Люди заходят — ахают. Мальчишки с папами глазам не верят: «А это настоящий меч? И кольчуга настоящая?!». Бабушки тихонько крестятся. Это выставка из Великого Новгорода, посвящённая Александру Невскому и его эпохе в графике, дереве, книге, металле, кинохронике. Она открылась в городском Музее изобразительных искусств.

Потрогать, конечно, ничего нельзя. И кольчугу примерить тоже. Но даже побродив по залу, разглядывая наконечники стрел, боевые топоры, лошадиные удила, подковы 13 века, пробуя прочитать тексты в тропорях и замирая от такого знакомого чёрно-белого фильма, вам не понадобится никакой машины времени, чтобы проникнуться атмосферой средневековой Руси.

А проникаться есть чем.

ХIII век в истории нашего Отечества был веком ужасных потрясений. На востоке — угроза от бесчисленных татаро-монгольских полчищ. С запада — Швеция, Литва и прикрывающийся знаменем католической церкви Ливонский орден. В такое время жизненно необходим особый правитель. Именно таким стал великий князь Александр Ярославич. Более 20 лет мечом и дипломатией он спасал Русь.

Несмотря на то, что 10 лет назад по всероссийскому голосованию Невский стал именем России и символом страны, до сих пор встречаются труды историков, которые подвергают сомнению как дипломатические действия Александра (мол, князь и жесток был нещадно, и перед Батыем слишком заискивал), так и Ледовое побоище, которое «никакой смысловой боевой нагрузки не несло» и слишком раздуто в своей значимости.

Поэтому выставка — хороший повод взять школьный учебник и вместе с ребёнком (по нашим сведениям, местонахождение подвигов Невского — это учебники за 3-й и 9-й классы), поискать видеоматериалы в Интернете и порассуждать на тему сохранности своей культуры и своих корней. Самим попробовать встать на место князя и подумать, что было лучше — принять чужую веру, потеряв государственную самобытность, или сохранить до поры отношения с монголами, пусть унизительные, но не разрушающие русскую культуру.

Александр Невский вошёл в историю как новый тип святого воина, прославившегося не мученическими подвигами, а своими государственными деяниями. Даже Пётр I оценил проницательный ум императора, и князь был объявлен небесным покровителем новой российской столицы, а иконографический облик его изменился — Пётр постановил «в монашеской персоне никому отнюдь не писать» образ Александра, писать только «в одеждах великокняжеских».

Как раз на выставке в центре зала расположена удивительная икона Невского (1807 г.). Она написана как «благодарная жертва крестьян Заречной волости… в память освобождения крестьян от 19 февраля 1861 года». В музей доставили также иконы, где Александр изображён как князь, не в монашеском одеянии, а в окружении Марии Магдалины и Матроны, рядом со св. Николаем Чудотворцем, есть он в минеи «На ноябрь» и минеи «На август».

Пётр I мечтал учредить орден святого благоверного князя Александра Невского, но не успел. Сделала это Екатерина I — орден стал одной из высших наград Российской империи. На выставке самого ордена нет, но есть тарелки из сервиза с изображением ордена (1780г.), сопровождаемые всей необходимой документацией, и живописные портреты кавалеров ордена Александра Невского и копии гравюр награждённых им (князь Меньшиков, Г.Державин, граф Н.Шереметьев, граф П.Шувалов и др.).

— Не случайно люди, которые уезжают из России и основывают свои поселения, районы, строят православные храмы, — комментирует Олеся Рудь, куратор выставки из Великого Новгорода. — Очень много храмов посвящено Александру Невскому начиная с Болгарии, заканчивая Тунисом.

Александр Невский — образ нашей Родины. Он продолжает завоёвывать мир, но уже мирным способом, с помощью вот таких передвижных выставок, и остаётся всегда с нами.

Ульяна Боровинская

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована