Успешно защитили свои лабораторные работы четыре режиссёра хабаровского Театра юного зрителя в ходе проходивших в городском драмтеатре творческих экспериментов. Итог был представлен комсомольской публике в минувшую пятницу, когда зрители сами решали, оставить ли постановку как есть, доработать или забыть как страшный сон.

Работа лабораторий началась с распределения актёров. Все четыре эскиза получились очень непохожими друг на друга. Как отметил Константин Кучикин, руководитель проекта, подобная практика существует в хабаровском ТЮЗе и очередные лабораторные показы состоятся в июле.

— Мы провели небольшой конкурс и из шести поданных заявок выбрали четыре, — отметил Константин. — В принципе, я примерно предполагал, кто примет участие в работе лабораторий. В Хабаровске эти режиссёры тоже участвуют в таких проектах, и у каждого есть по пять-шесть подобных работ.

Каждый из режиссёров выбрал для себя пространство для постановки. Первой была представлена пластичная версия чеховской «Чайки» от Ольги Павленко. Показ состоялся в гардеробе. В эскизе были заняты актёры Лариса Гранатова, Дмитрий Стертюков и Кира Федоренко, а также воспитанник театральной студии «Пилигрим» Александр Колясников. Известная на весь мир история была представлена на языке танца. Зрители, читавшие «Чайку» в оригинале, отметили, что актёрам не только удалось передать мысли автора, но и связать классический сюжет с современностью. Была отмечена актриса Кира Федоренко, которая сумела раскрыть свой талант с новой стороны. Актёры остались в восторге от работы.

— Работа в лаборатории мне очень понравилась, несмотря на то что после неё я вся в синяках, — поделилась Лариса Гранатова. — Мы работали одной командой, и режиссёру удалось донести до нас, что всё получится. Мы поверили в себя и питали друг друга энергией. Это был симбиоз персонажей и нас самих, некое «копание» в себе.

От классики зрители переместились к современности и эскизу спектакля «Секта свидетелей Мелании Трамп» режиссёра Александра Зверева. В работе над эскизом были заняты Иван Бекбаев, Ксения Лелькина и Евгения Коваленко. Все трое представили собирательный образ блондинки, поклоняющейся той самой знаменитой Мелании. Зрители стали участниками эскиза, трансляция которого шла в Инстаграме. При желании происходящее на сцене можно было комментировать. Получалось, что присутствующие в зале могли смотреть действие на сцене или читать комментарии в сети.

— Для меня это первый опыт такой работы, — рассказал Александр Зверев. — Я никогда не пользовался Инстаграмом и хотел поставить эксперимент. Мне было интересно, почему у современного общества такой интерес к социальным сетям. Пьесу нашёл примерно за месяц до поездки и решил, что она будет идти в двух пространствах.

Интересной была форма подачи эскиза спектакля «Как я простил прапорщика Кувшинова». Зрители находились на сцене на вращающемся круге. Действия пьесы были представлены им на сцене, а также в зрительном зале и даже на балконе. Евгений Бадулин, сыгравший главную роль таксиста, периодически подсаживался к зрителям. Вращающийся круг «сыграл» движущееся такси. Зрителям настолько понравилась форма подачи материала, что они попросили включить постановку в репертуар театра драмы. Помимо Евгения Бадулина, над эскизом работали режиссёр Пётр Нестеренко и актёры Татьяна Горох, Владимир Куличенко, Марина Шатова и Ярослава Мянчинская.

Завершающим лабораторным показом стала постановка «Мур Амур, или Комсомольский самурай». В её основе не было конкретной пьесы. Эта работа была создана на основе эмоций и чувств занятых в ней актёров. Перед началом работы режиссёр Виталий Фёдоров вместе с артистами совершил восхождение на гору, показав тем самым, что они могут преодолеть подобные испытания. Затем каждый из занятых в работе над эскизом записал видео, в котором поделился тем, что волнует его в данный момент. Свои откровения представили Егор Расторгуев, Артур Ермак, Анатолий Казанин, Артём Контерук и Ирина Тузеева. Зрители поблагодарили актёров за откровенность и смелость.

— В книге «Бусидо, или Путь самурая» главный герой всё измеряет смертью, — рассказал Виталий Фёдоров. — Мы попытались измерить тем же самым актёрское мастерство. Всё было по-настоящему, и актёры всё «вытаскивали» из себя. Мизансцены рождались из историй артистов. Я не могу назвать себя режиссёром данной работы. Мы все её соавторы.

Впереди у руководства театра решение, касающееся судьбы подготовленных эскизов. Не исключено, что некоторые из них будут показаны вновь или доработаны и расширены.

Евгений МОИСЕЕВ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial