Председатель городской Думы Светлана Баженова в студии «ДВК-Медиа» комментирует разногласия депутатов Думы, возникшие во время обсуждения законопроекта о выборах главы города.

Беседуем об инициативе городской Думы внести изменения в краевой закон о выборах главы города.

Вадим Солин: В одной из соцсетей мне был задан вопрос, почему мы обходим стороной острые вопросы, а тут случилось такое, в чем можно усмотреть чуть ли не нарушение основ демократии, а именно лишение нас права избирать главу города. Откуда и почему родилось такое общественное мнение, что нас собираются лишить права всенародного выбора главы города?

Светлана Баженова: Да действительно в интернете прошла информация, что был размещен закон, который лишает горожан этого права. В Думе первым эту информацию озвучил депутат Андрей Святославович Староселец, к нему присоединился Олег Григорьевич Паньков. С моей точки зрения, связано это с тем, что им нужно было как-то попиариться, в том числе и за мой счет. Хотя Староселец лучше всех знает, что подобные решения мы неоднократно принимали, и в положении о Думе прописан пункт, согласно которому мы можем собрать подписи в поддержку какого-либо законопроекта и направить его в Законодательную Думу Хабаровского края. Таким образом мы в последнее время отправили два законопроекта.

Почему речь зашла о угрозе демократии? Потому что если смотреть дословно, то в краевом законе написано, что главы городских округов избираются на муниципальных выборах и возглавляют местные администрации. В нашем проекте получилась такая формулировка, которая позволяла бы более широкое применение закона. Федеральный закон даёт возможность уставом самостоятельно предусмотреть, как будет избираться глава. И в законе прописано три варианта выбора главы. Первый – это муниципальные выборы, второй и третий варианты – это выборы представительным органом: либо городской Думой из своего состава, либо той же Думой по результатам работы конкурсной комиссии. Мы внесли такую поправку, которая даёт возможность нам самим определять, каким из трех вариантов мы будем голосовать.

В.С.: Кто выбирает один из трёх вариантов?

С.Б.: Чтобы была возможность выбирать, это нужно прописать в Уставе. Если наша поправка будет принята, то выбор конкретного варианта будут делать депутаты городской Думы, поскольку принимать Устав, изменять и утверждать его может только Дума. Но порядок принятия изменений в Устав предусматривает обязательный учёт мнения горожан.

В.С.: Это обязательная норма?

С.Б.: Конечно. Любые изменения в Устав мы выносим либо на публичные слушания, либо, если это точное воспроизведение закона, мы должны просто опубликовать его в газете, для того, чтобы люди его просто увидели.

В.С.: Предположим, вы выбрали какой-то вариант усилиями депутатов городской Думы, вынесли его на публичные слушания, но людям этот вариант не понравился. Что они вправе сделать?

С.Б.: Люди должны направить нам свои обращения. Затем при принятии документа мы учитываем мнения горожан – принимать или не принимать их.

В.С.: Опять шаткая позиция получается. Сколько обращений должно быть, чтобы Дума прислушалась к мнению жителей города?

С.Б.: Законом это не установлено. Даже если будет хоть одно обращение, мы должны его учитывать.

В.С.: Я думаю, за малозначительностью одного обращения вы вряд ли поменяете решение. А если их будет много?

С.Б.: Если их действительно будет много, как мы можем не учесть их, особенно если это будут коллективные обращения. К тому же пока идут публичные слушания у депутатов есть время обсудить это на своих округах с гражданами. А публичные слушания проводятся не просто путём собрания, а путём сбора предложений от граждан.

В.С.: А возможен ли такой вариант развития событий, когда депутаты приняли решение, которое не понравилось жителям города, они прислали определенное количество обращений, а депутаты всё равно решили по-своему. Это возможно?

С.Б.: В принципе такой вариант возможен. Однако какой депутат пойдет против мнения горожан? Они его просто сметут и в следующий раз не изберут своим представителем. Прошедшие выборы это как раз отчетливо показали.

В.С.: А другой вариант выборов, когда Дума выбирает главу из определенного числа претендентов, чем он хорош?

С.Б.: Этот вариант хорош только в плане затрат. На него не тратятся деньги, в то время как муниципальные выборы обходятся бюджету в 15-17 млн. руб. А с бюджетом ситуация у нас очень напряженная. 67 % его идёт на финансирование социальной сферы. И в этих расходах всего 10 млн. руб. в этом году запланировано на ремонт всех образовательных учреждений города. Поэтому все у нас видят, что крыши в школах текут, и родители помогают ремонт делать. А сейчас ещё вопросы по пожарной сигнализации в школах зависли. Казалось бы, 17 млн. из семимиллиардного бюджета города не такие большие деньги, и Андрей Староселец заявил, что он найдёт и даст эти деньги на выборы главы. Посмотрим, может и правда даст, в бюджете есть такое понятие, как добровольные пожертвования. Было бы очень хорошо, если бы нам не пришлось тратить из бюджета свои средства. А ведь у нас осенью предстоят ещё одни выборы и я не знаю, как у нас сложится ситуация.

В.С.: Инициатором этого законопроекта были лично вы или какая-то группа над ним работала?

С.Б.: У нас так сложилась практика, что мало кто из депутатов готовит проекты, поскольку только мы – я и мой заместитель Сергей Васильевич – работаем на постоянной основе. Поэтому основная масса проектов, которые принимает Дума, готовятся именно нами.

В.С.: Хорошо, вы подготовили законопроект, какой процент депутатов поставили под ним свою подпись?

С.Б.: Точно такой же, как при принятии решений на заседании Думы, то есть более 50% от общего числа депутатов. Всего под документом поставило свою подпись 14 человек.

В.С.: Как тогда получилось, что поправки к закону завернули?

С.Б.: Нет, они были отправлены в Законодательную Думу Хабаровского края, официально зарегистрированы, меня пригласили на следующей неделе на заседание комитета, который будет рассматривать этот проект. И тут на заседании городской Думы депутаты подняли вопрос о том, что не помнят, не знают, не подписывали этот проект, а Староселец говорит, что его не видел, так его в этот день вообще не было в Думе. Если мы набрали достаточное количество подписей, решение считается принятым, и нам нет необходимости собирать все оставшиеся подписи. Но когда на заседании заявили, что проект, который мы не рассматривали, не понятно каким образом появился в краевой Думе, я показала всем присутствующим, включая представителей СМИ и блоггеров, лист согласования, где стоят эти подписи. Причем не только этот законопроект, но и другой. Мы их оба отправили в одно и тоже время. Второй был с тринадцатью подписями депутатов, но про него почему-то никто ничего не сказал.

В.С.: Как можно отнекиваться, когда вы им показываете лист с подписями?

С.Б.: Когда я показала лист, два депутата – Ольга Алямкина и Дмитрий Глушков – признали, что подписали, но не поняли, что подписали. И дабы не вводить людей в искушение, было предложено – давайте отзовем проект. Проголосовали и решили отозвать. Первоначально депутаты говорили о том, что там убрали прямые выборы, а когда я попросила озвучить эту трактовку закона, Андрей Святославович отказался. Тогда я озвучила. Эта трактовка подразумевает, что выборы могут быть разными – и такие, и такие, и такие. И Устав может остаться не неизменённым.

В.С.: Версия о том, что я что-то подписал, но не знаю что, мне не внушает доверия. Это как-то не серьезно.

С.Б.: Это было не на заседании Думы, мы его закрыли уже. Часть депутатов ушла, остались 14, с которыми мы и разговаривали. Подняли бы вопрос, мы бы все объяснили. Но как сложилось, так сложилось.

В.С.: Теперь мне все более-менее понятно. Я для себя делаю следующий вывод: внесенные поправки не отменяли муниципальные выборы, могла быть выбрана другая форма выборов главы города.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика