Собственный опыт — лучший учитель. Не воспринимает человек чужие уроки жизни, и, если ему говорят, что наркотики — зло, он согласится, но при случае непременно захочет в этом убедиться самостоятельно. Вот и я однажды решил провести собственный эксперимент, чтобы узнать, что толкает человека на путь наркомании.

Когда в 2011 году мне довелось проехаться по европейским пространствам, я очень хотел в каждой стране увидеть и даже поближе познакомиться с тем, чем она известна нам. Ну, сами понимаете, Германия — пиво и сосиски, Польша — яблоки, Франция — вино, Бельгия — шоколад… Стоп, какой-то гастрономический рейтинг получился. Ну да бог с ним. Само собой, Голландия ассоциировалась с сыром и амстердамской селёдкой. И было это ровно до тех пор, пока наш гид Константин не стал рассказывать о том, что Нидерланды также славятся легальными наркотиками.

— Только я вас заклинаю — никогда их не покупайте, — Костины глаза стали зловеще круглыми. — В прошлом году девушка из моей группы купила и выкурила анашу, а на бельгийской границе пограничная собака унюхала в её мундштуке остатки канабиса. И у девушки были большие проблемы.

После от того же Константина мы узнали, что купить наркоту можно в так называемых кофе-шопах, профиль деятельности которых совершенно не совпадает с названием. Внешне заведение выглядит как обычное кафе, но подают там совершенно иной продукт.

— Найти такую точку не так уж и сложно, — продолжал нас «пугать» гид. — Вам покажет любой голландец правильное направление движения, достаточно только сказать одно слово «кофе-шоп». Его также можно узнать и по характерному запаху, который ни с чем невозможно спутать. Теперь вы знаете, чего ни в коем случае не должны делать, когда мы прибудем в Амстердам, если хотите благополучно вернуться домой.

Послушав Константина, мы с Николаем, с которым познакомились ещё в поезде Москва — Брест, решили: надо брать! Нет, конечно, мы не отказались от идеи приобрести сыр и селёдку, но главной целью посещения города, стоящего на каналах, мы выбрали совершенно другой объект интереса.

Правда, сыр мы всё-таки купили, заехав на частную сыроварню. Кстати, знатный оказался продукт. Сырная голова проехала со мной всю Европу, а потом пролетела через всю Россию, но так и не удосужилась испортиться, полностью подтвердив тезис её создателя, что правильно сваренный сыр может храниться бесконечно долго без малейших потерь качества.

Итак, пройдя с экскурсоводом обзорную экскурсию по столице Нидерландов, мы с Николаем дождались свободного времени и отправились бродить по улицам в поисках заветной торговой точки. Вообще, официально мы искали ту самую чёртову селёдку, но, проходя по очередной узенькой улочке, вдруг наткнулись на то, что нам категорически запрещалось посещать. И главное — всё точно сошлось: и то, что место не бросалось в глаза, и вывеска Café-Shop, и вполне приличный вид заведения, и даже… О, этот запах! Я тебя узнал. Сколько раз я его чувствовал во время службы в Советской Армии, когда мои однополчане, придя с караульной вышки, «забивали косяк» и подхихикивали в клубах дыма.

Нет, не подумайте, у меня на тот момент не было опыта употребления наркотиков абсолютно. Зато был интерес попробовать и испытать, что же это из себя представляет. И не более!

Внутри ничто не выдавало «кафе» за притон наркоманов. Сидят обычные люди за столиками и употребляют «спецпродукт», никто не буянит, никто не пристаёт к другим посетителям и даже никто не валяется на полу. Всё чисто, аккуратно и прилично. Бармен был весьма приветлив, но оказался ни в зуб ногой ни по-русски, ни, удивительно, по-английски. С большим трудом удалось наладить с ним вербально-жестовый контакт и объяснить, чего мы хотим. А хотели мы… да сами не знали, чего хотели. В меню было что-то около 12 или 16 пунктов, и всё незнакомое. Лишь одна позиция была угадана как какие-то грибы, но нас она не устраивала. Того и гляди, отравишься какими-нибудь поганками. В конце концов сошлись на кексах с гашишным маслом. По 12 евро за небольшой кусочек тяжёлой, влажной выпечки.

Расчёт был точным: вместе с группой садимся на катер и едем на экскурсию по каналам Амстердама, на борту съедаем свои кексы, наслаждаемся эффектом, и после часа катания дурь благополучно выветривается. И вот, кексы съедены, но ничего не происходит. Мы с Николаем весь час смотрели друг на друга и интересовались ощущениями. Ни-че-го! Разочарованные мы сошли с катера, ругая голландцев-бракоделов.

И вот тут всё и началось. Вдруг накатила невидимая тёплая волна, словно ты попал под струю тепловой пушки. Сознание затуманилось, как будто я всю ночь употреблял спиртное, нарушилась пространственная ориентация. Вслед за пугающе сильным опьянением пришло чувство страха. Но не как побочный продукт действия наркотиков, а как результат объективной оценки происходящего. Я боялся отстать от группы, попасть под машину, упасть в канал и ещё множества разных фатальных ситуаций, которые могут произойти с каждым человеком, но которые на трезвую голову не воспринимаются столь фатально. Так что когда вся группа подошла к краю парапета, чтобы покормить плавающих в воде лебедей, я не рискнул это сделать и наблюдал со стороны.

Все происходящее воспринималось разумом как своя собственная фантазия. Ну, в самом деле, какая, к чёрту, Голландия? Это ведь всё нереально, я дома сплю на диване, и окружающее мне снится. Сами понимаете, следующая экскурсия в квартал красных фонарей, в это средоточие денег и блуда, просто обязана была показаться бредом. Особенно когда одна из профессиональных проституток выскочила из своего офиса в совершенно голом виде, схватила меня за руки и потащила к себе. А пока она волокла меня, экскурсовод вслед улыбалась и кричала: «Иди, иди, это недорого — 50 евро за 15 минут». Ну разве в ясном уме и твёрдой памяти может такое привидеться? Нет, конечно. И даже фотографиями невозможно это подтвердить или опровергнуть, поскольку в квартале красных фонарей строго не рекомендуется вести фотосъёмку.

Когда сели в автобус, стало хуже. В ответ на размеренную качку вестибулярный аппарат совсем взбунтовался, возникло страшное головокружение. К счастью, на бельгийской границе ничего не случилось, да и вообще заметить, что ты из одной страны попал в другую, весьма затруднительно, так что рассказ о строгих бельгийских стражах порядка я оставлю на совести гида.

Я едва дотянул до гостиницы. В номере стало легче, но заснуть я боялся. По правде говоря, дико вращавшаяся вокруг меня комната была единственным неприятным ощущением. Качество наркотического продукта, очевидно, было очень высоким, поэтому никаких других побочных явлений вроде галлюцинаций, головной боли или тошноты, характерных для алкогольного опьянения, я не ощущал.

Странное дело, ровно в полночь опьянение прошло, то есть резко отпустило, и я почувствовал себя настолько хорошо, что спокойно лёг спать. Уже на следующий день, когда мы ходили по Брюсселю, голландский кекс меня догнал. Вновь горячая волна обдала меня и тут же схлынула, оставив в недоумении.

Что же мне дало это заграничное приключение? Интересный, но отрицательный опыт общения с наркотическими веществами. Да, я смог понять, что же чувствует наркоман, хотя и вряд ли осознал всю гамму ощущений. С другой стороны, ничего хорошего я не извлёк из этого, зато понял, что нет смысла прятаться от тех ощущений и эмоций, которые мы испытываем в обычной жизни. Любовь и радость, интерес познания, женская красота, вкусная пища, солнечная погода, езда на велосипеде, запах цветов и многое-многое другое — всё это не заменят нам ни наркотики, ни алкоголь. И даже минуты отчаяния, неудачи и потери — ещё не повод употреблять вещества, уводящие нас от реальности. Возвращение из состояния дурмана к обычной жизни только усилит пережитые неприятные эмоции. Впрочем, каждый сам выбирает, как распорядиться своей жизнью…

Виктор СУМАТОХИН

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована