Через всю страну на велосипеде

Путешествия бывают разные. Бывает, летишь ты через всю Россию на большом самолёте с серебристым крылом, а потом разминаешь уставшие от сидения косточки на южном пляже. А еще случается, что ты смел настолько, чтобы проехать из одного конца страны в другой на велосипеде.

Комсомольчанин Константин Гилка так и сделал: за все лето и совсем чуть-чуть осени он успел проехать около 10 тысяч км, начав свой путь в Комсомольске и закончив в Феодосии. Весь путь занял около ста дней. Мы встретились с Костей в Краснодаре, где он зимует, работает и вынашивает планы новых путешествий.

— Костя, как тебе пришла в голову такая идея – бороздить просторы нашей необъятной Родины на велосипеде?

— Мои одноклассники утверждают, что я говорил об этом ещё в школе. А если серьёзно, то года три назад я приехал с работы вахтовым методом, деньги у меня были, а что делать с ними, не знал. Наткнулся на блоги путешественников – Никиты Подобулкина и Евгения Завьялова – и подумал, что хочу попробовать путешествовать. Как я начал готовиться – отдельный анекдот. Велосипеда у меня не было, но вместо него я приобрел зеркальный фотоаппарат. Ну, чтоб кино снимать о путешествиях. Потом пару лет я занимался делами насущными, а идея все не уходила. Прошлой весной встал вопрос – получать образование или ехать. С поступлением в вуз не получилось, потому и поехал.

— А план у тебя изначально был таким наполеоновским – проехать всю Россию?

— Нет, изначально я хотел просто путешествовать. Куда – я уже потом думал. Сначала хотел поехать по Европе, но потом решил, что я в России почти нигде не был. Подумал, что надо сперва изучить свою страну, чтобы потом было с чем сравнивать.

— Что было самым сложным?

— Решиться. То есть сесть и поехать – выбрать день, в который нужно бросить все и отправиться в путь. Второе – уже в пути осознавать, что когда-нибудь будет финиш. Когда я подъезжал к финалу, недели за две у меня начали возникать мысли: «А что же дальше?».

— Время для путешествия тоже выбрал спонтанно?

— Я понимал, что для такого путешествия необходимо минимум три месяца. Если бы я еще и часто и основательно снимал фото- и видеоматериал, то получилось бы вообще около пяти. Когда крутишь по сто километров в день, снимать не особо получается. Я поставил себе временные рамки в три с половиной месяца – поэтому видеосъемкой я в большей части жертвовал. Срок путешествия отлично укладывался в теплое время года – поэтому я отправился в путь в самом конце мая, а пришел к финишу в сентябре.

— Всех обычно интересует финансовая составляющая. Изначально ты рассчитывал только на свои силы, или была надежда на спонсоров?

— Хотелось бы, конечно, чтобы на мое предприятие обратил внимание какой-нибудь бренд. Но пока я не умею делать настолько качественный контент, чтобы заинтересовать крупные компании. У меня был свой бюджет, в который я должен был уложиться. Донаты стали отправлять мне подписчики моего инстаграм-аккаунта сами. Когда я был в Еврейской Автономной области, стали приходить предложения выложить банковские реквизиты. Пару дней я думал, что это неудобно. В итоге это очень сильно помогло. Я как минимум позволил себе проехать так, чтобы еще и не похудеть очень уж сильно (смеется). С питанием всё было отлично. Завтрак и ужин, готовил на газовой горелке, а когда ребята стали отправлять мне донаты, решил, что раз в день могу позволить себе обед в кафе.

— А что ты взял с собой из снаряжения?

— Помимо велосипеда, это рюкзак, палатка, спальник, газовая горелка, видеотехника, смартфон для навигации. Из посуды – две кружки (одна для чая – другая – для еды), нож, ложка и сменная одежда. Вот, в общем, и все.

— А как же средства защиты от животных? Не боялся медведей?

— Меня этим очень сильно пугали знающие ребята. Да я и сам допускал возможность, что на дорогу в любой момент может выйти медведь – но ничего такого не произошло. Может, он ночью к палатке и подходил – но я сейчас сижу здесь живой и здоровый. Лис было много. Ещё потрясающая встреча у меня была в Забайкальском крае. Я тогда сидел в палатке и ел. Вдруг услышал сильный шум. Треск слышался такой, как будто что-то огромное бежит. С собой я брал небольшой ножик, типа перочинного. В общем, взял его в руку, чтобы хоть какая-то уверенность была. Высунул голову из палатки – а на меня несется табун лошадей. Палатка осталась целой, лошади оказались дружелюбными.

— Дикие животные, неадекватные люди на дороге, а ты один. Страшно было?

— Неадекватные люди и в городе есть. Причем здесь их концентрация намного выше. Мне вообще часто говорили – вот, то, что ты проехал, это еще цветочки. Вот там впереди – вот где опасность! Там и бандиты всякие, и звери голодные. Бандитов я не встретил. Ну, или они себя вели по-человечески. В дороге вообще чаще встречаешь тех, кто готов помочь. Может, конечно, срабатывал эффект «вау»: какой-то парень на велосипеде едет через всю страну. А насчет медведей – вот сейчас начинают закрадываться мысли, что надо быть осторожнее. Наверное, это как прыжок с парашютом: первый раз не страшно. А вот потом понимаешь, что этого стоит бояться.

— Ты провел в пути около ста дней, преодолел множество трудностей. Конечная точка – Крым – не разочаровала?

— К этому времени у меня немного уже «подзамылился» глаз: я был перенасыщен впечатлениями. Поэтому, когда я приехал в Феодосию, мог думать только о том, что же мне делать дальше. Хотя, когда я увидел красоту перевала горного хребта Тепе-Оба, там я почувствовал восхищение окружающей меня красотой и то самое чувство, которое бывает, когда ты добрался туда, куда хотел.

— А какое самое потрясающее место было на протяжении пути? Такое, чтоб дух захватывало?

— Больше всего мне понравилось в Бурятии. Когда я поднялся там на один из горных перевалов, открылся просто шикарнейший вид. Километров на тридцать вокруг я видел невероятную красоту. Позже не менее красивым мне показался вид на реку Селенга. И ещё там почему-то очень спокойно. Такой буддийский Дзен. Всем советую там побывать. Вообще, на протяжении пути я видел всякое: были и не самые радостные виды. К примеру, в Тюкалинском районе (Омская область) на протяжении многих километров я видел живую иллюстрацию страшных русских сказок: сплошные болота, в которых торчали голые палки берез. И абсолютная тишина, которую изредка прерывало карканье ворон. Но я знал об этом месте и заранее морально готовился.

— Ты ехал по самым разным рельефам. Какой участок пути тебе показался наиболее сложным?

— Все думают, что самое сложное – это затяжные подъемы, горные перевалы. Но это не так, самое сложное для велосипедиста – бесконечная ровная прямая. Когда ты едешь, а вокруг тебя одна и та же природа, ничего не меняется, дорога ровная, ни одного поворота. От этого очень устаёшь.

— На протяжении всего пути у тебя хоть раз было желание повернуть назад? Поймать попутку, к примеру, и вернуться домой?

— Эту мысль надо гнать взашей. Я даже не допускал её в свою голову. Была, конечно, мысль поймать машину и добраться чуть дальше вперед. Но я воспользовался четырехколесным транспортом только несколько раз – в основном это были случаи, когда ломался велосипед и нужно было скорей купить нужную деталь в городе. Однажды я клеил камеру, сидя на обочине в Волгоградской области, и поднялась сильная пыльная буря. Остановился фургон, и водитель настоятельно советовал проехаться с ним. Погода была нелетная, и я решил ехать. В целом я проехал на попутках около тысячи км из общего пути.

— А часто ли вообще тебе предлагали помощь на дороге?

— Было много людей, которые не понимали меня, сталкивался я и осуждением – мол, бездельник, работать надо, а он тут разъезжает. Но были и те, кто хотел как-то помочь. Были люди, которые говорили: «Красавчик! Продолжай в том же духе!» и выносили мне какую-нибудь купюру. Отказываться я считал неправильным – человек искренне хочет помочь, а мне это в плюс – опять же, поесть можно чуть больше, чем обычно. Были и те, кто принимал меня у себя дома, предоставлял ночлег. За это я им безмерно благодарен.

— В дороге всех посетил, кого долго не видел?

— Всё моё велопутешествие можно расценивать как поездку к бабушке в Адыгею. Её я никогда не видел, и решил навестить. Так что это самое длинное путешествие к бабушке, наверное (смеется).

— По пути ты заезжал в города? Наверное, можешь ответить, кому на Руси жить хорошо?

— Наверное, всё же, жителям Краснодарского края. Здесь люди в целом жизнью довольны.

— Какие у тебя планы на будущее? Снова отправишься в путешествие?

— Да, конечно. В ближайших планах у меня – объехать Крым, затем хочу проехать до Санкт-Петербурга, а потом, возможно, поездом добраться до Бийска и уже оттуда – по Чуйскому тракту через Алтайские горы.

— И в завершение вопрос немного философский. Что для тебя путешествие?

— Путешествие – это прежде всего путь. Я считаю, что мало проехать на поезде или добраться на самолете. Столького можно не увидеть! Когда едешь сам, крутишь педали, преодолеваешь трудности, созерцаешь красоту – вот где кайф. Это и есть настоящее путешествие.

Материал подготовила Виктория ПЯТКОВА

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика