Боль. Правда. Любовь.

Молодой, модный номинант на «Золотую маску», мастер, вызывающий массу споров как у критиков, так и у публики, московский режиссёр, заставляющий чувствовать глубоко и долго размышлять над его спектаклями, – Думитру АКРИШ в рамках государственной программы развития театрального искусства на Дальнем Востоке репетирует с труппой Комсомольского-на-Амуре театра драмы спектакль по нашумевшему роману «Зулейха открывает глаза».

Работая в разных театрах, в том числе региональных, Акриш ставил уже и «Похороните меня за плинтусом» Санаева и «Самоубийцу» Эрдмана, «Пролетая над гнездом кукушки» и «Раковый корпус», «Морфий» Булгакова и «Короля Лира». Вы уже поняли – ванильных водевилей и французских комедий с мужем, внезапно вернувшимся из командировки, этот режиссёр делать не будет. Его волнуют боль, история нашей страдающей страны, правда взаимоотношений, искушений, противостояний, конфликтов и судеб. Его интересует главное – ценность человеческой жизни.

Именно об этом роман российской писательницы Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза»,  с сильной сюжетной линией, яркими образами, главной героиней, в которую невозможно не влюбиться. Действие происходит в тридцатых годах кровавого двадцатого века. Зулейха – татарка, всю жизнь тяжело трудившаяся, в числе великого множества других высланная в Сибирь на верную смерть, но выжившая. Потрясает её отношение к жизни и умение в самых жутких ситуациях умудряться видеть хорошее. Наверное, эта способность – как раз то самое, светлое, что держало её в аду, уготованном ей вместе с другими репрессированными. Ещё и ещё раз изумляешься тому, сколько способен вынести человек.

Роман в первую очередь о женщине, о материнстве, о любви и лишь потом – о репрессиях. Показательно, что написан он женщиной, а женщина не может думать только о смерти, даже когда кругом одна только смерть. Это произведение о лучшем в человеке, о том, что нельзя ни отобрать, ни погубить.

Интервью с нашим московским гостем проходило в пустом зрительном зале, в коротком перерыве между репетициями, которые длятся сейчас с утра и до позднего вечера. Разговор был откровенным, искренним и очень интересным. Думитру признался в том, что очарован нашими актёрами. Благодарил администрацию театра и все службы за оперативность в решении всех необходимых задач.

Он помнит и часто повторяет слова своего учителя профессора Российского института театрального искусства (ГИТИС) Леонида Хейфеца: «Если не болит и не трясёт – не берись за материал. Без любви и боли нельзя выходить на сцену».

– Да, кстати, про выбор материала. Почему вы остановились именно на этой истории? Инсценировать этот роман – была ваша идея или рекомендация госпрограммы?

– Меня всегда привлекают реальные человеческие судьбы. Театр для меня — это боль, любовь и чувство правды.

Книга Гузель Яхиной имела очень громкий резонанс в прессе, в соцсетях. Для вас, конечно, не новость, что часть публики весьма агрессивно настроена против. Приведу лишь несколько отзывов дословно: «Очередной плевок в историю страны. Страшная, депрессивная книга, полнейший негатив, русофобия, тупая антисоветчина».

– Уверяю вас, я видел и слышал много людей, которые пережили эти события наяву. По их рассказам, всё было гораздо страшнее, чем описано в романе.

– Ну, известное дело, мы же «страна невыученных уроков». А тех, которые считают, что роман – «бизнес на антисоветизме», возможно переубедить?

– Есть люди, они ещё живы, которые знают правду и говорят о ней. Я всегда стремился и стараюсь найти болевые точки как занятых в работе артистов, так и зрителей. Конечно, репертуарный театр должен как-то жить, поэтому коммерческие спектакли тоже нужны. Но если нет достойных, серьёзных больших работ, как мы публику свою вырастим? На чём? Как артисту развиваться, как ему двигаться вперёд?

– Согласна, часто бывает так: спектакль закончился, и вроде зритель доволен, понравилось, но… вышел – и забыл. Мне представляется, что такой театр так же бесполезен, как пепельница на мотоцикле. Мы разучились в театре остро переживать, размышлять и спорить об увиденном.

– Глупо обсуждать в наше время тему «Что любит зритель, а что нет». Зритель, я считаю, вовсе не тупой, он всё чувствует и всё понимает, ему нужны ответы на жгучие вопросы современности. Не найдёшь в храме – найдёшь в театре. Ответственность театра в том, что именно предлагать к обсуждению – трюки, кривляния, фокусы или тонкий правдивый театр, пусть грубый, брутальный и резкий, чтобы человек понял: здесь не паб, не бордель, не цирк, со мной не шутили, передо мной не кривлялись, меня не обманули, со мной поговорили на важные темы.

– И всё же давайте представим такую гипотетическую ситуацию: вот передо мной типичный, например, комсомольчанин, который рассуждает так: «Я пришёл в театр, я заплатил деньги. Хочу отдохнуть и развлечься. Веселите меня! Зачем мне проблемы какой-то там татарской женщины, у меня своих полно». Что бы вы ему ответили? Зачем ему идти на ваш спектакль?

– Потому что это будет спектакль про каждого из нас. Про родных, про папу и маму, про дедушку и бабушку, про прадедушку и прабабушку. Чтобы вы вспомнили, чтобы задумались, чтобы ужаснулись: как они выжили? Чтобы было о чём поговорить в семейном кругу. Пусть разговор этот будет серьёзным. Ещё несколько лет, и не останется в живых ни одного человека, кто воевал во Вторую мировую или прошёл Гулаг. Об этом нужно говорить, пока не поздно. Внутри своей семьи тоже. Но если на кухне, дома вы не разговариваете со своими детьми, то ваши дети вас не знают… вы чужие друг для друга, вы никогда не сможете друг друга понять… А если театр не даёт повода для такого диалога, то в нём нет смысла. Диалог, живой разговор – путь к взаимопониманию. Он необходим, чтобы прервать бесконечную ответную агрессию, чтобы цепочка зла не продолжилась.

 – Назовите три вещи, которые вас больше всего бесят в людях?

 – Предательство. Ложь. Неспособность любить.

– Если бы вам разрешили изменить только одну вещь в мире, что бы это было?

– Отменил бы смерть…

Материал подготовила Татьяна ЧАНОВА

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика