Всё чаще «радует» нас новыми правовыми нормами российское законодательство. Настал черёд и для дачников. С 1 января 2019 года вступает в действие Федеральный закон № 217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Вместе с Верой КОНЬКОВОЙ, председателем СНТ «Нефтяник», разбираемся в том, что же несёт садоводам-огородникам этот нормативный акт.

— Вера Ивановна, что вам в первую очередь бросилось в глаза, когда вы увидели новый закон?

— Меня сразу насторожила в названии фраза «для собственных нужд». Разные люди трактуют это по-разному. Возможно, это приведёт к запрету продавать дачную продукцию либо к взиманию налога с продажи. И мне это уже не очень нравится.

— Что в новом законе сказано о статусе садоводческих объединений?

— Много разговоров о том, что нам придётся выбирать, каким будет наше товарищество — либо садоводческим, либо огородническим. Это придётся решать на общем собрании СНТ. Не буду говорить, чем они отличаются, об этом уже много сказано. Но в Хабаровском крае нет огородов, только садоводства. Есть информация о том, что отменяются дачные товарищества, но для Дальнего Востока это не так актуально. Дачи в чистом виде характерны для западных регионов страны.

Идёт полемика о том, запретят ли строить в садоводческих товариществах или не заставят ли сносить уже возведённые постройки. Но, я думаю, ничего такого не будет, ведь у людей много настроено уже кирпичных домов. Однако с 2019 года нужно будет брать разрешение на капитальные постройки.

— А что с финансовой деятельностью товариществ? Есть ли в этом плане изменения?

— Больше всего в новом законе меня беспокоит новшество в отношении сдачи наших взносов. У нас они трёх типов — вступительные, членские и целевые. Но вступительные отменили, остались членские и целевые. Если раньше мы просто составляли смету, на что потратить целевые взносы, и утверждали её на собрании, то теперь новый закон требует финансово-экономическое обоснование. Это будет проблема для нас, председателей, с точки зрения отчётности. Но время покажет. Быть может, мы ещё сориентируемся и без проблем всё решим.

— А если член садоводства не платит эти ваши взносы?

— В 217-ФЗ строго определена ситуация с должниками, и это хорошо. Если по 66-му закону должник мог три года не платить, и только потом мы могли его исключить из садоводства. А в течение этих трёх лет мы могли подавать на человека в суд за неуплату, но это такая морока. Теперь срок всего два месяца. Если взносы за этот срок не внесены, собрание может исключить неплательщика. В то же время два месяца — что это за срок? Мы начинаем работать с мая и деньги будем принимать в июне, июле, августе и сентябре. Это значит, что уже может у кого-то сложиться опасная задолженность. Возможно, это будет стимулом для людей платить вовремя, однако для исключения должников необходимо опять же собирать общее собрание, а не правление. А оно у нас бывает обычно раз в год.

— А если на собрании человек скажет, что завтра заплатит?

— Тогда собрание не станет его исключать. А он возьмёт и не заплатит. Значит, снова собирать людей?

— Есть ли новшества в процедуре приёма денег?

— Это самый жуткий для нас пункт в законе. Если раньше все дачники без проблем сдавали деньги в кассу садоводства, то теперь закон нас обязывает все взносы проводить через банк. Сегодня с любой операции банк берёт определённый процент, значит, с перечисления денег на счёт СНТ тоже будет взиматься какая-то плата. Правда, на собрании мы сами можем занести в устав пункт о приёме денег в кассу, а потом уже кассир относит их в банк и кладёт на счёт садоводства. Так что в отношении этой нормы можно прекратить полемику, поскольку для садоводов тут ничего не изменится.

Другое дело, что мы ограничены в распоряжении собственными средствами. Все платежи должны проходить также через банк. А мы ведь обычно ищем тех, кто сделает подешевле, стараемся привлечь своих, значит, расплачиваемся наличными деньгами, хотя и с оформлением финансовых документов. А после вступления в силу 217-ФЗ я обязана буду проводить такие платежи через определённую организацию, а это значит — снова расчёт через банк, и тут уже совсем другие деньги.

— Хорошо ещё, что вас не заставляют объявлять конкурс на оказание услуг. Ну, а если у членов СНТ возникли подозрения относительно честности финансовой деятельности правления и председателя?

— Создаётся ревизионная комиссия для проверки. И тут ещё одна интересная норма — председатель ревизионной комиссии может быть избран только из членов садоводства. То есть никаких тестей, племянников и прочих родственников, если они не состоят в товариществе.

— Изменится ли отношение к процедуре принятия общих решений?

— Раньше по 66-му закону мы имели право привлекать к голосованию уполномоченных, например, с каждой улицы. Сейчас решение можно принять только путём прямого голосования, если на собрании присутствует не менее 50% членов товарищества. Это реально, например, для нашего небольшого СНТ, а в больших никогда столько человек не собирается. Можно, конечно, голосовать заочно, но, как это организовать, я не представляю. Если мы, допустим, решаем, сколько нам нужно собрать и на что потратить взносы, заочным голосованием такие вещи провести нельзя. Я не знаю, как мы будем выходить из этого положения. Будем надеяться, что в закон внесут соответствующее изменение.

— Затрагивает ли 217-ФЗ ваши интересы как председателя СНТ?

— Если мне что-то нравится в новом законе, так это статус председателя. По старому закону процедура его избрания была такова: собрание выбирает правление, а оно уже потом из своего состава выбирает председателя. Теперь председатель избирается путём прямых выборов и называется уже председатель не правления, а именно садоводческого некоммерческого товарищества.

По 66-му закону председателя СНТ выбирали на два года. По 217-му закону срок увеличивается до пяти лет. Опять же, это рекомендуемая цифра.

— Коснутся ли изменения вашего документооборота?

— Непонятна мне новая норма о хранении документов товарищества на протяжении 49 лет. По 66-му закону мы хранили их в течение пяти лет, после чего благополучно уничтожали. Не у каждого СНТ есть офисы, приспособленные для хранения. Не каждое товарищество проживёт такое время. Что делать с этими документами? Сдавать в архив? Но это тоже деньги.

Каждый член СНТ имеет полное право прийти к председателю и потребовать у него уставные документы, протоколы. 217-й закон говорит, что я обязана предоставить рядовому дачнику эти документы за деньги, а если запросит эти документы налоговая инспекция или соцстрах, я им должна сделать всё бесплатно. Почему так — непонятно.

— Как обстоят дела с общим имуществом?

— У нас в общей собственности товарищества сторожка, она же офис для приёма взносов, два бака для воды, ангар, линия электропередачи, дороги. По новому закону всё это мы должны разделить между членами СНТ.

— В смысле, каждому по кусочку бака и по метру дороги?

— Да. Причём пропорционально занимаемой площади участка.

— А если дачник не хочет ни владеть этим кусочком, ни платить за него?

— Раньше нашему СНТ постоянно продлевали аренду земли, а теперь нас обязывают прибегнуть к межеванию и приватизации участков. Если дачник прошёл эту процедуру, он становится собственником участка. Став им, некоторые дачники говорят, что не хотят платить взносы председателю товарищества. Однако согласно новому закону собственник может не быть членом садоводства и не присутствовать на общих собраниях СНТ, но он обязан платить за пользование общим имуществом — дорогой, водой, электричеством.

— Определена ли в новом законе какая-то помощь садоводствам со стороны государства?

— Очень хороший пункт в новом законе звучит так: «Федеральные органы государственной власти вправе осуществлять поддержку садоводства за счёт федерального бюджета». В 66-м законе такой нормы не было, но нам все помогали. Поэтому мы с благодарностью вспоминаем Владимира Михалёва за то, что ежегодно из городского бюджета выделялись деньги на различные цели. Сейчас такая норма присутствует, но нам никто не помогает, даже администрация Комсомольского района, на чьей территории мы находимся. Парадокс.

— Вера Ивановна, с вашей точки зрения, новый закон больше несёт хорошего дачникам или плохого?

— Мне кажется, в нём больше репрессивных моментов. За всё нужно платить, значит, необходимо увеличивать членские взносы. А если они вырастут до непомерных величин, будем просто бросать участки. И основной смысл нововведений — запреты и деньги. Мои самые пожилые члены СНТ не хотят приватизировать участки. Так и говорят: «А зачем мне это? Проще бросить». Кстати, по новому закону мы не имеем права ни продать свой участок, ни подарить без межевания. А за эту процедуру придётся отдать по 12-13 тысяч рублей. Наши российские пенсии не позволяют выделять такую сумму на подобные вещи. Одним словом, новый закон больше учитывает интересы государства, чем рядовых дачников.

С другой стороны, всё равно будем жить и надеяться, что здравый смысл у законодателей возобладает…

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована