Дело было вечером, делать было нечего. Вполне добропорядочный комсомольчанин Михаил Шубин, 1990 года рождения, с высшим образованием, женатый, имеющий на иждивении дочь 4 лет от роду, ранее не судимый, решил не читать поднадоевшего Фёдора Михалыча Достоевского и вместо очередного посещения драмтеатра принялся прозаически распивать алкоголь в компании с близким другом Дмитрием Ежовым и двумя подругами.

Казалось бы, ничто не предвещало беды. Вначале события развивались в стиле: «Есть друга крепкое плечо, нам все преграды — нипочем, у нас вино с собой, вареники и… (подруги. – Ред.)».

Впрочем, вареников было мало, зато было много водки, и, по свидетельству Шубина, в какой-то момент «друга крепкое плечо» Дмитрий ударил его несколько раз в лицо, а когда получил в ответ, на Михаила накинулись родители Дмитрия и стали его бить.

Ну, а далее, соответственно, «как фонари, горят глаза, и не в порядке тормоза на нашей синей боевой подводной лодке», события развивались пусть хаотично, но быстро и более-менее предсказуемо. Отец Дмитрия наносил Михаилу удары по спине и голове и при этом кричал, что «нужно его валить».

Михаил вырвался из захвата и отбежал в сторону кухни, зашёл за барную стойку, но дальше был тупик. И здесь Михаил понял, что должен был чувствовать несчастный мамонт, когда первобытные охотники загоняли его в безвыходную ситуацию. Компания «Ежов и сын» продолжала идти на него, при этом высказывая соответствующие охотникам пожелания загнанному зверю. Михаил — не мамонт, бивней у него не было, зато под руку подвернулся нож, которым он нанёс несколько ударов в грудь старшего Ежова как наиболее опытного загонщика. Затем Михаил выбежал из квартиры и, предварительно завернув нож в газетку, спрятал его в почтовом ящике, примерно так же собака прячет кость на асфальте, зарывая носом.

В ходе расследования преступления и судебного заседания было установлено, что на самом деле события развивались в несколько ином ключе. По словам свидетелей со стороны Дмитрия Ежова, конфликт разгорелся из-за цепочки, которую одна из подруг сорвала с шеи Шубина. Когда в квартиру зашёл отец, он тоже высказал свои права на украшение. Шубина подобная наглость разозлила, и он стал кидаться на мужчину. Сын же вступился за папашу и нанёс Шубину удар кулаком в лицо, после чего, собственно, и началась обоюдная драка, которая переместилась в зал. Там Михаил повалил Дмитрия на пол, одной рукой придушил, а второй пытался выдавить глаза. Слыша крики сына «Помогите, хулиганы зрения лишают!» отец ударил пару раз Шубина. Совсем чуть-чуть, ровно для того, чтобы у того потемнело в глазах и он отпустил чуть было не ослепшего Дмитрия. Схватка постепенно переместилась в прихожую, где Шубин начал было выталкивать Дмитрия из квартиры, но получил от противника хороший пинок, заставивший его пролететь через всю квартиру и приземлиться в гостиной. Помотав головой и отогнав от себя круживших вокруг головы птичек, Шубин поплёлся на кухню. Дмитрий Ежов воспользовался заминкой и решил ретироваться, и тут-то Шубину и попал в руки злополучный нож, с которым он ринулся на Ежова-младшего. Тот побежал вниз по подъезду, Шубин за ним. Не догнав мужчину, Шубин кинулся на мать Дмитрия, но, поскольку хулиган разогнал мужскую половину семьи, ей пришлось уповать на защиту случайно подвернушегося под руку ящика.

Трагедии могло и не случиться – драка в конце концов закончилась взаимной ничьей, но Шубин воспользовался передышкой в своих целях – вонзил нож в старшего противника, отца Дмитрия Ежова.

Судом установлено, что в момент нанесения ударов ножом и причинения потерпевшему Ежову смерти подсудимый Шубин не находился в состоянии физиологического аффекта, а реализовывал возникший у него прямой умысел на убийство. Мотивом убийства послужили личные неприязненные отношения подсудимого к убитому, возникшие в ходе ссоры с последним.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 296-300, 302, 303, 304, 307-310 УПК РФ, суд приговорил:

«Признать Михаила Шубина виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима».

(Имена и фамилии участников процесса изменены.)

Евгений СИДОРОВ
По материалам, предоставленным старшим помощником прокурора Натальей ИВАЩЕНКО

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика