Бельго. Привет из неолита

От восхода до обеда

Выехали из города затемно, и сквозь окна резвого джипа можно было с замиранием сердца наблюдать, как меняется цвет неба на востоке — от нежно-розового до лилового, а потом через все оттенки голубого и зеленоватого — к оранжево-жёлтому. Самый настоящий урок живописи от самой матушки-природы. Было тем более значимо и интересно, что в машине со мной ехали в Бельго преподаватели той самой живописи из Комсомольской-на-Амуре художественной школы Татьяна Макарова и Сергей Подласов. А за рулём — инициатор и вдохновитель нашего путешествия Владимир Копосов, для которого поездка в Бельго и традиционна, и радостна. Уже много лет он на своей машине возит в местную школу-интернат выставки картин.

— Можно сказать, шефствую я над этой школой, хотя никто и не поручал, — рассказывает Владимир Григорьевич. — Привожу туда, в своё свободное время, монтирую выставки и своих работ, и ученических, и других художников и преподавателей нашей художественной школы. Очень там эти выставки ценят, всем селом смотрят, гостей водят, гордятся. Заботятся, с беспокойством звонят, если задерживаюсь с очередной сменой экспозиции: не желаете ли прокатиться?

Мы «пожелали», и вот теперь вокруг на сотни вёрст — заколдованный лес, укрытый снегами, тайга без конца и края, а впереди — встреча с людьми, когда-то пережившими страшное наводнение, живущими в глуши, на отшибе, уединённо и до недавнего времени практически изолированно. С людьми, живущими на месте, где поселение древних нанайцев, судя по раскопкам, находилось ещё во времена неолита, лет эдак пять-десять тысяч тому назад…

Но вот и солнце животворящим диском выкатилось из-за сопки, разрезав дорогу на полоски деревенского половичка — так падают на снежный накат тени от пробегающих мимо берёз.

— Когда видишь столько берёзок, почему-то улыбаться хочется, — замечает Татьяна Евгеньевна, и это оказывается совершенно точно, потому что действительно эти белые берёзовые рощи на белом снегу — зрелище совершенно завораживающее.

Раскрылись въездные ворота школы, встречают нас как дорогих гостей, а горячий чай с дороги — самое то, что надо. Пока наши мужчины развешивают привезённые картины, мы с хранителем школьного музея Александрой Дигор совершаем экскурсию по школе. Всюду чисто, тепло, светло. На стене — фоторепортажи о наводнении 2013-го года. Особенно поражает фото, где директор школы Ольга Кузюрина управляет резиновой лодкой, а лодка плывет… по вестибюлю школы, где мы сейчас стоим.

Сюрпризы старого чердака

Музей у школы скромный, но оформлен с любовью. Вот вышитый в традиционном нанайском стиле мужской халат с пуговицами из царских монет; вот циновка, которой сто лет; а вот и серьга с сердоликовой подвеской. Может, триста лет ей, может пятьсот, но так хороша, сама бы носила.

Александра Константиновна ведёт в музее студию, где обучает детей искусству создания узоров из рыбьей кожи, поэтому здесь столько специальных приспособлений для её выделки — сначала снять, потом простучать, размять, раскроить, сшить… тапочки, рукавички, мячик, сапоги.

Главное достоинство музея не в обилии экспонатов, а в их подлинности. Если бубен, то принадлежал он настоящему шаману. Тут и бороздки есть сбоку, и это не просто углубления, это резонатор звука. Если копье — то геда — родовое, старинное.

— Тут недавно пополнение у нас случилось очень значительное, — с увлечением рассказывает Александра Константиновна, — стали старый дом ремонтировать, на чердак понялись, а там… Сундук старинный, герметичный! Открыли и обнаружили снаряжение рыболовное в полной сохранности. Ничего не истлело, не попортилось. И сети из пеньки, и поплавки из коры бархатного дерева и свёрнутой бересты — всё, как новенькое, более полувека пролежало. А сумка какая! Посмотрите только — из меха сохатого и с ручками из оленьих сушёных жил. Дольче Габбана отдыхает.

На берестяном туеске узоры, а узоры у нанайцев — всегда зашифрованное послание. Замысловатые сплетения кривых полос, певучесть орнаментальной, закруглённой линии, спирали и завитки. Оказывается, здесь написано что-то вроде: «Когда соединяются два древних рода, солнечный свет пусть озарит новую семью. Детей, богатства, рыбы много чтобы было всегда, и да прибудет с вами сила». Пожелание на свадьбу это оказывается. Так, постепенно, детям приходит понимание духовной культуры неолитических племён Приамурья, их верований и искусства, так они усваивают комплекс вечных ценностей, учатся понимать вековые традиции и красоту национального узора, любить и ценить культуру родного края.

Медвежьи гнёзда и куклы без глаз

Столько нового можно узнать, а отъехали-то всего от Комсомольска на двадцать километров. Правда, это по прямой. Новая, только что построенная дорога проведена в обход, а это километров сто. Из множества вариантов данный путь был выбран как сбалансированно короткий и быстрый. Сложный рельеф, талые воды, а вокруг — медвежьи гнезда. «Гнезда? — спрашиваю удивленно. — Не берлоги?». Нет, это другое. Это когда медведь на дерево взбирается черёмухой полакомиться, ветку объедает, а уже пустую под зад себе кладет. Так и получаются на деревьях такие скопления веток, похожие на гнезда.

Удивительные рассказы Александры Дигор можно слушать бесконечно. Оказывается, прадед её служил у самого Сергея Духовского, Приамурского генерал-губернатора. Знаменитый был человек, при нём и регулярные пароходные рейсы между европейской Россией и Дальним Востоком заведены были; и Владивостокский порт оборудован; и газета «Приамурские ведомости» начала выходить, да и ещё много чего полезного. Прадед нашей собеседницы — Сэукиэну Самар первым в стойбище заявил: «Не будет моя жена в лесу рожать, ничего, что традиции этой нанайской тысячи лет». А потом и вовсе перешёл в христианскую веру, стал Иннокентием Духовским, взяв фамилию патрона. Такие вот дела. Что же касается лесных приключений рожениц, то тут всё сложно. Согласно старинным верованиям, отправляя женщину рожать в тайгу, запутывали дорогу злым духам, обманывали их. Приносить новорожденного в жилище обычным путём тоже было нельзя, через специальное отверстие в стене его в люльку помещали, оберегали. Ну а то, что у нанайских кукол нет глаз, так это для того, чтобы потусторонние недобрые силы не могли через их глаза в дитя вселиться. В витрине школьного музея и сами куклы, и амулеты, охраняющие от опасностей и болезней, и огромные сосуды, в которых вода оставалась холодной даже в июльскую жару, но самое большой потрясение — это орудия труда древнего человека эпохи неолита. Так и представляешь себе, как к ним прикасался разумный представитель древнейшей цивилизации, обтачивал, приноравливал по руке, а потом вырубал этими каменными тесаками своих идолов — сэвэнов. И проникаешься тайными сакральными смыслами неолитической эпохи.

Ветер северный

Тем временем новая экспозиция в рекреациях школы уже оформлена. Традиционная передвижная межрегиональная выставка «Северный ветер» организована при содействии Союза художников России. Можно сказать, большое искусство приехало в Бельго. Более семидесяти дальневосточных художников приняли участие в выставке, в том числе и преподаватели нашей художественной школы. Пейзажи Александра Трипольского, Сергея Подласова, Анастасии Гончаровой воспевают суровую природу Дальнего Востока, портреты Александра Зибаровского поражают живописным мастерством, неизменный интерес вызывают яркие эмали Валерия Леватаева. В коридоре сразу столпился народ — и взрослые, и дети. Значение таких выставок трудно переоценить, ведь они позволяют прикоснуться к подлинному искусству не по репродукциям или иллюстрациям, а вживую. Представленная коллекция имеет огромную художественную ценность, демонстрация этих произведений в селе Бельго Комсомольского района представляет собой событие регионального значения.

Снаружи поднимался северный ветер, а из окон второго этажа тёплой уютной школы хорошо просматривался коттеджный посёлок, построенный после наводнения на средства, собранные всей страной по призыву Первого канала. И памятный знак наводнению с указанием уровня Амура видно, и тротуар до нового посёлка, издалека похожего на нарисованный по линейке проект. Скоро вырастут деревья, и жители Бельго постепенно привыкнут к новому облику национального села, которое после наводнения получило ещё одну новую жизнь. Которую, если считать с неолита?

Татьяна ЧАНОВА

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика