Рекорд и катастрофа

История об уникальном полёте, русском «авось» и о судьбе нашей «Родины»

Осенью мы по традиции отмечаем годовщину рекордного перелёта советских лётчиц на легендарном самолёте «Родина». И сегодня мы вспомним об этом, основываясь на исследованиях краеведа Марины Кузьминой, а также взглянем на эту историю под необычным углом зрения.

Комсомольчане могут лицезреть мемориальную доску на доме №49 по улице Кирова, говорящую о том, что в нём проживали летчицы, совершившие беспосадочный перелёт Москва – Дальний Восток, Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова. А напротив этого дома стоит необычный памятник в виде настоящего хвоста самолёта «Дуглас». И доска, и памятник появились благодаря хорошему человеку и специалисту, работнику культуры Эдуарду Синельникову и расположены друг напротив друга не случайно.

Почти велосипед

30-е годы ХХ века – время борьбы за мировые рекорды в авиации. Самолёт изобретён ещё совсем недавно и не является чем-то само собой разумеющимся. Это сейчас для нас перелёт до Москвы хотя и утомителен, но привычен, а тогда ещё нужно было доказать, что на такие расстояния можно летать без пересадки.

В июне 1938 года Владимир Коккинаки и Александр Бряндинский совершили беспосадочный перелёт Москва – Дальний Восток, приземлившись в Спасске-Дальнем Приморского края. Не хотелось отставать и женщинам. Валентина Гризодубова была дочерью изобретателя и лётчика Степана Гризодубова. В два с половиной года она впервые поднялась в небо на отцовском аэроплане, привязанная к отцу ремнями, в 14 лет совершила первый самостоятельный полёт на планере. Именно Валентина загорелась идеей побить рекорд дальности полёта французской летчицы Дюпейран. Подбирая команду, обратила внимание на Полину Осипенко. Полина была из крестьянской семьи, работала заведующей колхозной птицефермой до тех пор, пока как-то раз на колхозное поле не приземлились два самолета. Она была согласна работать в столовой военных лётчиков, прежде чем смогла поступить в лётную школу.

Третьего члена экипажа Гризодубова не смогла выбрать самостоятельно. Ей рекомендовали штурмана Марину Раскову, имевшую смежную специальность – сотрудник НКВД. А вот часов налёта у неё было маловато — всего тридцать.

Что такое самолёты того времени? По сравнению с современными это практически школьные велосипеды. Для полёта модифицировали уже имевшийся АНТ-37, разработанный под руководством Павла Сухого в ОКБ Туполева. На «Родине», так назвали рекордную машину, установили более мощные двигатели, дополнительные топливные баки, новую радиостанцию, радиокомпас и ещё много чего. В этом самолёте впервые в стране шасси выпускалось и убиралось нажатием кнопки.

Машину сдали 15 августа. Начали ждать подходящих метеоусловий. Приближалась осень, с каждым днём лететь становилось всё опасней. Но и у самолёта были проблемы. Вылет, назначенный на 24 сентября, мог и не состояться. Как вспоминает Гризодубова, однажды Раскова с горящими от ужаса глазами сказала: «У нас не работает радиоаппаратура!». Тут же Валентина увидела, как с дальнего конца лётного поля к ним быстро приближается начальник аэродрома, его вид не предвещает ничего хорошего. И тогда она принимает решение – лететь! И отдаёт приказ: по местам! Ей просто уже надоело ждать, она готова была пойти на риск. Но рисковали девушки своими жизнями. В воздухе им предстояло провести 26 часов 29 минут.

9 суток в тайге

Из-за отказавшей аппаратуры самолёт не мог выходить на радиосвязь, и страна, следившая за подготовкой полёта, не могла знать, где находится экипаж, и что с ним происходит. К тому же в скором времени начали обледеневать стёкла фюзеляжа, что снижало видимость. Раскова, отвечавшая на навигацию самолёта, решила открыть форточку и протереть стекло. Порывом ветра выдуло все навигационные карты. «Родина» стала не только глухой, но и слепой, но летела. Под выбранным углом в 90 градусов — чтобы случайно не улететь в Китай.

И вот впереди показалось Охотское море. Это была победа, рекорд установлен. Но нужно ещё приземлиться. Гризодубова разворачивается на Комсомольск-на-Амуре, и тут загорается красная лампочка – кончается бензин! Нужно срочно сажать «Родину» в тайгу. Это можно было сделать, не выпуская шасси, но тогда у сидевшей впереди Расковой шансов выжить мало. Поэтому командир приказывает ей прыгать с парашютом. Гризодубовой и Осипенко удаётся удачно посадить самолёт в болото, как оказалось, неподалеку от посёлка Дуки Кербинского района. Настолько удачно, что даже ни одного стёклышка не разбили. Для проведших более суток в небе девушек начались девять таёжных дней и ночей ожидания спасения.

А для всей страны начались поиски. Мобилизовали свыше 50 самолётов, в тайгу вышли сотни пеших отрядов, следопытов на лошадях и оленях. Но искать нужно было на территории площадью минимум 1,5 млн. кв. км!

«Родину» нашёл опытный пилот Михаил Сахаров. Позже он вспоминал: «Дальний Восток я знал хорошо — летал там по многим трассам. Западный обрывистый берег Амура покрывают сплошные непроходимые болота. А в районе Амгуни болотистая местность с кочками. Для посадки они более удобны — меньше воды. Поэтому особенно тщательно осматривал эти места…». Лётчицам сбросили всё необходимое и даже больше – банку с вареньем, ветчину и икру. Марине Расковой удалось применить свои навигационные навыки уже на земле, она вышла к самолёту сама. Героинь по реке Амгунь переправили в посёлок Керби, далее в Комсомольск, для них начался период славы.

Пиар героев

Казалось бы, на этом можно было бы историю и закончить, но у неё есть вторая часть, которая показывает, что удача на стороне не только храбрых, но и бескорыстных людей. Герои этой истории – командующий Дальневосточными ВВС Яков Сорокин и лётчик-испытатель, Герой Советского Союза Александр Бряндинский. Тот самый, что совершил такой же рекордный полёт на Дальний Восток с Коккинаки. Им очень хотелось приобщиться к поиску «Родины».

Позже расследование установило: Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра, но с согласия командования армии вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолёта «Родина», чтобы потом можно было сказать, что он также принимал участие в спасении экипажа. Видимо, такими же соображениями руководствовался и Бряндинский. И если первый вылетел хотя бы с чьего-то согласия, то второй просто самовольно, причём на личном самолёте «Дуглас», подаренном ему американцами. В полёт взяли и фотокорреспондента газеты «Тревога» Гавриила Раппепорта, личного фотографа знаменитого полярника Нансена.

ТБ-3 и «Дуглас» столкнулись над местом посадки «Родины» на глазах у лётчиц. Из 20 человек погибло 16, четверым повезло выпрыгнуть с парашютом. В самолётах кроме командиров были десантники 202-й воздушно-десантной бригады. Останки погибших потом тайно вывезли в брезентовых мешках, причём далеко не все. Оставшиеся бросили в тайге. Позже их находили жители посёлка Дуки и экспедиция, организованная Эдуардом Синельниковым. Она же вывезла и хвост «Дугласа», который мы видим сейчас в виде памятника. Тогда обнародовали имена только двух погибших – Сорокина и Бряндинского. Газета «Сталинский Комсомольск» написала также и о летчике Лесникове с экипажем, но потом эта фамилия пропала. Омрачать трагедией подвиг советских лётчиц было запрещено.

«Родина» взлетает из болота!

Русский человек часто надеется на «авось», на случай. Конечно, все надеются, что на счастливый. Так на него понадеялись и Гризодубова, и Бряндинский с Сорокиным. Но если первой двигало откровенное горячее желание быть лучшей и первой не только для себя, но и для всей страны, то желания вторых были более эгоистичны. Фактически их помощи не требовалось, обняться с лётчицами они могли бы и в более подходящих условиях. Поэтому, с одной стороны, мы видим счастливые случайности вопреки всей логике развития событий, а с другой – хватило всего одной, но трагической. Два совершенно разных русских «авось». И случившаяся катастрофа не была ценой рекорда.

Человеком, который обеспечил полёту это фантастическое сопутствие удачи, была Валентина Гризодубова. Используя свою известность и знакомства, она вставала на защиту людей, пострадавших от репрессий. В частности, вступилась за отца космонавтики Сергея Королёва. Благодаря ей и Громову, Сергея Павловича перевели из лагеря на Колыме в ОКБ НКВД. Гризодубова возглавляла антифашистский комитет советских женщин, была членом комиссии по расследованию злодеяний фашистов. В годы войны совершила около 200 боевых вылетов. По её инициативе создан уникальный научно-исследовательский лётно-испытательный центр. Умерла в 1993 году в возрасте 84 лет.

Марина Раскова воевала и в 1943 году, совершая перелёт на Сталинградский фронт, погибла смертью пилота. Полина Осипенко погибла ещё в 1939 году в тренировочном полёте. Тогда посёлок Керби и был переименован в посёлок имени Полины Осипенко, а вместе с ним новое имя получил и весь район.

Однажды, выслушав всю эту историю, Татьяна Фролова, режиссер театра КнАМ, задала Марине Кузьминой риторический вопрос – самолёт, названный так патетически – «Родина», в итоге оказывается в болоте… может, это параллель всей нашей жизни? С одной стороны, и так. Но историк Кузьмина не рассказала нам подробностей дальнейшей судьбы «Родины». А она была такой… При аварийной посадке он практически не пострадал. В ноябре, едва ударили первые морозы, он на лыжах вместо шасси прилетел своим ходом в Комсомольск, а далее в Москву. До 1943 года использовался как гражданский транспортный самолёт. Далее следы его теряются. Так что, уверен, всё не так очевидно с образом нашей Родины!

Материал подготовил Антон ЕРМАКОВ

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика