Борис Николаевич МИЛЯЕВ – мой учитель музыки. Когда занятия заканчивались, он часто делился со мной воспоминаниями о своём военном детстве.

Борис Николаевич родился в г. Ярославле в 1934 году. Его отец был директором подстанции, а мама присматривала за детьми. Когда началась война, всех домохозяек отправляли стирать окровавленные гимнастерки, поэтому самому Борису приходилось сидеть со своим младшим братиком и сестрёнкой. Ярославль бомбили часто, и, когда звучала воздушная тревога, он хватал брата и сестру на руки и бежал в бомбоубежище, пока родители были на работе.

— Однажды воздушная тревога в течение дня звучала трижды, — рассказывает Борис Николаевич. — Я очень устал: брат на руках, сестра не отпускает твою руку. Ночью после последней тревоги мы прибежали домой, и я сразу упал на кровать, даже не помню, как уснул. Наутро, когда родители зашли ко мне в комнату, они увидели на моей кровати, помимо меня, — бомбу. Оказывается, я всю ночь пролежал с ней в постели.

Дом Бориса Николаевича стоял возле железной дороги, а бомбили в основном её, и заводы. Одна из этих бомб залетела в окно и чудом не взорвалась, утром её забрали сапёры.

— Нас пытались отослать в Пермь, мы ехали в вагонах из-под торфа, я помню, что там были лавочки в виде трапеции с перилами, сидеть на них было невозможно. Когда мы туда приехали, женщины сказали, что хотят умереть вместе со своими мужчинами! И мы вернулись домой.

Вернувшись в Ярославль, семья Бориса Николаевича прожила там до 1950 года.

— Главной моей задачей во время войны было уберечь брата и сестру, и я с ней справился. Мама даже хотела, чтобы мне дали медаль — за спасение детей.

Осенью 1941 года Борис Николаевич пошёл в школу. За 4 года он сменил 16 школ и окончил Ярославскую гимназию для мальчиков.

— Приходим в одну школу, а в ней делают госпиталь, приходим в другую, а там шьют и стирают одежду солдатам. Помню хорошо своих учителей, все они были очень взрослые — люди 19 века, я таких больше не встречал.

День победы  Борису Николаевичу запомнился тем, что его разбудили в 3 часа ночи, начали снимать шторы с окон, и на улице всюду было слышно: «Ура-а!». В ту ночь над Ярославлем было северное сияние.

Прасковья БОЛЬШАКОВА

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика