Жителям нашего города нет смысла напоминать о том, что Комсомольск-на-Амуре зародился в далёкие 30-е годы прошлого века в момент высадки на берегу комсомольского десанта. Практически каждый знает и то, что и до этого берег был вовсе не пустынным, а населён жителями села Пермского — переселенцами из западных областей Российской империи. Но мало кто в курсе, что и по сей день среди нас живут прямые потомки переселенцев, встретивших на Амуре первые пароходы со строителями.

Семья Силиных обосновалась в посёлке Галичный Комсомольского района давно и, увы, не по своей воле. А ведь когда-то их предок с нуля начинал строить село Пермское, а потом стал самым известным и уважаемым человеком.

Нас встречает у калитки Надежда Иннокентьевна Силина — на сегодняшний день самая старшая представительница рода. После недолгого знакомства переходим к рассказу о семье. Разговор поддерживают две дочери — Виктория и Александра. Рассказ женщин поначалу сбивчивый, изобиловавший лирическими отступлениями, я пытаюсь пустить хоть в какое-то русло. Поэтому прошу: давайте начнём как в библии. Итак, предки переселенцев были крепостными крестьянами, жившими в Пермской губернии.

Основателем династии, согласно выстроенному каким-то биографом древу, был Федосей Силин. Федосей родил Марка, Марк родил Василия, Василий родил Максима, Максим родил Харитона, и именно Харитон для нынешнего поколения Силиных – ближайший предок и фактически — стыковка с прошлым.

Когда было отменено крепостное право, Силины воспользовались призывом царского правительства поехать на Дальний Восток осваивать новые земли. Люди снимались и уезжали целыми сёлами. Каждой такой группе давались деньги, транспорт — подводы и плоты для сплава по рекам — охрана из казачьих отрядов. Год, а то и два ушло на путешествие, пока не обосновались крестьяне на берегу Амура.

Силины — народ работящий, сразу взялись за дело, и скоро на пустом берегу выросло большое хозяйство. Мужики ходили на работу и рыбалку, женщины работали в поле и в огородах. Село насчитывало около 50 дворов. Хоть и суровым оказался климат, но пшеницу успевали вырастить за короткое наше лето. А раз есть пшеница, значит нужно её молоть. Тогда Максим, чья семья жила на берегу каменистой речки Тогды, засучил рукава и с помощью сына Харитона сварганил водяную мельницу. Сюда жители нового села Пермского стали возить зерно. Так и сменилось название речки — стала она Силинкой.

Вот и представьте, жили люди, не тужили, небось, и про новую власть знали только понаслышке. И вдруг на тебе — пароходы, комсомольцы, стройка, начальство.

— Сельчане с радостью приняли новых людей, пустили к себе в дома на постой, — рассказывает Надежда Иннокентьевна. — Да и Харитон, ставший к этому времени главой семьи, хоть и был человеком крутого нрава, ничего не имел против пришельцев. Во всём старались помочь приезжим, да и те не проявляли к местным враждебности. Дружно жили.

Кстати, как утверждали впоследствии Владимир и Геннадий, сыновья Харитона, дававшие в 90-х годах интервью городскому телевидению, первые годы строили Комсомольск действительно только добровольцы, а заключённых начали привозить только в 1937 году.

Известно, что первостроители ввиду плохой организации испытывали огромные затруднения с едой. Будущий Комсомольск голодал, люди гибли. По рассказам, все мертвецкие были забиты трупами. А у хозяйственных жителей Пермского всегда были излишки пропитания. Делились с голодающими, ходили в тайгу, собирали черемшу и сдавали в виде витаминной подкормки, чтобы снизить вероятность цинги у строителей города. Давали сети, чтобы комсомольцы запасались рыбой.

Но соседство двух миров — старого и нового — не очень-то устраивало руководство стройплощадки. Ну как им мириться? Тут хозяйственные крестьяне, а тут комсомольцы — ни кола, ни двора, одна романтика в голове. И однажды старопоселенцев поставили перед фактом: вы не уживётесь рядом с растущим промышленным гигантом. Как говорят сами Силины, хозяйство продали строителям за бесценок – всего за 1000 рублей отдали дома с хозяйством и скотом. А потом всех посадили на баржи и отправили селиться на пустое место и начинать с нуля — копать землянки, корчевать участки, сажать огороды. Так образовалось село Блюхеровка — по фамилии тогдашнего маршала.

О том, как тяжело пришлось Силиным, говорит тот факт, что после переезда из 15 детей выжило лишь семеро. Восемь умерли от голода. Но мало показалось жёсткости.

— Глава семьи Харитон был горячим человеком, и как-то раз такого наговорил приехавшему начальству, что был репрессирован и умер в одном из сибирских лагерей в 1946 году, – говорит Александра, дочь Надежды Иннокентьевны. — Но об этом семья узнала только в 60-х годах.

В жернова массовых репрессий попал и славный маршал, давший название посёлку. Пришлось думать над новым. Решили взять фамилию признанного героя, но погибшего ещё в гражданскую — Чапаева. Уж Василий Иванович в силу отсутствия на этом свете точно не мог прогневить советскую власть.

На новом месте ничто не предвещало неприятностей, но однажды и в этот богом забытый уголок мира постучалась беда.

— Моему отцу — Петру Силину — было семь лет, когда в 1956 году его семья как-то утром проснулась по пояс в воде, — рассказывает Виктория. — Чапаевка в тот год утонула, и семье пришлось переселяться в Галичный. Вот с тех пор мы и живём здесь.

Но это наводнение было, пожалуй, последним бедствием для Силиных. Жизнь постепенно наладилась. Сегодня семья насчитывает несколько десятков человек. Кто-то так и живёт в Галичном, другие разъехались по миру. Но по-прежнему собираются вместе, чтобы вспомнить историю рода, посмотреть фотографии и рассказать слушателям о делах минувших.

Об авторе

В средства массовой информации пришел целенаправленно, уволившись с военной службы. Работал в городской телекомпании, корпоративной газете «За сталь», сегодня является главным редактором газеты «Дальневосточный Комсомольск». Определяющим принципом журналистики считает объективность.

А ещё у нас есть

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика