11 апреля в возрасте 52 лет ушла из жизни Елена Анатольевна Щербакова, бывший шеф-редактор «ГТРК Дальневосточная». Многие комсомольчане помнят её как ведущую программы «Вести-Комсомольск», красивую, эффектную, жизнерадостную. Редакция газеты приносит искренние соболезнования родным и близким.

Владимир Гинзбург, председатель ГТРК «Дальневосточная», член Союза журналистов:

Лена была суперталантливым человеком и прекрасным журналистом. До работы на телевидении она преподавала в школе, потом была завучем. Её сестра работала у нас машинисткой, набирала тексты сюжетов. И когда нам понадобилась ещё одна машинистка, пришла Лена. Я посмотрел на неё — очень красивая! Очень! Потрясающая. И говорю: хорошо, работай. А потом вижу, она не просто набирает чужие тексты, она их ещё перерабатывает, корректирует… Тогда я перевёл её на должность корреспондента, потом редактора, потом старшего редактора «Информации». Спустя какое-то время отправил на двухнедельную учёбу в Москву. А она там, кроме них, окончила полные курсы повышения квалификации, получила диплом второго высшего образования, причём далось ей это очень легко… Когда я уходил со своей должности на телевидении, поставил её на своё место, но она в это время уже заболела. Просто сгорела… Талантливый, прекрасный журналист, который помогал людям. Таких уже не будет.

Максим Пастухов, корреспондент «ГТРК-Дальневосточная»:

Я пришёл на ТВ, абсолютно не зная специфики работы. Лена щедро делилась знаниями, опытом. Мы не просто работали, а жили работой. Лена ставила очень высокую планку, мы равнялись на неё. Сколько жизнелюбия, света было в ней! Наша редакция была одной семьёй. Лена была душой, сердцем нашей команды.

Евгений Гофман, шеф-редактор программы «Вести»:

Работать на телевидение меня пригласила Лена. Позже я встал на её место, и для меня это было очень тяжело… Но она была рядом всё время — подсказывала, помогала, наверное, поэтому что-то в итоге и получилось. В ней был стержень. Она умудрялась так говорить с людьми, чтобы её слушали. Кроме того, Лена была очень красивой, ей невозможно было отказать. Но самое главное — в текстах, где я, человек, который всегда работал в газете и видел слова только в напечатанном виде, Лена видела и паузы, и места, где необходимо голос повысить, а где уменьшить тембр… Для меня это было открытиями! А ещё она научила меня правильно ставить ударения…

Время, когда Лена была шеф-редактором, было для нас, корреспондентов, золотым. Она никогда не использовала идеологическую гильотину. Всегда говорила: «Можешь доказать свою точку зрения – давай, делай, посмотрим, поправим». С ней было комфортно работать, потому что она выслушивала, пыталась понять, помогала. Без неё ни одна из задумок, которые мы хотели воплотить, не осуществилась бы. Она нас всегда прикрывала перед руководством, если у нас что-то не получалось. Прежде чем нести материал на вычитку Владимиру Гершановичу, она пропускала его через себя, отправляла на доработку…  Таких редакторов, которые отвечают не только за текст, но и за идеи и людей, сейчас уже нет. Потрясающий человек, жалко, что её с нами нет.

Александр Коробов, ведущий «Вести-Белгород»:

— Первый шеф-редактор — это как первый учитель. Сколько бы лет ни прошло, а помнишь его с особым теплом и благодарностью. Лена пристально следила за твоими первыми шагами в журналистике, хвалила за сюжетные находки. За что-то ругала, хотя сейчас понимаю, что за корявый текст. В доинтернетовскую эпоху, когда особо негде было почерпнуть информации о профессии, именно Елена Анатольевна стала для нас, молодых, главным источником знаний.

Сегодня начинающим журналистам проще. В Сети можно найти что угодно. Но я не завидую им, наоборот, сочувствую, ведь у них не было такого делового, энергичного и прекрасного шеф-редактора.

Инна Монина, корреспондент ГТРК «Дальневосточная» Хабаровск телеканала «Россия»:

— Лена — это Боец. Она была шеф-редактором редакции информации, в то время выходили ещё новости под названием «Будни», уже позже стали «Вести», когда телеканал «Россия» перешёл на единый формат. Было нас тогда очень много, у каждого свой характер, и каждый был готов биться за каждую строчку в своём тексте. Убедить, найти подход плюс распланировать не только новости, но и передачи, было реально сложно, но можно. К тому же, она сама ездила на съёмки и писала. Очень любила свою работу. У неё был широкий круг общения, она помнила все дни рождения и, даже когда уже не работала, поздравляла всех, с кем была в дружеских отношениях. Она умела настоять на своём, но в то же время признать, что была не права. Жизнерадостная, открытая, сентиментальная…. Очень сложно писать и говорить про Лену в прошлом времени.

Ульяна Боровинская, бывший корреспондент молодёжной программы «Плюс-Минус»:

— Я училась в 11 классе, точно знала, что буду журналистом, делала сюжеты в молодёжную программу «Плюс-Минус». Елена Анатольевна была редактором у «взрослых» телевизионщиков в редакции «Информации». Она мне казалась небожителем, не меньше: красивая, светящаяся. Её стол стоял далеко, у окна. И я почему-то всегда терялась перед ней, смущалась, впрочем, от этого её доброе отношение ко мне не становилось меньше. Только сейчас прочувствовала: будь я смелее, могла бы научиться у неё многому. Например, вот этой манере общения с людьми, когда и мягка, и настойчива. Чёткости мыслей. Умению чувствовать важные темы. Я с огромной благодарностью вспоминаю то время в телецентре. А ещё благодарна судьбе, что она недавно меня свела с Еленой Анатольевной и она меня вспомнила. И пусть её взгляд, ничуть не изменившийся за эти двадцать лет, останется в моей памяти.

Олег Фролов, главный редактор газеты «Дальневосточный Комсомольск»

На телевидение я попал в 2002 году, став выездным телеоператором, поэтому с Еленой Щербаковой в работе практически не сталкивался. Она для меня была как выступающий на сцене артист для музыканта, сидящего в оркестровой яме.

Тем не менее нельзя сказать, что мы уж совсем друг друга не замечали. Время от времени и мне доводилось записывать Елену в павильоне, когда она читала новости в кадре. С тех пор прошло много лет, и многое забылось, но эта женщина для меня всегда была образцом стиля.

В то время мы осваивали новые технологии записи картинки – опробовали работу с хромакеем, когда фон при помощи специальной программы заменяется на динамичный задник. Не всё получалось, приходилось экспериментировать с освещением, чтобы хромакей освещался максимально равномерно. Иногда процесс затягивался – делали последовательно несколько проб, носили кассету в монтажную, проверяли, как вырезается синий цвет и накладывается картинка. Галогеновые лампы разогревали студию до температуры 30-40 градусов. Все, кто участвовал в процессе, включая ведущего новостей, в конце концов сами раскалялись и к концу записи готовы были уничтожить друг друга.

Но Лена никогда не позволяла себе сорваться и наговорить в адрес оператора и осветителей лишнего. Жёсткое освещение и долгий процесс она всегда переносила стоически, лишь изредка поправляла «поплывший» макияж и ободряла окружающих шуткой. Она вообще всегда была доброжелательна и исключительно позитивна не только в кадре после команды «Пишем» и вступления «Здравствуйте, в эфире «Вести Комсомольск», но и в обычной жизни. И когда запись заканчивалась, не заканчивалась знаменитая улыбка Лены Щербаковой. Вставая из-за стола в студии, она не переставала улыбаться и, идя по коридору, озаряла светом всю телевизионную редакцию. Такой я и запомнил Елену Щербакову – красивой, женственной, светлой в прямом и переносном смысле и немножко недоступной.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика