Этот человек появился в нашем городе в октябре. Зашёл первым делом в Музей изобразительных искусств. Почему именно туда? Да потому что и сам является художником. Из Подмосковья. Спросите, как же его занесло в Комсомольск? А вот тут уже и начинается история.

Однажды Илья Исаев вышел из собственной квартиры, расположенной в городе Люберцы, и решил добраться до соседнего города. Автостопом. А потом до следующего, затем выбрался за пределы Подмосковья, ну а дальше вошёл во вкус, и вот уже за плечами тысяча километров. А потом следующая. И в каждом регионе России Илью ждали свои приключения. К моменту приезда в Комсомольск за его плечами были уже более двадцати путешествий по России. Только в этот раз он побывал в таких городах, как Орёл, Ливны, Липецк, Тамбов, Пенза, несколько казахстанских городов, включая столицу Астану, Караганду, Сарань, где Илью вспомнили, поскольку там жила его бабушка, Каркаралинск, Новосибирск, Новокузнецк, Абакан, Минусинск, Канск, Северобайкальск, Тынду, Сковородино, Благовещенск, Белогорск, Биробиджан, Хабаровск.

— Илья, как же ты умудрился добраться до Комсомольска?

— У меня есть такая интересная цель – побывать во всех регионах России, посетить все областные, краевые и республиканские центры. Самое главное, что меня в них привлекает, – музеи, библиотеки, различные средоточия культуры. Там, где культура, есть интересные люди, которые чем-то поделятся с тобой и с радостью примут что-то от меня взамен. В каждом городе я писал картины, фотографировал, набирал материал для географических карт, своих литературных потуг. В итоге за много лет путешествий осталось только посетить Дальний Восток. Наконец, я здесь побывал, нашёл множество друзей.

— Где ты уже успел побывать, пока добирался до нас?

— Посетил сначала центрально-чернозёмные области России, затем через Казахстан попал в Сибирь, побывал в Республике Тыва, поехал по трассе БАМ через Северобайкальск, заехал в Тынду, потом Сковородино, Амурская область, из Благовещенска попал в Биробиджан, потом в Хабаровск и вот, наконец, понял, что грех не побывать в Комсомольске-на-Амуре. Отсюда моя дорога лежит в Ванино и на остров Сахалин.

— Что тебя в Комсомольске удивило больше всего?

— Здесь меня поразило наличие памятника Маресьеву, и я подумал: неужели он тоже строил город? Я знал, что здесь есть художественный музей, и первым делом пошёл именно сюда, и он меня тоже приятно удивил. Вообще, в любом городе нужно ходить своими ногами, чтобы увидеть побольше интересного. Вплоть до смешных магазинных вывесок. Вот в Комсомольске мне понравилась пивнушка «Весёлый папа» — отличная ирония со скрытым подтекстом, в смысле, когда папа веселится, многие от этого плачут.

Кроме того, здесь удивительная природа, Амур здесь просто великолепен. Я обязательно схожу на берег, чтобы на закате успеть что-нибудь написать.

— Неужели ты всегда возишь с собой краски и холсты?

— Да, у меня всегда есть краски и загрунтованные картонки. Только за это путешествие я написал 24 работы – два портрета и пейзажи. Пока я в Комсомольске, они находятся на выставке в библиотеке имени Аркадия Гайдара в Хабаровске.

— Но ведь перевозить их с места на место довольно тяжело, особенно если учесть твой метод путешествия…

— Конечно. Я время от времени оставляю свои работы сушиться в разных городах, а потом возвращаюсь и забираю. В Минусинске их взяли в музей на сохранение, устроили меня на ночлег. А пока они сушились, я попутно съездил в Тыву.

— Что ещё у тебя есть с собой?

— За спиной у меня рюкзак с вещами, на плече этюдник с красками, в свободной руке пакет с написанными картинами и сумка с картонками. А ещё у меня есть две флейты, на которых периодически играю в разных городах.

— Будучи художником, имеешь ли стремление к каким-то определённым стилям, манерам письма, направлениям в живописи?

— Я пробовал всё, в том числе портреты, даже делал иллюстрации к книгам. Но по большей части люблю писать пейзажи, интересные природные объекты, памятники. За это путешествие написал множество рассветов, закатов, нарисовал озеро Байкал, горы Якутии.

— В пути больше встречаешь помощи или помех?

— Когда ты полностью автономен и ни от кого не зависишь, это просто замечательно, но если есть помощники, это очень большое дело. В этом случае ты сделаешь всё то же самое, что и в одиночку, но с меньшими потерями. Меньше времени уйдёт на общение с полицией например. Часто бывали случаи, когда остановился у какого-нибудь человека на ночлег, а потом он и сам к тебе приезжает в гости. Идёт такая взаимопомощь.

Многие путешественники подтверждают, что реальную опасность представляют не какие-то там бандиты и грабители, которых ещё нужно умудриться найти. Самую большую опасность представляют сотрудники полиции. Именно они будут тебя останавливать по любому поводу, досматривать, задавать глупые вопросы. А бывают среди них и настоящие хамы, которые тебя обматерят, да ещё и статьёй пригрозят.

Представь себе, какой-то неизвестный поставил палатку в центре города. Само собой, полицией он воспринимается как террорист. В прошлом году в Краснодарском крае меня остановил казачий патруль, который попытался досмотреть мой рюкзак. Но мы с ними мило пообщались, в результате чего у меня родился рассказ под названием «Осколок снаряда», опубликованный впоследствии в журнале «Урал».

Вообще, иной раз полезно попасть в переделку. И себя на вшивость проверяешь, и пообщаешься с людьми, посмотришь, как они ведут себя в экстремальных ситуациях. Иногда это оказывается проверкой твоего собственного чувства юмора, потому что неожиданно рождаются остроумные ответы на какие-то глупые вопросы. Например, в Хабаровске я решил поставить палатку в парке «Динамо». Утром подходит сотрудник парка и спрашивает: «А что это вы здесь делаете?». Я ему отвечаю: «Я здесь играю в индейцев». — «С кем?». —  «Сам с собой!». Это был чистой воды экспромт, и мы вместе посмеялись, а потом прекрасно начали общаться. Кстати, этот человек и сам оказался путешественником и часто бывал на Сахалине.

А бывают такие, кто видит во мне проблему и требует убраться подобру-поздорову, даже не интересуясь, нужна ли мне помощь.

Как-то раз в районе заповедника «Тархан» дети окружили мою палатку и начали трясти её. Я сижу молчу, жду развития событий. Они восприняли это по-своему – начали кричать: «А вдруг там труп?!». Но потом их отогнал охранник. Кстати, директор заповедника очень тепло меня приняла и разрешила поставить палатку в любом месте.

Меня предупреждали: не появляйся в Тыве – там пьяные тувинцы постоянно ходят по ночам с заточками. Но когда я туда всё-таки приехал,  ночью общался именно с пьяным тувинцем. Он действительно проявил агрессию, но нужно было просто грамотно пообщаться, чтобы он перестал считать тебя своим врагом.

Я открою секрет: самые большие неприятности со мной происходили у меня дома, в Люберцах. Меня и грабили, и нападали с кулаками, и в квартиру залезали. Там, где живёшь постоянно, больше шансов нарваться на проблемы, чем где-то в путешествии. А в путешествии я чувствую себя спокойно.

— Путешествуя автостопом, на каком виде автотранспорта чаще всего приходится ездить?

— Бывало, что водители автобусов и маршруток подсаживали меня в пути и не брали денег, если грамотно объяснишь цель поездки. Подвозят дальнобойщики, просто обычные водители, небольшие грузовые легковушки, которые развозят хлеб. Дважды подвозили бензовозы, несмотря на то что им нельзя брать пассажиров. При этом водитель говорит: «Если бы не я, тебя никто бы не подвёз». Самое смешное, что через день тебя подбирает такой же водитель бензовоза и говорит ровно то же самое.

— Ты хочешь сказать, что людям принципиально нравится проявлять добро?

— Я думаю, это нормальное явление. Когда один человек чем-то помогает другому, он сам становится выше. А если люди доказывают друг другу, кто из них круче, они оба деградируют. Многие писатели-фантасты говорят о том, что мы тогда станем достойны контактов с внеземным разумом, когда перестанем видет в незнакомце врага.

— Путешествия – недешёвое предприятие. На что вы путешествуете?

— Изначально, когда я выезжал из дома, у меня было чуть больше 10 тысяч рублей. Автостопом получалось бесплатно, но иногда приходилось покупать билет. На гостиницы тоже не трачусь, поскольку ночую в основном в палатке. Так что деньги идут по большей части на еду. Иногда зарабатываю тем, что пишу портреты на заказ.

— Кто тебя ждёт дома?

— Родные, друзья. Все беспокоятся, спрашивают, когда я вернусь, но я всё откладываю и откладываю.

— Есть ли у тебя основная идея путешествия?

— Основная идея состоит в том, чтобы делиться с людьми всем, что ты накопил в течение жизни, а также набирать материал для дальнейшей раздачи. Если ты написал картину, ты же не будешь вешать её над своей кроватью. Ты же не для себя пишешь, а для того, кто посмотрит и захочет попасть в то место, которое изображено на картине. Кто-то, посмотрев на мои картины, захочет тоже заниматься живописью или даже музыкой. Главное, он получит побудительный мотив для творчества.

Обычно Илья Исаев задерживается в каждом городе на один-два дня, но в Комсомольске он прожил неделю. Что-то его задержало у нас. Возможно, простуда, которую подхватил по пути из Хабаровска, может быть, изумительные пейзажи, а может, хорошие люди, с которыми ему здесь удалось познакомиться, которые приютили художника, составили ему компанию, практически ввели его в наш неформальный бомонд. Всем, кто проявил к путешественнику внимание и заботу, огромное спасибо. Ведь частичку нашего города Илья увёз к себе в Подмосковье и ещё долго будет вспоминать дальневосточные просторы, глядя на написанные здесь картины.

 

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial