Опьянев от Тиля

«Во Фландрии, в Дамме, когда май уже распускал лепестки на кустах боярышника, у Клааса родился сын Тиль» — так начинается знаменитый роман бельгийского писателя Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле». Так начинается и мюзикл, фееричной премьерой которого Комсомольский-на-Амуре театр драмы закрыл юбилейный, 85-й сезон.

Пьянея звуком голоса,
Похожего на твой…

Строчки стихов Ахматовой органично вплелись в сюжетную линию спектакля. Та же участь постигла и стихи Роберта Рождественского, Павла Антакольского, Андрея Вознесенского, Леонида Филатова, Иосифа Бродского, Бальмонта и Гёте.

Ну, а Цоя все мгновенно узнали по строчкам:
Мы сидим у разбитых корыт
И гадаем на розе ветров…

Когда мы разжигали огонь,
Наш огонь тушили дождём…

Впечатляющий список авторов, не правда ли? Над либретто и музыкой к спектаклю режиссёр-постановщик Вячеслав Судов работал четыре года. Музыка очаровывает, завораживает и опьяняет.

Обращаю ваше внимание на то, что жанр мюзикла — впервые на нашей сцене. Многие из актёров впервые пели вживую, многие впервые пустились в пляс. Азартно и отважно окунувшись в стихию неизведанного, они переживали, сомневались, негодовали, опасались, но были упорны и не останавливались. А у опытного режиссёра — своя, отработанная методика, он не берёт «нахрапом», он постепенно — «поливает и растит», «поливает и растит». «Тебе приказано — выполняй» — так можно сказать клерку. Но актёр не клерк, он должен подчиниться с удовольствием. Похоже, всё совпало, получилось, и результат впечатлил премьерного зрителя, одарившего создателей представления долгими бурными аплодисментами и криками «браво».

В спектакле по мотивам знаменитого романа и не менее знаменитой пьесы Горина переплелись прошлое и настоящее, театральная условность и сарказм, дерзкие стихи и современная музыка. Конечно, всё это не про шестнадцатый век, это про сегодня. Фантазии и наши представления о свободолюбивой Фландрии под гнётом Испании, когда законом предписывалось, что можно читать, а чего нельзя; куда можно поехать, а куда нельзя; над чем можно смеяться, а над чем запрещено, — всё это напрямую сопряжено и с недавней нашей историей, и с сегодняшним днём. Ничего не изменилось, а только ещё усугубилось. И это не случайная эклектика, времена перемешаны намерено. Когда со сцены звучит: «Мы не бедные, мы неимущие» , зал, наполненный интеллигенцией, буквально взрывается аплодисментами.

Кроме того, мюзикл, как и положено этому жанру, вдохновенно красив, поэтичен, лиричен и эксцентричен — про настоящую любовь, про жажду жизни, про стойкость, бесстрашие и доблесть.

Теперь к самому прекрасному — актёрам и их вокальным данным. Данных, собственно, никаких, одна душа. Но разве этого мало? Если что-то делается от души и с полной отдачей, то всегда найдётся отклик. Даже не хочется участвовать в дискуссиях о том, где было живое пение, а где фонограмма. Разве это главное?

Хотелось бы всех перечислить поименно, но нет возможности — ведь в постановке принимает участие вся труппа полностью. Обворожительная молодёжь — украшение спектакля, кажется, что все они всю жизнь только и делали, что пели и плясали народные фламандские танцы на площадях Антверпена. В алых сполохах светового оформления всё выглядит ещё более эпичным. Хорошо по цвету подобраны костюмы — гротескные, внезапные, порой чрезвычайные. Словом, общее впечатление остаётся замечательно опьяняющим.

Выразительны и предельно фактурны созданные на сцене образы. Отец героя — Клаас (арт. Александр Саранчин), погибающий на костре инквизиции ни за что ни про что. Пророчеством звучит его ключевая фраза: «Время подлым не бывает, только — люди». И правда, «кто написал четыре миллиона доносов»? А кто подносил поленья к костру? Коварен и подл томимый жаждой наживы Рыбник (арт. Владимир Куличенко), готовый предать приятеля, с которым только что играл в кости. Резв на руку палач (засл. арт. Хабаровского края Федор Кушнарёв), бахвалящийся ловкостью: «Я вас повешу так, что даже не задену гланды». Ужасающе прекрасна обезумевшая после инквизиторских пыток Каталина (засл. арт. России Ирина Барская). «Гуманен» судья Профос (засл. арт. России, народный арт. Хабаровского края Виктор Пушкин), отправляющий жертву на быстрый огонь, а не на медленный, что было бы, конечно же, непростительно жестоко. А как несчастен под бременем собственной власти испанский король Филипп II (арт. Дмитрий Стертюков), озвучивший главные беды всех монархов всех времен: «Министры — воры, генералы — предатели, солдаты — трусы». Добавьте сюда милую, чистую, терпеливую Нелли (арт. Евгения Коваленко), бедняжку королеву Марию (арт. Ксеня Лелькина), компанию очаровательных девиц лёгкого поведения, бочку пива и корабли отважных гёзов, восставших против испанских войск, — вот он, опьяняющий коктейль мюзикла!

И всё это на фоне инфернальных чудовищ Босха, которые выглядят скромными овечками в сравнении с чудовищными поступками людей и с величием их самопожертвований.

Тиль Уленшпигель представляет смеховую карнавальную культуру европейского простонародья, культуру городских площадей и рынков, а истории о нём уходят корнями в глубь веков. Весельчак и пройдоха, клоун и балагур, готовый шутить над всем подряд: над религией и любовью, над властью и над самим королём, он — само воплощение свободы, пленяющее своей бесшабашностью и бесстрашием. В роли легендарного фольклорного героя, олицетворения мятежного духа Фландрии, выпало предстать молодому актёру Егору Расторгуеву. Все мы знаем Егора как комика и талантливого пародиста. Но теперь — главная роль, сложная, многогранная и даже трагическая. Да, риск. Да, новый, непривычный и сложный материал. Егор не просто сыграл очередную роль, но её выиграл.

Состоялось, случилось очередное театральное чудо. Кто не успел и упустил возможность стать свидетелем столь прекрасного и значимого события, тот ждёт открытия нового театрального сезона в октябре.

Татьяна ЧАНОВА

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика