Взятие сердца Германии

Весна 1945-го. До победы — два месяца, советские войска добивают гитлеровцев на территории Прибалтики и Восточной Пруссии.

13 марта по противнику нанесли два мощных удара с востока и юго-востока в общем направлении на Хейлигенбёйль. К 26 марта немцы продолжали удерживать только небольшой плацдарм на полуострове Бальга. Через три дня остатки хейльсбергской группировки были ликвидированы. Около 140 тыс. немцев погибло или попало в плен.

После ликвидации хейльсбергской группировки войска маршала Василевского должны были завершить Восточно-Прусскую операцию и взять Кёнигсберг, затем очистить от врага Земландский полуостров и занять Пиллау.

Удержать Кёнигсберг для Гитлера было делом значимым не только с военной точки зрения – этот город был столицей Восточной Пруссии, и если Берлин могли называть «мозгом» Германии, то Кёнигсберг, несомненно, считался её сердцем.

Форты инженера Тотлебена

Немецкая пропаганда в те дни заявляла, что если слабая русская крепость Севастополь смогла продержаться двести пятьдесят дней, то Кёнигсберг не сдастся никогда.

Укрепления Кёнигсберга представляли собой четыре глубоко эшелонированные линии, занятые гарнизоном в сто тридцать тысяч человек. Подвалы домов были соединены тайными ходами. Поперёк улиц выстраивались баррикады, причём не груды мусора и нагромождения обломков мебели, а вполне профессионально возведённые инженерные заграждения. На подступах к ним штурмующих поджидали мины и фугасы. Подходы надёжно прикрывались установленными на прямую наводку пушками и скрытыми под арками подворотен танками.

Использовались и подземные коммуникации. С их помощью можно было скрытно перебрасывать боевые группы или производить взрывы. Бой одновременно вёлся со всех сторон, а порой опасность грозила ещё сверху и снизу.

Кроме того, в конце 19-го века вокруг Кёнигсберга было построено кольцо из фортов, превратившее город в одну из самых мощных крепостей в мире, с двухметровой толщины стенами. Одним из экспертов на строительстве фортового кольца был российский инженер Тотлебен. Придумав и применив конструктивное новшество в виде огневых точек тяжёлой артиллерии на флангах, он вряд ли догадывался, какую мину замедленного действия подложил он своим потомкам во Второй мировой.

Сначала форты имели порядковые номера, а чуть позже их назвали именами прусских королей и знаменитых полководцев. Самый неприступный из них – Пятый форт – носил имя короля Вильгельма Фридриха третьего.

Гарнизон любого форта насчитывал до батальона пехоты (от 200 до 500 человек) с собственной, как крепостной, так и зенитной артиллерией. Форты имели собственное энергоснабжение, источники воды и канализацию.

Система перекрываемых коридоров, заранее подготовленных к ближнему огневому контакту, скрытых переходов и потайных укрытий позволяла вести бои внутри форта даже в случае его частичного захвата. Всё здесь было сделано с чисто германской пунктуальностью и тщательностью. Даже тяжёлая артиллерия, специально доставленная сюда из резерва Ставки Верховного Главнокомандующего, с великим трудом справлялась с задачей разрушения немецких укреплений.

Да и своды в крепости были выстроены так, что легко выдерживали попадание даже 1000-килограммовых бомб! Ближние подступы к фортам преграждали рвы глубиной в 6 и шириной в 10 метров, заполненные ледяной водой.

Командовал обороной города генерал Отто фон Ляш.

Идеальный штурм

Для взлома обороны города маршал Александр Василевский — командующий 3-м Белорусским фронтом — сосредоточил на подступах к городу группировку численностью более 106 тысяч человек, 5200 орудий и миномётов, 538 танков и самоходных артиллерийских установок, 2174 самолётов. Эти силы были вполне сопоставимы с теми, что обороняли город.

В конце марта — начале апреля было сформировано 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы. Каждая из них состояла из группы сапёров (специально для прорыва им выдали стальные нагрудные кирасы), от взвода до трёх стрелков-автоматчиков, несколько пулемётчиков и огнемётчиков. Также в группы входили связисты и арткорректировщики.

Советская артиллерия начала обстреливать вражеские укрепления ещё 2 апреля, но главным образом для того, чтобы вскрыть систему немецкой обороны и пристреляться по ней. А уже 6 апреля на головы обороняющихся обрушился настоящий огненный смерч. Тяжелая артиллерия, самоходные орудия, штурмовая и бомбардировочная авиация утюжили форты, не давая фашистам поднять головы. Не дожидаясь переноса огневого вала дальше в глубину вражеской обороны, штурмовые группы начали атаку на заранее определённые уязвимые места в обороне противника, прорывались через проволочные заграждения, каменные надолбы и противотанковые рвы.

Советские бойцы на лодках, а порою и вплавь в ледяной воде, с ящиками тротила на буксируемых плотиках, переплывали рвы, пробивались к бойницам фортов и проделывали импровизированными зарядами в стенах проломы, вполне достаточные для проникновения штурмовых групп внутрь фортов. Метод этот вошёл в военную историю под названием «метод лейтенанта Сидорова» по имени офицера-минёра, впервые применившего его при взятии форта Шарлоттенбург. Закалённые в рукопашных боях красноармейцы врывались в казематы, крушили опешившие, подавленные огнём и взрывами немецкие гарнизоны. За этот метод вскрытия укреплений лейтенант Иван Сидоров получил звание Героя Советского Союза.

Когда советские бойцы пробивались сквозь линии фортов, их встречал ощетинившийся тысячами огневых точек город. Улочки с множеством проходов и подворотен, старинные дома с толстыми стенами, запертые дворы с массивными воротами — все они веками служили для отражения противника. За каждым окном мог прятаться снайпер или пулемёт, с каждой крыши – ударить фаустпатрон.

Надо признать, что из 15 фортов только один сдался без боя. На войне как на войне. С гитлеровцами не церемонились. В один из фортов бойцы штурмовой группы после отказа немцев сдаться закачали через вентиляцию на крыше три тонны бензина и бросили гранату. Из 150 гитлеровцев никто не выжил.

9 апреля 1945 года Кёнигсберг был взят. За четыре дня!

Цена победы

Согласно итоговому донесению 3-го Белорусского фронта о потерях за первую декаду апреля 1945 года, было убито 3506 человек, пропало без вести 215, ранено 13 177.

Потери гитлеровцев составили порядка 40 тысяч человек, в городе и пригородах советскими войсками захвачено около 92 тыс. пленных.

Операция 3-го Белорусского фронта по овладению Кёнигсбергом имеет полное право быть отнесённой к тем операциям, в которых потери удалось свести к минимуму, хотя штурмовать пришлось город, заблаговременно подготовленный к обороне.

Разъярённый фюрер приговорил генерала Ляша к расстрелу, арестовал его семью и зятя, командовавшего батальоном на Восточном фронте, но исправить уже ничего не мог – сердце Германии перестало биться, а генерал Отто фон Ляш по приговору советского суда получил 25 лет лагерей, из которых отсидел в Воркуте 10 лет и вернулся в ФРГ.

В честь взятия Кёнигсберга в Москве был дан салют высшей категории – 324 орудия совершили 24 артиллерийских залпа. Медалью «За взятие Кёнигсберга» наградили 760 000 человек, 216 солдат и офицеров получили звание Героя Советского Союза.

По материалам СМИ

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика