каждый день, и такого конкретного чёткого графика, когда установлено, чтобы мы заступали на службу и находились там, не существует. Выходим иногда по необходимости. Либо когда нужно в тёплый летний день патрулировать акваторию реки Амур. Иногда проводим оперативно-розыскные мероприятия. Бывают операции «Путина». Обычно выявляемость зависит от сезонов, скажем, за весенний период примерно выявлений десять.
Весной ловят осетра, летом частиковые виды рыб, осенью – кету, позднего осётра.

– Сколько человек в патруле?
– 3-4 человека, в одном катере.

– Бывает ли такое, что приходится устраивать погони, перестрелки, возникают ли какие-то проблемы?
– Погони бывают, перестрелки — нет. Проблем я вообще не вижу никаких. Выполняем свою работу.

– Интересные случаи из практики можете рассказать?
– Поднимались как-то снизу, со стороны Николаевска. Подходя ближе к городу, капитан нашего катера заметил, что в стороне из воды торчит голова дикого животного. Подойдя ближе к
этому участку, мы увидели, что это примерно полугодовалый лосёнок, который пытался перебраться на другой берег Амура. Он уже еле плыл, и было видно, что он практически
выбился из сил. Мы приняли решение спасти животное. Вытащили его из воды к себе на катер, минут через 40 он пришёл в чувство, и мы перевезли его на другую сторону Амура и выпустили на волю. Бывает также, что нам приходится реанимировать рыбу при выявлении факта незаконного оборота рыб осетровых видов. У нас осётр, допустим, долгоживущий и даже без воздуха может ночь пролежать где-нибудь в траве. И когда его выпускаешь в воду, он находится в таком полуснулом или обморочном состоянии, и приходится вентилировать жаберные отверстия, то есть рыбу в воде реанимировать круговыми движениями либо туда-назад пускать воду по жабрам, чтобы рыба приходила в чувство. Такое бывает регулярно. Из сетей, брошенных браконьерами, также достаём рыбу, выпутываем её, тоже реанимируем и отпускаем.

– Взаимодействуете ли вы с другими органами и каким образом?
– Да, в обязательном порядке. Много у нас и совместных приказов. Мы работаем вместе и с ГИМС, и с МЧС по г. Комсомольску-на-Амуре и Комсомольскому району, и также с другими силовыми подразделениями и отделами УМВД России по городу Комсомольску-на-Амуре. Очень часто по соответствующим запросам обеспечиваем правопорядок и сопровождение различных городских мероприятий в акватории реки Амур. Без нашего участия никакое мероприятие на Амуре, торжественное, развлекательное или спортивное, не проходит.

– Спасибо за интервью и поздравляем с профессиональным праздником!

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована