История БАМа символическим образом связана с Корейской Народно-Демократической Республикой, а наступающий год причудливо свил это обстоятельство в 30-летнем юбилее сразу нескольких выдающихся событий. В декабре 1989 года Байкало-Амурская магистраль вступила в постоянную эксплуатацию, в начале июля в столице КНДР Пхеньяне открылся XIII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, а в августе из Тынды стартовал первый Международный сверхмарафонский Пробег мира БАМ -Пхеньян. Команда молодых строителей магистрали пробежала свыше 6 000 километров, доставив в столицу КНДР обращение к участникам ХШ Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. В нём говорилось о стремлении к миру и предложении сделать Байкало-Амурскую магистраль «местом международного сотрудничества и совместного предпринимательства».

Но была у марафона ещё одна цель — спасти человека, ставшего заложником политических противоречий.

Не так давно я разговорился со школьницей-старшеклассницей и поинтересовался, знает ли она, кто такая Лим Су Гён. Моя собеседница — умница, явная претендентка на золотую медаль, имеющая глубокие познания в истории строительства БАМа и страны в целом, ответила, что понятия не имеет. Меняются времена, меняются люди, забываются те, кого 30 лет назад знали не только все студенты Южной и Северной Кореи, но и многие люди во всем мире, в том числе и на БАМе.

Студентка Сеульского университета Лим Су Гён в 1989 году вопреки запрету южнокорейских законов и властей поехала в Пхеньян представлять своих сверстников на XIII Международном фестивале молодёжи и студентов. К слову сказать, это было мероприятие, имевшее два рекорда: он впервые прошёл в Азии; во-вторых, этот фестиваль стал самым представительным на тот момент — в нём участвовали гости из 177 стран мира. Специально для фестиваля был построен грандиозный стадион «Первое мая» на 150 тысяч человек, который и по сей день остаётся самым вместительным стадионом в мире.

На этапе вместе с корейскими спортсменами

Шагнуть из Кореи — в Корею…

Лим Су Гён отправилась на фестиваль, чтобы продемонстрировать стремление южнокорейской молодёжи к единой Корее. Поскольку напрямую приехать из Сеула в Пхеньян было невозможно, добираться до места назначения пришлось окольными путями. Девушка отправилась сначала в Японию в «туристическую поездку», откуда самолётом перебралась в восточный Берлин, из которого перелетела уже в Пхеньян.

Гость фестиваля, советский поэт Лев Ошанин написал в стихотворении «Кореянка»:

Их много сошлось под пхеньянской луной
Всех наций, всех рас и оттенков.
И только из Южной Кореи одной
Единственная студентка.

Казалось бы, ей — не лететь и не плыть,
Добраться всех прочих быстрее.
Лишь лёгкими ножками переступить —
Шагнуть из Кореи в Корею.

Но злость перекрыла дорогу насквозь.
Как будто не люди здесь жили.
И ей добираться, бедняжке, пришлось
Сквозь разные страны чужие.

В Пхеньяне прибытие представительницы Южной Кореи вызвало ажиотаж. Сотни тысяч корейцев с любовью встречали мужественную студентку. Они назвали её «Цветком объединения». Девушку лично приветствовал президент КНДР Ким Ир Сен.

Однако с возвращением домой возникли проблемы. Дело в том, что, провозглашая на фестивале лозунги о стремлении корейской молодёжи к единению, Лим Су Гён заявила о стремлении вернуться домой через военно-демаркационную линию в Пханмунчжоме. Она говорила о желании продемонстрировать миру, что никто не в состоянии преградить путь к объединению Корейского полуострова.

Лим Су Гён должна была выбирать — либо она переходит военно-демаркационную линию, либо возвращается через третью страну. Девушка, несмотря на угрозу потери свободы, предпочла первый, наиболее рискованный вариант. Вместе со священником Мун Гю Хеном, который постоянно морально поддерживал студентку и был с ней всё время вместе.

Представители ООН заявили, что подобное пересечение границы является нарушением соглашения о перемирии в Корее. Пхеньянские власти явно рисковали, позволяя Лим Су Гён пересекать военно-демаркационную линию. Несмотря ни на что, Лим Су Гён и Мун Гю Хен пересекли военно-демаркационную линию — низкий бетонный барьер между бараками, где проходят контакты военных с двух сторон.

Как только студентка ступила на землю Южной Кореи, она была задержана. Сеульский суд посчитал Пхеньянский фестиваль местом политической пропаганды против США и Южной Кореи. Лим Су Гён была осуждена на 10 лет тюремного заключения. 8 лет получил её спутник — пастор Мун Гю Хен.

Встреча спортсменов-бамовцев

Ударим марафоном по несправедливости

По всему миру широко развернулось движение в защиту «Цветка объединения». В этом интернациональном ансамбле весомо звучал голос строителей БАМа. Первый Международный сверхмарафонский Пробег мира БАМ — Пхеньян был посвящён не только фестивалю, но и борьбе за освобождение мужественной студентки. На собрании команды перед стартом в Тынде руководитель пробега начальник штаба ЦК ВЛКСМ на БАМе Валентин Сущевич наставлял ребят:

— Да, мы посвятили марафон освобождению Лим Су Гён, собрали тысячи подписей под воззванием в её защиту. Но помните: дело самих корейцев решать внутренние вопросы страны. Будьте политически зрелы, тактичны.

Марафон дал его двенадцати участникам счастливую возможность ближе узнать обычаи, уклад жизни трудолюбивого корейского народа. В провинции Северный Хамгён они видели мощные комбинаты, построенные при техническом содействии СССР. Чугун, сталь, прокат выпускали металлургическое объединение имени Ким Чака, Сончжинское сталелитейное объединение, Пуренский металлургический завод. Машиностроительные предприятия в Южном Хамгёне изготавливают станки, электрические, горные, рыболовецкие, строительные, сельскохозяйственные машины. Развита и химическая промышленность. На приёмах руководители провинций говорили о том, что корейские товарищи могли бы стать надёжными деловыми партнёрами при освоении зоны БАМа.

Вот что рассказали об этой беспрецедентной акции руководитель пресс-центра пробега Виктор Чуль:

— Позади пограничный Хасан, последние метры железнодорожного моста, соединяющего территории СССР и КНДР. Построение команды перед стартом. Сильный ветер беспощадно треплет знамена и нагрудные ленты. И — воздух взорвался многотысячным скандированием: «Сок пан Лим Су Гён! Свободу Лим Су Гён!». Мы врываемся в бурлящую людскую коловерть: крики, сливающиеся в мощный гул, тысячи протянутых навстречу рук, горящие глаза.

Пробег завершился в Пхеньяне. Казалось, все жители города вышли встречать бамовцев. Многокилометровый людской коридор вдоль одной из улиц столицы. Дети в школьной форме, женщины в национальной одежде, рабочие в спецовках. Переполненные балконы высотных зданий. Даже певица Алла Пугачёва, которую мы случайно встретили в гостинице «Корё», отметила всенародную популярность сверхмарафона. Участник пробега Николай Колобашкин до сих пор бережно хранит у себя вымпел с автографом прославленной певицы.

Парни относились к обрушившейся на них славе спокойно. Понимали, что это — отражение благородной цели, сплотившей народ, — борьбы за освобождение Лим Су Гён. В комитет за освобождение мужественной студентки Сеульского университета переданы подписи под воззванием в её защиту, другие документы сверхмарафона. Передали и письмо членов команды в южнокорейскую тюрьму.

Интернациональная акция строителей БАМа имела большой политический резонанс и получила высокую оценку высшего руководства КНДР. По его просьбе марафонский пробег БАМ — Пхеньян продолжился и в 1990 году. Проходил он в рамках традиционного месячника солидарности с борьбой корейского народа за вывод иностранных войск из Южной Кореи и объединения страны на мирной демократической основе. Тогда это крупное общественно-политическое мероприятие проводилось в 25-й раз. Как и прежде, по просьбе корейской стороны легкоатлеты посвятили свой пробег студентке Лим Су Гён, продолжавшей томиться в южнокорейской тюрьме.

У супермарафона 1990 года был ещё один девиз «Разрушим бетонную стену и осуществим свободные поездки между Севером и Югом Кореи при полной открытости!». Нас (в состав группы был включён и автор этих строк) горячо встречали жители городов Туманган, Чжончжин, Пхеньян, Кесон. Побывали мы и в Пханмунчжоме, где находится военно-демаркационная линия. И везде нас сопровождал лозунг «Чосонун ханада!» («Корея едина!»).

Участники марафона с корейскими руководителями

Во время встреч, выступлений бамовцев на митингах говорилось, что объединение родины является национальной задачей корейского народа и главной его мечтой. Подчеркивалось, что корейский вопрос должен быть решён мирным путём. Гости из СССР выражали активную поддержку борьбе корейского народа за объединение страны.

Время показало, что эти международные акции бамовских спортсменов, направленных на сохранение мира и объединение Кореи, имели свои положительные последствия.

Геннадий АСТАХОВ

***

Поступок Лим Су Гён был осуждён как правящей, так и оппозиционными партиями Южной Кореи. Представители оппозиционной Демократической партии заявили, что поездка студентки на фестиваль и возвращение через демаркационную линию были шагом назад в деле воссоединения Кореи.

Лим Су Гён была амнистирована президентом Южной Кореи Ким Дэ Чжуном и освобождена через три года после начала своего заключения. Выйдя из тюрьмы, девушка сказала, что не раскаивается в содеянном. Однако после распада СССР она изменила свои взгляды на общество и проблемы воссоединения корейского народа. Впоследствии Лим Су Гён стала журналисткой, а затем и депутатом Национального собрания — парламента Республики Корея.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial