Вот никогда не было опыта работы артистом, а тут на тебе – будешь Дедом Морозом, объявили мне.

Собственно, история перевоплощения была проста. Однажды я смотрел сценическую читку сказки «Великан Вася и злосчастная княжна Маргарита» в исполнении образцового молодёжного театра «Город Солнца». Я был восхищён увиденным, особенно игрой Ярослава Напасникова – исполнителя главной роли. Именно он после этого и предложил мне попробовать себя в качестве актёра, на что я благополучно и согласился, не подумав о последствиях. И вот ближе к Новому году Ярослав напомнил мне о данном обещании и сказал, что нужно сыграть Деда Мороза. Фактически взял меня «на слабо». Отступать было некуда, и я отправился к Лилии Пахомовой – художественному руководителю «Города Солнца», располагающегося в школе №5.

Лилия Пахомова

Сказать, что меня прохватил мандраж – ничего не сказать. Пугало всё, даже четыре листа сценария, хотя моих слов там оказалось процентов 20. Большую же часть сценария должна была тащить Снегурочка в исполнении Кати Зориной. Репетиция, надо сказать, прошла легко. Оно и понятно – ведь на меня смотрели только Снегурочка и руководитель театра.

От Лилии Васильевны я научился правильно произносить свои слова. Оказывается, если опустить кадык, голос становится низким, «дедморозовским», а разгрузить связки можно, напрягая живот, то есть диафрагму. Однако, поверьте, на практике очень трудно следовать этим правилам.

День «ч» — 27 декабря. Играли в хирургическом и травматологическом отделениях больницы №7. Театр привёз сюда целый спектакль, который предварял мой выход на сцену. Я смотрел на детей 10-13 лет и завидовал им: текст знают наизусть, перед зрителями ведут себя совершенно спокойно. А мои слова, выученные накануне, на месте благополучно покинули мозг, даже не попрощавшись, так что единственным выходом была шпаргалка, с которой пришлось читать роль.

Уже перед самым выходом Лилия Васильевна посмотрела на меня и ахнула: Дед Мороз с бледным носом! В экстренном порядке стали гримировать помадой, так что к детям я вышел уже с образцово-красными щеками и носом, словно только что прибыл не абы откуда, а с самого Северного полюса.

Ваш покорный слуга со Снегурочкой — Катей Зориной

К счастью, дети пока ещё верят в Деда Мороза, поэтому я не увидел особого скепсиса на лицах. Как и положено, глаза детские горели, а все игры и забавы не игнорировались. Лишь пару раз кто-то из детей в процессе игры, когда моя шуба предательски распахнулась ввиду полного отсутствия застёжек, громко воскликнул: «Смотрите, у Деда Мороза джинсы!».

К сожалению, специфика этих отделений не дала полностью раскрыть потенциал представления, поскольку дети в силу болезни были малоподвижны. А один момент и вовсе мне показался трагичным. После того, как мы отыграли представление, нужно было разнести подарки. В одной из палат ребёнок, «распятый» лангеткой, кричал от боли, не обращая внимания на зашедших к нему Деда Мороза со Снегурочкой. Чтобы не усугублять положение, мы поздравили малыша и ретировались, вручив подарок маме больного.

Зато в лор-отделении больницы №4 дети были не только более подвижными, но и отзывчивее реагировали на нас. Одна девочка впилась в меня глазами и не отводила взгляда от почти настоящего Деда Мороза, одновременно мечтательно улыбаясь. Да и остальные дети, даже совсем взрослые, принимали условия игры – активно двигались, участвовали в конкурсах и даже рассказывали стихи. Особенно отличилась девочка лет 15, которая с удовольствием вспомнила и процитировала стихотворение из детства, за что получила заслуженные аплодисменты.

— Я занимаюсь детьми уже 30 лет, и всё время мы ходили со спектаклями в дом-интернат для престарелых и инвалидов, — рассказывает Лилия Пахомова. – Когда я стала работать с центром межшкольной работы «Юность», по больницам работали педагоги, и они не успевали везде. Поэтому предложили: вы театралы, возьмите на себя эту миссию. Мы стали ходить в травматологию, хирургию, детское психиатрическое отделение, когда оно ещё было, лор-отделение. Мы вошли в свою колею, и мы должны показывать здесь спектакли. Плюс это ещё и театральная практика. Обычно сюда идут «старики», то есть опытные актёры, но ещё берём и новеньких. В лор-отделении дети другие – они действительно активные. А в травматологии и хирургии всё происходит действительно экстремально. Дети в гипсе или на каталках, а их нужно расшевелить, чтобы они играли и хороводы водили. Сценарий мы взяли готовый. Работы очень много, поэтому нет времени на отдельную постановку адаптивных спектаклей. Только убираем чересчур подвижные игры.

Образцовый молодёжный театр «Город Солнца»

Прощаясь с больницей, я унёс оттуда презент – специально для меня сделанный девочкой рисунок новогодней ёлки. И, пожалуй, это самый дорогой для меня подарок,  сотворённый ребёнком, которому приходится бороться с болью. К сожалению, в суете не запомнил имя художницы, но теперь её работа украшает мой редакционный стол.

Напоследок выражаю огромную благодарность Лилии Пахомовой, которая дала возможность почувствовать себя артистом, а также моих партнёров по спектаклю – маленьких артистов театра «Город Солнца». Ну, и самое большое спасибо моей партнёрше Кате Зориной – настоящей Снегурочке, без участия которой я чувствовал бы себя на сцене коровой на льду.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial