Уже несколько лет в Хабаровском крае работает добровольческий поисковый отряд «Лига Спас», специализирующийся на поисках пропавших людей в основном из наименее защищенных социальных групп — детей, инвалидов и стариков. До сих пор в Комсомольске такого поискового подразделения не было, однако теперь усилиями хабаровчан и местных добровольцев оно появится и здесь. О том, как организована работа волонтеров-поисковиков изданию «ДВК-Медиа» рассказала руководитель поискового отряда «Лига Спас» Ольга Щукина.

Ольга занимается поисковой деятельностью уже три года. Большинство добровольческих отрядов в любых регионах начинают свою деятельность в ходе резонансных поисков по детям: пропадает ребенок, на поиск выходит очень много людей, за дни поиска они роднятся и решают организовать поисковый отряд. Так и участники хабаровской «Лиги Спас» пришли в эту деятельность в январе 2016 года, когда в районе села Волочаевка в Еврейской автономной области была похищена десятилетняя девочка — найти ребенка удалось спустя два дня совместными усилиями полиции и волонтеров. В итоге Ольга и ее единомышленники решили остаться в поиске и организовались в добровольческое объединение.

Численность волонтеров в ДСО «Лига Спас» в Хабаровске сейчас колеблется в районе 15 человек, еще пять человек есть в Биробиджане. В 2018 году отряд стал территориальным подразделением Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. В декабре 2018 года координаторы отряда приезжали на молодежный форум в Комсомольск, проводили занятия со студентами и школьниками, рассказывали о поисковой работе. Зашел разговор и о том, что своего поискового отряда в городе нет, и когда здесь или в Комсомольском районе пропадают люди, хабаровчанам приходится удаленно координировать работу добровольцев, чтобы помочь в поисках. В итоге студенты проявили инициативу и решили создать комсомольский узел «Лига Спас». Сейчас с ними проводят удаленное обучение, а весной планируются и практические занятия.

Обучение необходимо всем добровольцам, поскольку без опыта и специальных знаний сложно организовать эффективную и безопасную работу.

Например, в 2018 году трое координаторов «Лиги Спас» обучались тактике и стратегии поиска на базе Российского университета спецназа в полевом лагере в Гудермесе (Чечня). Все волонтеры проходили шестинедельное обучение в ГОиЧС, все имеют сертификаты и могут заниматься поисково-спасательными работами. Ольга рассчитывает, что и комсомольских ребят получится дотянуть до определенного уровня, и они будут эффективны в поиске.

Как ищут и почему этому нужно учиться

У ДСО «Лига Спас» есть определенные принципы. Отряд обычно включается в поиски в городской и сельской среде, а также в природной среде вокруг населенных пунктов, где волонтеры не рискуют здоровьем и жизнью. То есть для поисков в местности, где могут быть медведи, тигры или иная серьезная угроза, «Лига Спас» своих добровольцев не отправляет.

Поиски всегда ведут по определенному алгоритму, в этом отряде он собственный, сложился с опытом. У каждого участника поисков есть конкретная роль в отряде:

  • координаторы — отвечают за весь поиск;
  • инфорги — получают от координаторов информацию, создают ориентировки, мониторят соцсети (иногда благодаря этому удается найти человека, практически не выходя из дома);
  • группа физического поиска, в которой всегда есть старший.

Все участникам нужно четко знать, как себя вести во время работы. Например, старший группы физического поиска, по сути, является правой рукой координатора. Координатор управляет всем поиском с места, а старший группы получает задачу, берет опытных и неопытных волонтеров и ведет их. Он несет ответственность за жизнь и здоровье его самого и волонтеров, за качественное прохождение территории. Если нашли живого человека — нужно уметь оказать помощь; если нашли мертвого — не наследить.

При этом отряд всегда работает в тесной связке с полицией и следственным комитетом, и задача волонтеров — помогать силовикам и не в коем случае не мешать.

Сейчас комсомольские добровольцы проходят обучение в теории, однако весной хабаровские координаторы собираются пригласить их к себе и организовать практические занятия. Такие тренинги уже проходят в Биробиджане: волонтеров учат, как правильно ходить цепью, оказывать сердечно-легочную реанимацию и т.д.

Как совмещать волонтерство с работой и личной жизнью

Отряд существует и работает за счет собственных сил и средств, никаких спонсоров нет, денег с родственников пропавших не берут. Впрочем, помощь оказывает Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям: в 2018 году отряд получил от него десять раций и два навигатора. При этом у поисковиков должен быть собственный ресурс — машины, бензин, питание — и все это за счет самих волонтеров.

«Когда нам начнут за что-то платить — это уже не волонтерство, — говорит руководитель „Лиги Спас“ Ольга Щукина. — Часть из нас, конечно, должна быть представлена обеспеченными людьми, которые не будут заморачиваться по поводу бензина и машин, — чтобы отряд без проблем вставал и шел на поиски».

Впрочем, это не означает, что человек не пригодится, если у него нет машины и других значимых материальных ресурсов. Добровольцы живут по принципу «Помочь может каждый». В группах физического поиска обычно работают студенты. Не имея возможности выйти в поиск, но находясь за компьютером, человек может делать репосты, распространять информацию и ориентировки.

«У каждого из нас есть основная работа, домохозяек практически нет; это мужчины и женщины, у которых есть не только работа, но и семьи — часто выходят на поиски муж с женой. Я работаю в крупной региональной компании директором по персоналу. Могу себе позволить заниматься поисками сколько нужно. На работе знают, чем я занимаюсь, но с работой я не смешиваю».

В случае с резонансными поисками — чаще всего это пропавшие дети — добровольцев, которые отозвались впервые с собственными ресурсами, набирается достаточное количество. Со стороны отряда как правило достаточно двух-трех координаторов, которые приедут и организуют поиски так, чтобы они были наиболее эффективными и безопасными.

Кроме того, обычно поиски начинаются ближе к вечеру, после основной работы волонтеров, потому что родственники сперва пытаются найти пропавшего самостоятельно и обращаются за помощью уже к концу дня.

Если же поиск начинается днем, в отряде всегда находятся люди, готовые включиться в работу сразу, а остальные присоединяются после работы. У добровольцев всегда в машинах сменная одежда и рации: живут в режиме «всегда готов».

«Бывают и длительные поиски. Например, летом 2017 года искали трехлетнюю девочку в природной среде в Еврейской автономной области, — вспоминает Ольга. — Работодатель среди недели отпустил до выходных. Мы там жили, потом уехали домой на работу, в шесть вечера после работы снова ехали искать, затем снова на работу — держались в основном на энергетиках».

Вот что говорят комсомольские добровольцы, которые пока учатся у хабаровчан

Инна, продавец-консультант:

«Всегда наблюдала за поисками пропавших людей и переживала. А сейчас представилась возможность научится этому и искать людей в своем родном городе. Опыта в поисках пока нет. Но мы внимательно слушаем наставления Ольги и, надеюсь, будем полезны. Найдешь ты время на поиск или нет — я считаю, зависит полностью от личной мотивации. С моей стороны не составит труда находить на это время».

Анастасия, семья, двое детей, учится на медсестру (меняет профессию бухгалтера):

«Я волонтер-медик. У меня давно было желание вступить в ряды волонтеров-поисковиков. Но, увы, в Комсомольске такой организации не было. Пару месяцев назад был съезд волонтеров разных направлений. После короткого семинара, который проводили Ольга и Катя из „Лиги Спас“, мы встретились, побеседовали и решили, что продолжим их дело в Комсомольске, а они нас обучат.
Некоторые люди делают удивленные глаза: волонтерство — это же твое личное время, это же бесплатно. А я готова отставить в сторону свои дела и помочь.
В городе важно иметь поисковый отряд немедленного реагирования. Очень страшно, когда пропадает близкий — особенно ребенок — и невозможно быстро собрать команду для поисков. Если я смогу помочь найти и вернуть семье хотя бы одного человека — я буду счастлива!»

Насколько дееспособна полиция и почему к поискам приходится приобщаться обычным людям

Критики нередко обрушиваются на следственные органы с обвинениями в бессилии: обывателям кажется, что полиция бездействует, а особенно расслабилась — с развитием волонтерского движения, на которое можно переложить свои обязанности. Ольга Щукина эту позицию не разделяет.

«Если говорить о поисках пропавших детей, то я вижу, что и полиция, и следственный комитет работают во все ресурсы, очень качественно. В том числе и с нами — мы работаем как одна команда, они живут вместе с нами там же на месте поисков. И работаем очень качественно и хорошо, не могу ни на что пожаловаться. Практически всегда найденный человек — это результат совместной работы следственных органов и волонтеров. Без них мы бы никого не спасли. Сначала находим что-то мы, а потом докручивают уже они».

Профилактическая работа

Деятельность «Лиги Спас» не ограничивается активными поисково-спасательными работами, к которым приходится подключаться, когда экстренная ситуация уже возникла. В остальное время специалисты отряда проводят профилактические занятия, чтобы дети пропадали реже и знали, как себя вести в случае опасности. Тренинги для детей разного возраста посвящены тому, как отличать опасность от безопасности, какие правила нужно соблюдать, чтобы не попасть в опасную ситуацию, как правильно себя вести, если эта ситуация уже случилась.

«Мы в процессе воспитания загоняем детей в рамки: не кричи, взрослый всегда прав, надо слушаться взрослых. И попадая в экстренную ситуацию, когда по отношению к ребенку взрослый совершает противоправные действия — ребенок не кричит, он боится. Впадает в ступор, не сопротивляется, не знает как себя вести, не умеет привлекать внимание. Мы их учим, как правильно обратить на себя внимание, мы на тренингах с ними кричим во все горло. Так появляется шанс, что попав в опасную ситуацию, ребенок поведет себя таким образом, чтобы сохранить себе жизнь и здоровье».

Помимо этого, добровольцы учат подростков, как правильно вести себя в интернете, что можно про себя рассказывать, а чего не следует, что можно делать с интернет-знакомыми, а что нельзя.

Как присоединиться к комсомольскому отряду

Узнать о работе поискового отряда «Лига Спас» можно на странице в Инстаграме (@ligaspas): там публикуют новости, а в случае поисков — ориентировки и сообщения о том, где и когда будет сбор людей.

Те, кто хочет стать добровольцем, начать обучение и присоединиться к поисковому отряду, могут связаться с руководителем поискового отряда «Лига Спас» Ольгой Щукиной — 8-914-190-1217 (WhatsApp).

Что делать, если пропал ребенок

«Не надо стесняться, не надо думать, что ничего не произошло, нельзя терять время, — настаивает Ольга Щукина. — Если начнут искать, а ребенок в это время сам придет домой — ничего страшного не произойдет. Но родители должны понимать, что ребенок мог стать жертвой преступления, и дорога каждая минута. Детей могут уводить, увозить в любом направлении: час пройдет или полтора — и ребенка могут увезти уже в другой регион. При этом надо понимать, какой стресс в этот момент ребенок испытывает. Он может стать жертвой не только преступления со стороны взрослого человека — могут напасть сверстники, могут напасть собаки, он может куда-то провалиться. То есть ребенку помощь нужна немедленно».

Убедитесь, что его нет ни в одном из известных вам мест возможного нахождения.
Не стоит сразу звонить в морги. Проверить факт возможной госпитализации пропавшего проще всего через службу скорой помощи. Также можно позвонить в ГИБДД и уточнить, не было ли дорожных происшествий в тех местах, где мог находиться пропавший. При этом вы должны называть не только имя, фамилию и возраст пропавшего, но и его приметы, одежду, в которой он ушел из дома.

Если принятые меры не привели к результату, необходимо обратиться в полицию.
Заявление о пропаже человека обязаны принять сразу в любом отделении полици. Отказ в принятии заявления, обоснованный «тремя сутками ожидания», является незаконным.
Заявление обязаны принять в любом отделении полиции, независимо от места пропажи.
Заявление обязаны принять вне зависимости от давности пропажи.
Заявление может подать любой гражданин, не обязательно родственник.
Требуйте регистрации заявления; узнавайте его регистрационный номер и ФИО принявшего сотрудника.
Оперативно-розыскные мероприятия должны начаться немедленно.

При обращении в отдел внутренних дел необходимо:

  • иметь при себе документы, удостоверяющие вашу личность, и документы, содержащие сведения о пропавшем;
  • вспомнить приметы пропавшего (рост, телосложение, цвет волос, черты лица, особенности походки, жестикуляции);
  • вспомнить особые приметы (наличие и расположение шрамов, следов травм, родимых пятен, татуировок, пирсинга, физических особенностей);
  • вспомнить приметы одежды (верхней, нижней), вещей, которые находились у пропавшего.

Все приметы лучше записать — в экстренной ситуации можно перенервничать и что-то важное забыть.

К заявлению вы должны приложить фотографию, сделанную незадолго до исчезновения. Она должна наиболее полно говорить о внешности пропавшего.

Постарайтесь спокойно ответить на все вопросы, которые зададут вам в полиции, даже если они покажутся вам странными. Для эффективного розыска первичная точная информация может иметь решающее значение.

Не скрывайте информацию о подозрительных друзьях пропавшего, плохих привычках, а также о конфликтах пропавшего с вами или с кем-то еще. Вспомните малейшие детали.

Материал подготовил Алексей Ларин

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial