Афганистан в моей душе

15 февраля исполнилось 32 года со дня вывода советских войск из Афганистана. Военное присутствие СССР в Афганистане продолжалось почти 10 лет — с 1979 по 1989 год. Советская Армия вела в Афганистане полномасштабные боевые действия, необходимость которых и в те времена, и сегодня оценивается по-разному. В том числе и теми, кто побывал там в составе Ограниченного контингента советских войск.

Комсомольчанин Сергей ПОГОДАЕВ получил за Афган два ордена Красной Звезды, служил в Забайкальском военном округе командиром танкового взвода, на первой линии границы в Досатуйском укрепрайоне. Отправили в Афганистан, и он попал в знаменитую Руху, Панджшерское ущелье. Дальше не было никаких советских войск, за «шурави» в Рухе стоял «надёжный» заслон — 2-я пехотная дивизия афганской армии.

Горы, жара, буйволы на пашне с деревянными сохами, феодальная нищета народа, на местном рынке дрова по цене хлеба, однако ни того, ни другого в кишлаках никогда в достатке не было. Одна часть гарнизона размещалась в глинобитных домах, стены которых были обшиты досками от снарядных ящиков, другая часть размещалась буквально под землей.

Знают низы и знают верха,
Что неприступная крепость Руха,
Любой, кто полезет к нам, будет разбит,
Душман, гепатит и энтероколит.

— Сергей Геннадьевич, как меняется человек на войне?

— Во-первых, я офицер, меня профессионально учили военному делу. И я убежден, что любой офицер должен пройти через боевые действия, чтобы стать настоящим офицером. Армия должна воевать.

— Впервые оказаться под огнем страшно?

— Первый бой был, когда душманы пытались захватить наш блок-пост. Нас оставалось четыре человека. Я стоял за пулемётом и стрелял, такая работа. Не было времени для страха. За офицером стоят солдаты, которые смотрят на тебя, ты для них как флаг. Как себя поведешь, так и солдаты будут себя вести.

— Запомнилась какая-то опасная ситуация?

— В танк попал реактивный снаряд от БМ-12 и не разорвался, упал на корпус. Он просто лежал и дымил. Я взял бушлат, завернул снаряд и отнёс его на руках к винограднику. Через три часа он взорвался.

— Что бы вы сказали о моджахедах как о воинах?

— Лучше русского солдата никто в мире не воюет. Наша задача была охрана дороги, поддержка боевых операций в «зелёнке». Душманы — мужественные люди, но для них война была другой. Против нас стоял Керим, полторы тысячи человек, 500 человек воюет, 500 — в Пакистане на обучении, 500 — в отпуске по всему миру. Это была армия, не банда. А Ахмад Шах Масуд мог выставить порядка 12 тысяч бойцов.

И мы ведь не только воевали, но и помогали афганскому народу. И сейчас, когда наши ездят в Афганистан, их встречают, как братьев.

Сергей КОЗЫРЬКОВ прошёл через Афганистан простым солдатом, с весны 1981 года воевал в провинции Кундуз, был водителем ЗИЛа, а это одна из самых опасных специальностей на афганской войне. Перевозки грузов всегда подвергались нападению душманов.

— Сергей Алексеевич, солдат готовили перед отправлением в Афганистан?

— В Союзе нас месяц подготавливали, других, бывало, и больше. До Афганистана в Советской Армии практически не было горной подготовки. Никакой строевой. Горы, учения, стрельба. Была очень хорошая стрелковая школа. Электронные мишени — ползёшь и не предполагаешь, где она возникнет. Выдают магазин к автомату, и неизвестно, сколько там патронов, а мишени появляются то тут, то там.

Или, к примеру, бросаем 30 гранат Ф-1 в ГАЗ-66, ничего, машина на ходу, только изрешечённая вся. Это тоже учёба, ты видишь, каким видом оружия какой ущерб ты можешь принести противнику.

Я думал, что начальная военная подготовка была развита по всем школам СССР, в десятом классе мы разбирали автомат с закрытыми глазами, стреляли. Оказывается, нет, не везде так было, некоторые до армии автомат не видели.

— Афганистан как южная страна был опасен не только минами на дорогах, засадами моджахедов, но и довольно агрессивной природной средой, среди которой есть и ядовитые змеи. Это действительно так?

— В гарнизоне мы жили в палатках, я ни одной змеи не видел. Пехота, автобат, связисты, строители, большое скопление людей, помещений, охраняемый периметр. Как-то раз ночью поймали афганского мальчика возле палаток, он прошёл через все посты, а уже были случаи, когда духи вырезали спящих солдат. Вот поэтому ночью в каждой палатке был дневальный.

Змей довелось видеть на подготовке в Туркмении, там есть змея-стрела, у неё бросок 6-7 метров. Песчаная эфа очень ядовитая змея. Там мы внимательно смотрели по сторонам, проверяли палатки.

Ещё есть такой ветер «афганец», первый раз испытал его в Туркмении. Утром проснулись, а БМП засыпало песком, только стволы на башне торчат. Такой ветер начинается внезапно, солнце светит, небольшой ветерок — и вдруг буря. Из машины выходишь и проваливаешься в песок по пояс.

— В таких условиях чего больше хотелось?

— Воды. Всегда хотелось простой чистой воды вволю попить. Вся вода была хлорированной или с добавлением таблеток дезинфицирующих.

— Когда советских солдат готовили к отправке в Афганистан, то идейная установка была такая: во-первых, мы исполняем интернациональный долг; во-вторых, есть наша страна — СССР, на наших южных границах — Афганистан, и если мы не будем там находиться, то там будут войска США. Сейчас в Баграме  главная база США и НАТО в Афганистане. Выходит, наши замполиты были правы?

— Получается, да, были правы. Мы не только воевали, но и изначально шли туда помогать. Даже спустя годы у них отношение к шурави совсем другое, чем к американцам. Мы не пришли в Афганистан целенаправленно убивать афганцев, и они это знают. Бедных в Афганистане много, им надо было как-то кормить семьи, вот и шли в боевики. По существу, мы воевали не с афганцами, а с другими странами. Здесь сыграла свою роль геополитика, руками афганцев свои задачи решали США, Китай, Пакистан.

— Афганские события уходят в прошлое, тем не менее до сих пор идут споры, нужно ли было вводить войска в Афганистан?

— Вот памятка, которую нам выдавали перед отправлением в Афганистан. Нам говорилось, что рядом с нами находится дружественная страна и ей нужно оказать помощь. Мы шли выполнять интернациональный долг. Это уже в процессе получилась война. На месте работали другие силы, и они сделали всё, чтобы СССР воевал с моджахедами.

Перед отправкой в Афганистан у нас было полковое построение, и командир полка задал вопрос, есть ли те, кто не желает ехать в Афганистан? Из всего полка вышел один человек — Сергей Пугачёв. Он сделал три шага, и вдоль строя прокатился презрительный гул массы людей. Наше поколение всё-таки было более идейным.

— Вспомните самый рискованный случай.

— При нехватке личного состава я часто ездил один. Как-то вечером возвращался в часть, и внезапно с обочины на дорогу вылетает афганка с ППШ, кричит и целится в меня. Метров 15 было, а у меня автомат сбоку лежит, я не успеваю схватить, бью по тормозам, она кричит, потом махнула рукой и отошла. Ситуация мгновенной смерти, еду, а нога у меня дрожит.

Обстрелы были постоянно, они непредсказуемые, к ним привыкаешь. Машины небронированные, на двери вешали бронежилеты, железные листы приваривали по бокам, как у боевиков в Сирии.

Надо понимать, война в Афганистане была не такая, как Великая Отечественная. Методы афганской войны были партизанскими: засады, минирование дорог, внезапные нападения и мгновенный отход противника. Идёт колона, обстреляли, семь человек убитыми.

В таких условиях трудно воевать на упреждение.

— В обычной, небоевой ситуации с афганцами доводилось встречаться?

— Был такой случай. В городе у меня открылся ЗИП, на дорогу посыпались инструменты, запчасти, толпа афганцев кинулась к ним, для них это деньги. Меня никто не учил, как поступать в такой ситуации, это война, я схватил автомат, дал очередь, и все разбежались.

— Лично вы как восприняли наш уход из Афганистана в конце 80-х?

— Вывели и правильно сделали, иначе бы война шла без конца и края. Чтобы победить Афганистан, надо убить весь народ, но мы ведь шли не убивать народ, а помогать.

Конечно, война в Афганистане для каждого, кто там побывал, была своей. Сколько людей, столько и мнений. Для кого-то эта война стала трагедией жизни, а вот один мой знакомый, офицер, ветеран афганской войны, сказал, что лучшие годы его жизни прошли на афганской войне. Там были настоящие друзья, настоящие, без фальши, отношения между людьми, там всем было понятно, кто есть кто. И память об этой жизни неразрывно связана с Афганистаном. Так и получается, Афганистан с ними навсегда.

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика