Литейная улица, 6. В наркологическом диспансере, находящемся по этому адресу, хоть раз в жизни был, наверное, каждый комсомольчанин, устраивающийся на работу или учёбу. Получил справку и свободен. Но если повнимательнее присмотреться ко всем посетителям, то можно увидеть других людей. Часто с дрожащими руками, а иногда и со взглядом, полным надежды. Надежды на помощь. Надежды на новую жизнь. Надежды на чудо.

И сегодня мы ведём разговор с заведующей отделением профилактики КГБУЗ «Наркологический диспансер» психологом Светланой ТКАЧЕНКО.

Зависимость

— Светлана Валерьевна, как вы выбрали себе профессию психолога?

— Это была моя мечта… Окончила Амурский гуманитарно-педагогический государственный университет по специальности «педагог-психолог», затем было много ежегодной учёбы, направленной на работу с зависимостями, выстраиванием детско-родительских, семейных взаимоотношений. А в 2009 году я стала психологом подросткового кабинета. Работа с самого начала стала для меня очень интересной и продолжает быть таковой до сих пор.

— То есть вы работаете именно с детьми и подростками?

— Не только. За любым ребёнком стоит семья, которая вкладывает в него основные ценности, знания и умения. Я работаю и с взрослыми пациентами, но всегда начинаю с детства. Родительские установки — самые главные, они влияют на нас всю жизнь. Однако самое важное — понимать, что каждый из нас может использовать этот багаж установок от родителей, применяя и положительный опыт, и отрицательный.

— Вы работаете с зависимыми людьми. Скажите, с какими именно зависимостями?

— Они самые разные. Если классифицировать типы обращений по проблеме зависимости, то выделить можно такие: наркотическую, алкогольную, никотиновую, а также игровую, пищевую и созависимость.

— Зависимость — это заболевание?

— Да, это болезнь. И она имеет две составляющие — физиологическую и психологическую. Для синдрома физической зависимости характерны следующие клинические признаки: непреодолимое желание употреблять алкоголь или другой наркотик, сниженный контроль над началом, окончанием или общей дозировкой их приёма, употребление с целью смягчить абстинентный (похмельный) синдром.

— Что такое зависимость с психологической точки зрения?

— В психологии зависимость определяется как аддиктивное поведение. Это форма деструктивного поведения, которая проявляется как стремление к уходу от реальности через изменение состояния сознания. Достигается путём приёма химического вещества, пищи или фиксацией на определённого человека и его поступки. Невозможность решать определённые задачи, которые ставит перед человеком его жизнь. Неумение помещать своё сознание в «здесь и сейчас», инфантильность, нежелание взрослеть. Неумение начать мыслить позитивно, воспринимать трудности как опыт. Принятие этого и изменение в самом себе — огромный труд. Но варианты решения всегда есть, а не только уход в определённое вещество — алкоголь или наркотик.

— Ваши пациенты, приходя к вам, понимают, что им предстоит много трудиться над собой?

— Как ни странно, многие приходят к нам за покоем, за комфортом. Но работать над собой — это не всегда приятно. Здесь встаёт вопрос о внутренней мотивации, а не внешней, которая реализуется путём давления родственников, близких. Для изменений нужно приложить усилия. Покинуть свою «зону комфорта».

— Как она формируется эта «зона комфорта»?

— К первому классу у ребёнка должны сформироваться понятия «надо» и вместе с ним «преодоление». Лень есть абсолютно у всех, даже у много добившихся в жизни. Их опыт показывает, что всё можно преодолеть, и преодолевать приходится практически каждый день. Но если ребёнок не смог сделать усилие, преодолеть себя, то у него формируется стереотип «я не могу», «у меня не получается», «я не справлюсь». И дальше — «я отказываюсь это делать». После чего он уходит в свою зону комфорта, например, в игры, позже в ней могут появиться алкоголь и наркотики.

Есть притча про лень, которую я часто рассказываю подросткам. Просыпается человек в своей кровати, на день у него запланировано много важных дел. Он открывает глаза и видит перед собой небольшое пушистое облачко. Оно, улыбаясь, говорит ему: не спеши, поспи ещё, полежи. Через два часа он видит, что облако уже стало больше, затем ещё больше, объемнее… А потом ему становится тяжело дышать, и он не успевает заметить, как облако уже поглотило его.

Реабилитация

Осознавая многогранность формирования зависимости и понимая все сложности в работе с этим заболеванием, руководство КГБУЗ «Наркологический диспансер» в 2015 году открыло реабилитационное отделение. Это позволило усилить и увеличить возможности лечения и социализации пациентов. Реабилитационная программа рассчитана на год. Столько времени пациенты могут сейчас находиться в реацентре, получая самую разную помощь. В том числе здесь работают группы сообщества «Анонимные алкоголики», содружества зависимых людей, образованного еще в 1935 году в США, и с тех пор с его помощью и программы «12 шагов» выздоравливают тысячи людей по всему мире.

— Светлана Валерьевна, реабилитационный центр работает по программе «АА»?

— Нет, у центра собственная программа, разработанная нашими специалистами, с использованием опыта наших коллег из других реабилитационных центров. Но мы обязательно информируем людей об анонимных содружествах — алкоголиков, наркоманов, созависимых родственников. Это очень важная совместная работа. В первый год жизни центра желающих пройти реабилитацию было не так много — меньше ста человек. Сейчас их больше, у нас расписаны занятия уже и на будущий год. Это, может, и небольшой процент от общего числа больных, но очень важный. Важный своей мотивацией. Сюда приходят люди, которые действительно хотят бросить пить, употреблять наркотики. Сейчас уже видны результаты работы, люди социализируются, устраиваются на работу, некоторые начинают активно передавать опыт трезвой жизни для других зависимых. Посещают тематические форумы в других городах, общаются.

— Но может ли человек вылечиться от зависимости абсолютно?

— Нет. Даже спустя 20 лет трезвости человек может начать всё сначала.

— Что может заставить человека сделать это? Большой стресс?

— Необязательно. Спровоцировать может что угодно. В конце концов он может решить: я не пью 20 лет, я победил болезнь, и немного выпить мне не повредит. Но всё-таки чем длительнее ремиссия, тем больше шансов остановиться. Даже если случится запой. Срывы могут быть, но, если человек усвоил полученный опыт, он вернётся на путь выздоровления.

— В вашей практике много положительных примеров выздоровления?

— Работа с зависимыми пациентами сложна и неоднозначна, но то, что всё больше и больше людей стали признавать возможность обращения к специалистам и готовы меняться, это главное. Для меня яркий след оставил результат работы с одной пациенткой, которая уже длительный срок не употребляет алкоголь и ведёт активный, здоровый образ жизни. Она говорит о том, что ей по-прежнему бывает очень трудно, иногда жизнь ставит такие проблемы, от которых хочется плакать… И она не может прекратить думать о том, что если она выпьет, то ей будет хорошо… Но благодаря той трезвой жизни, которой она уже живёт, благодаря тому, чего уже достигла, она научилась выстраивать приоритеты, понимать, что для неё важнее. И вовремя обращаться за помощью. То есть у человека всегда есть выбор — как поступить.

Созависимость

— Светлана Валерьевна, расскажите о работе с созависимыми пациентами.

— Это очень важная часть работы — с созависимыми родственниками алкоголика, наркомана или игромана. Пациент может успешно пройти программу своего выздоровления, но всё равно вернётся в семью, которая может быть не готова к его изменениям. Работа с родственниками, наверное, сложнее работы с самим зависимым. Формирование зависимости — это отражение семейных конфликтов и особенностей нашего семейного воспитания, жизни в семье. И здесь деструктивными будут такие стили поведения, как гиперопека, попустительство или, наоборот, авторитарность. Очень часто родители, воспитывая детей, не являются последовательными: вначале что-то запрещают, запрещают, а потом — раз! — и разрешили! Или наоборот — разрешали и запретили. В таком режиме психически устойчивая личность сформироваться не сможет. Или же родители говорят про пьющего сына так: у него нет силы воли. В то время как при лечении заболевания не приходится говорить о решающем значении наличия или отсутствия волевых качеств. Поэтому в реабилитационной программе отдельным пластом является работа с родственниками и созависимостью.

— Какие ещё виды работы вы проводите?

— Помимо деятельности в реабилитационном центре и стационарном отделении, мы ведём амбулаторную работу. Амбулаторное отделение также ведёт медицинскую, психологическую и профилактическую деятельность. Профилактическая деятельность — одно из важных направлений в работе. Первичная профилактика является важным звеном в формировании у детей и подростков установок на здоровый образ жизни. Мы работаем со всеми образовательными учреждениями города, отделами полиции, с комиссией по делам несовершеннолетних и защите их законных прав, а также с семьями, находящимися в социально опасном положении, в кризисной ситуации, ведём и другую работу.

Искусство быть свободным

— Как вы думаете, много ли в нашем обществе по-настоящему свободных, независимых от дурных привычек людей?

— Думаю, что свобода — это ощущение внутренней гармонии. Гармония во всём, и в первую очередь в семейных отношениях. Думаю, что это очень трудно — быть свободным.

— Светлана Валерьевна, я знаю, что вы очень много работаете… Может быть, вы и сами зависимы? Вы трудоголик?

— Может быть. Иногда близкие меня так и называют. Но всё относительно. Для кого-то это много, но в моём кругу общения многие живут именно в таком ритме. В любом случае я люблю свою работу.

— А как вы посоветуете вести себя людям в новогодние праздники, чтобы не уйти от безделья в алкогольный штопор?

— Лучше заранее распланировать все дни отдыха. В том числе можно запланировать и пассивный отдых, если вам хочется просто поваляться на диване. Главное, чтобы вы радовались каждому дню и мгновению. Самое ценное — это время, которое можно дарить друг другу.

— А как вы любите проводить свободное время?

— Любую свободную минуту стараюсь использовать для культурного образования, узнавать что-то новое, получать удовольствие от красоты, искусства, поэзии. Свою жизнь я стараюсь наполнить духовным, красивым, приятным и оздоравливающим моё тело и душу содержанием. В конце концов хорошо уметь просто выйти на улицу и любоваться снегом. На своих занятиях использую такие методы и свой опыт из позитивной терапии, ведь эстетическое наслаждение даёт множество внутренних ресурсов, но этому искусству необходимо учиться.

Антон ЕРМАКОВ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика