Новый зимний сюрприз готовит своим зрителям театр драмы Комсомольска – премьеру бессмертной комедии Мольера в постановке Андрея ЛАПИКОВА, режиссёра из Санкт-Петербурга, хорошо знакомого комсомольчанам по таким спектаклям, как «Номер 13», «Свободная пара», «Дама-невидимка», «Чехонутые».

Гениальное произведение гениального драматурга – «Тартюф». Пьеса с историей и в контексте истории Франции XVIII века, когда в стране только что закончилась гражданская война, а в Европе царили суровые зимы в связи с «малым ледниковым периодом». Изменения климата, неурожай и вызванные этим голодные бунты, разгул религиозного лицемерия, поиск инакомыслящих силами тайного религиозного «Общества святых даров», которому покровительствовала Анна Австрийская – мать короля Людовика XIV, – вот та атмосфера, в которой Мольер создавал свой шедевр на все времена. Пьеса была запрещена не только к постановке, но и к прочтению под страхом отлучения от церкви. Оголтелые святоши, современники драматурга, призывали «сжечь не только книгу, но и её автора, демона, безбожника и распутника». Чем же они были так разгневаны?

Мольера всегда привлекала тема лицемерия, этого общественного бедствия, порождённого страхом, угодничеством и духовным рабством, которое он наблюдал вокруг. Для написания пьес драматург пользовался реальным материалом жизни. В случае с «Тартюфом» он создаёт сюжет, основываясь на своих наблюдениях за деятельностью засекреченного религиозного «Общества святых даров», представители которого использовали в своих интересах власть религии над умами людей. Одним из методов их деятельности был оговор внутри семьи с целью получить завещание или дарственную на имущество хозяина.

Так кто же он, этот Тартюф, чье имя стало нарицательным, обозначая мошенника особого ранга, виртуоза манипуляции?

В доме порядочных, благочестивых дворян — господина Оргона, его жены и дочери — появляется некий прохиндей со сладкими речами и весьма туманными поначалу намерениями. Благородный Оргон (его роль исполнит Александр Саранчин) ведётся на речи бродячего «проповедника», и наглый проходимец в рекордные сроки не только добивается расположения хозяина дома, но и прибирает к рукам его состояние, собирается жениться на его дочери и совратить его прекрасную супругу Эльмиру (актриса Марина Шатова). Нормально, да?

Тартюф (в главной роли мы увидим Егора Расторгуева) беспринципен, целеустремлён и гибок. Он опасен! В уморительно смешной комедии появляются страшноватые краски. Тартюф – не просто ханжа и плут. Он претендент на власть, он доносчик, клеветник, политикан, способный завоевать доверие и хладнокровно предать. Он лицемерный, отвратительный святоша, нацепивший маску благочестия. При этом настолько обаятелен, что наивный в своей доверчивости Оргон не способен заподозрить мошенника во лжи, тем более в подлости. Утончённое, изысканное воплощение зла, Тартюф завораживает и подчиняет. События естественно развиваются в сторону трагедии, ведут к драматичному итогу. Смысловые нагрузки лежат в области противостояния демагогии, а это, как нам известно, колоссальная сила, которую победить гуманизмом чрезвычайно трудно. Насколько глубоко опасно то, что мы называем «ложная вера»? Каких бед она может натворить? Где брать силы верить в превосходство человеческого разума над царством мракобесия, произвола и насилия, над хаосом внешнего мира? Вот о чём эта пьеса. Это вовсе не фривольный пустячок про ловкача.

Лишь вмешательство самого короля разрубает затянутый узел интриги и обеспечивает внезапную счастливую развязку событий. Очевидно «приклеенный» финал, но именно в силу своей искусственности и неправдоподобности благополучная развязка ничего не меняет в существе мольеровского посыла. В таком решении автора выражена вера людей XVII века в разумную королевскую власть. Не просто складывались отношения Мольера с королём, но надо отдать тому должное – сразу после смерти Анны Австрийской, покровительницы «Общества святых даров», именно он, Людовик XIV, снял запрет на постановку «Тартюфа», и с тех пор пьеса не сходит с подмостков мирового театра.

Андрей ЛАПИКОВ

А теперь слово режиссёру-постановщику спектакля Андрею Лапикову:

— Не впервые ставлю эту пьесу, но всегда находятся какие-то новые смыслы, уточнения, свежие идеи и мотивации. Вот, например, хотел бы вообще отказаться от музыки и световых эффектов. Возможно ли это? Но ведь именно таким был театр Мольера – всё держалось только на актёрской игре. Даже костюмов сценических у них не было, они играли в том, в чём ходили по улице. Что вообще это за искусство такое – театр? Почему актёр, поднимая бутафорский бокал, скрученный из проволоки, заставляет нас поверить, что в нём искрится настоящая терпкая влага благородного вина? И мы верим! В этом явно присутствует какая-то мистика. Ни живопись, ни кино не дают такого эффекта. Потому что театр – это жизнь, которая здесь и сейчас. Праздник условности и великого сотворчества актера и зрителя.

Премьера назначена на конец ноября. И да, праздник состоится. И будет текст в стихах, и будут фантазийные костюмы, серьёзные темы прозвучат на фоне искрометного фарса, гротеска и пародийного буфф-балета. Похоже, великая мольеровская комедия, которую как только ни ставили, как только ни трактовали на протяжении трёхсот пятидесяти лет, на сцене нашего театра получит новую жизнь и ещё одну оригинальную интерпретацию.

Татьяна ЧАНОВА

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика