Школа добрых надежд

Городская школа № 62, которая располагается на улице Сортировочной, 7/2, встречает посетителей уютной, почти домашней атмосферой. В ней работают шестнадцать преподавателей, учеников в классах по 9-10 человек. Десятиклассников и одиннадцатиклассников нет уже два года.

Одно время школа существовала в системе Министерства путей сообщения, затем ее передали муниципальному округу. Построенная по проекту 1936 года, она впервые распахнула свои двери для учеников в 1979 году и сегодня прекрасно справляется со своей задачей: подготовкой учеников, как в плане общего образования, так и нравственного воспитания подрастающего поколения. 

В связи с добрым, светлым праздником – Днём учителя мы решили поговорить с директором школы Леонидом Фёдоровичем КИРИЛЕНКО, опытнейшим преподавателем, работающим в школе № 62 без малого уже 37 лет.

Леонид Фёдорович, 37 лет в школе для вас срок немалый?

– На самом деле работаю в образовании ещё дольше. До Комсомольска были 10 лет работы учителем физики в посёлке Смидович Еврейской автономной области.

Традиционный вопрос: когда и почему вы решили стать учителем?

– Я вырос в посёлке Литовко. С детства тянулся к технике, электронике и после школы сначала хотел пойти в лётное училище. Но тогда надо было ехать на другой конец страны, не хотелось оставлять родителей. Им было тяжело меня отпускать, и старшая сестра посоветовала подать документы в Хабаровский педагогический институт, по окончании которого я по распределению отправился в посёлок Смидович, а затем в 1979 году меня пригласили в Комсомольск-на-Амуре. Приезжаю, а в школе только фундамент заложили. Но построили быстро.

Вам пришлось работать ещё при советской власти. На ваш взгляд, в чём отличие советской системы образования от современной российской?

– Отличается прежде всего тем, что в современных условиях мы стали больше внимания уделять вопросам, которые не являются существенными для воспитания человека. Да, мы даём знания, но мало уделяем процессу формирования ученика как личности. Зачастую из школы выходят не созидатели, а потребители. Считаю, что надо ввести такое понятие как общественно-полезный труд, который был раньше. Сейчас, чтобы цветы полить или деревья посадить на пришкольном участке, надо получить разрешение родителей. На субботник выйти — тоже только с их письменного согласия. Ну что это такое!

А современный школьник чем отличается от советского?

– Современные дети более информированы, хотя порой их знания хаотичны и не соответствуют реальности. Не хватает самостоятельности, усидчивости, слишком много торопливости. Для них проще открыть Интернет и найти информацию там, чем сидеть в библиотеке, изучать различные источники, сравнивать, анализировать, делать выводы.

На ваш взгляд, какие качества нужны человеку,  решившему стать учителем?

– Само собой, хорошие профессиональные знания, а в плане характера – это доброта. Ребёнка надо уважать и видеть в нём личность.

Как вы считаете, что надо сделать, чтобы вернуть мужчин в школу?

– Во-первых, повысить зарплату. Мужчина – это добытчик, он содержит семью. Во-вторых, для учителей в обязательном порядке должно быть арендное, бюджетное жильё. Льготная ипотека – это хорошо, но молодые специалисты не имеют средств даже на неё. И потом, мужчина по натуре своей не любит бумажной волокиты, а различного рода документации в бумажном, электронном виде в школе сегодня очень много.

Леонид Фёдорович уверен, чтобы оставить учителя в школе, следует

вернуться к опыту прошлого, когда молодой специалист после окончания педагогического вуза должен был определённое время отработать по направлению.

– Если бы не было распределения, может быть, и я не работал бы учителем, ушёл бы на завод. А так потихоньку втянулся и привык, – подытожил Леонид Кириленко.

С начала учебного года прошёл месяц. Какие советы вы могли бы дать родителям первоклассников?

– Вернуться к нашим истокам в культуре воспитания человека. Больше читать вместе с детьми, включая дополнительную литературу. Сейчас ученики, бывает, не знают, не читали роман «Молодая гвардия», а ведь в нём прописаны базовые ценности нашего общества. В литературе сейчас нет нравственных ситуаций, острых конфликтов. Школьная программа составлена так, чтобы ученика можно было максимально насытить информацией, которая детям порой даже не по возрасту.

В ожидании Джульбарса

В процессе разговора директору позвонили и предупредили об очередном минировании городских школ и подготовке к эвакуации.

– Выходим и ждём собаку, – произнёс в телефоне строгий женский голос.

Пока ждали кинолога с собакой, я, пользуясь случаем, задал Леониду Фёдоровичу вопрос о безопасности школы.

– Вопросы охраны городской властью прорабатываются. Одной из причин недавней трагедии в Ижевске считаю то, что раньше при зачислении ребёнка в первый класс проводилась обязательная медицинская комиссия. Она и сейчас есть, но стала более формальной, учитывается общее состояние здоровья. Прежде всегда были задействованы узкие специалисты: логопед и психоневролог. У нас с каждым годом всё больше детей, которые отстают в психическом, умственном развитии. В основном проблемы от них.

Леонид Фёдорович напоминает, что в последние годы в наших школах получила широкое распространение мода на западные методики воспитания учеников с задержкой развития, так называемая инклюзивная педагогика.

– Приходилось бывать в Японии, и там мне понравилось, что такие ученики хоть и сидят в общем классе, но рядом с ними находится воспитатель. Совершенно другой подход. В наших классах преподаватель один, ему надо дать задание ученику, который хорошо усваивает материал, и тому, кто слабо усваивает, и в результате учитель уделяет внимание не сильному ученику, а слабому. Получается, что ребёнок с хорошими способностями скатывается на уровень середняка в лучшем случае.

Леонид Фёдорович, что бы вы хотели пожелать всем преподавателям в этот светлый праздник?

– Хотелось бы пожелать прежде всего терпения и творчества. Чтобы каждый учитель оставался в школе. Дети есть дети, и, поскольку мы получили соответствующее образование, мы должны применить его для детей нашего города, нашей страны.

Евгений СИДОРОВ