Чуть больше месяца осталось до празднования Дня Победы. Редакция «ДВК» приглашает читателей принять участие в литературном конкурсе «Тревожные годы военные», посвящённом 75-ой годовщине окончания войны.

Если вы ветеран войны, участник трудового фронта или ваши родственники были свидетелями тех событий, ваш рассказ окажется на наших страницах. Необязательно писать о сражениях, даже описание солдатского быта или условия жизни в тылу, смешные или трагические случаи – это наиболее ценный исторический пласт, прикоснуться к которому, значит почувствовать свою причастность к прошлому. Отдельная благодарность, если эти рассказы будут дополнены фотографиями, которые мы обязуемся вернуть владельцам.

Письма с рассказами принимаются до 1 мая. Их можно принести или прислать по почте в рукописном варианте по адресу улица Кирова, 31, редакция газеты «Дальневосточный Комсомольск», или на электронный адрес dvkredakcia@gmail.com с пометкой «Конкурс Победы».

Результаты конкурса будут подведены после 9 мая. В одном из номеров мы назовём лучшие рассказы и вручим победителям подарки от редакции.

Сегодня мы публикуем первое письмо от нашей читательницы, в котором она повествует о своём непростом военном детстве.

За американскими галетами «на полундру»

Я часто бываю в нашем любимом киноклубе «Глазами истины» в библиотеке Островского, где мы обычно смотрим и обсуждаем фильмы. И вот однажды мне там довелось посмотреть фильм режиссёра А.Прошкина «Живи и помни», что снят по одноимённой повести Валентина Распутина. За эту повесть писатель получил Государственную премию в 1977 году.

Так вот, после этого сеанса на меня нахлынули воспоминания о военном времени, и я решила поделиться ими с читателями газеты.

Я родилась в Комсомольске ещё до войны. До 1940 года наша семья жила в квартире на улице Лётчиков, но потом папа купил дом в затоне на среднем острове. В июне мы переехали в него. Хотя мне на тот момент было всего 4 года, я была недовольна сменой жилья и возмущалась тем, что приходится переезжать. Но мама мне тогда строго сказала: «вырастешь, тебе папа расскажет, почему это сделали».

Мы обосновались на новом месте, и работа закипела. Пока мой маленький братик спал в кроватке, мы с мамой прибирались в доме. На это ушло четыре дня. А потом меня отпустили погулять и даже спуститься к протоке. Там я нашла себе новых подруг – Кланю и Мусю. С тех пор наша дружба никогда не прекращалась, и сегодня мы по-прежнему близки.

Нам всегда было интересно вместе. Мы постоянно находили поводы поговорить, обсудить что-то новое. Особенно когда в 1941 году к Клане приехала бабушка. И не откуда-нибудь, а из Польши. В Комсомольск она прибыла по призыву Валентины Хетагуровой строить город на Амуре. Мы подружились с женщиной, проводили с ней много времени. Рассказывали о своих детских играх и мечтах, а она нам о боге. И так интересно у неё это получалось, что просто заслушивались. Но через год она от нас уехала, и мы почувствовали, что потеряли близкую подругу.

Наше детство было радостным и безоблачным. Но однажды папа пришёл с работы, и сказал, что началась война. В жизни сразу многое изменилось. На поле недалеко от дома стали появляться сапёры. В городе была сапёрная школа, где они проходили подготовку, а на нашем поле отрабатывали практические навыки – ставили мины, разминировали. Занимались этим круглый год, даже зимой.

В холода солдаты после занятий часто заходили в наши дома погреться. Чтобы хоть чем-то развлечь военных, мы с мамой разучивали стихи, и я читала их перед сапёрами наизусть. Им это очень нравилось, они хлопали в ладоши, хвалили меня. Таким образом я выучила много стихов и всегда их помнила.

Во время войны и даже после неё жили мы очень голодно. Лебеда, полевой лук, верба – были нашей обычной весенней пищей. А зимой приходилось идти на всякие ухищрения, чтобы хоть как-то насытиться. В нашем затоне на зимовку оставались военные корабли. Мы пробирались к ним «на полундру» — по-морскому это значит на помойку. Моряков кормили хорошо, они даже некоторые продукты выбрасывали. Вот с их помойки мы и брали всё, что могли найти. Чаще всего нам доставались американские галеты. Сами матросы гоняли нас за это, но мы всякий раз приходили снова. Страшно, а есть-то хочется.

С самого раннего детства родители нас приучали к труду. У меня на огороде была своя грядка, где папа сажал табак, а я за ним ухаживала. Делала всё честно, поэтому урожай был хороший. Но папа никогда его не продавал. Всегда угощал махоркой людей просто так.

Окрестные молодые ребята 28-29-ого года рождения в школу не ходили. А как только им исполнялось по 17 лет, шли работать. Шестой трест тогда имел своё водное хозяйство. У него были землечерпалка и катера «Дальпромстрой», «Пионер», «Чекист», «Партизан». Вот туда парни и попадали. Один только Николай Базаров ходил в школу №1. Там он проучился семь лет, а потом ещё и политехнический техникум закончил.

В 1947 году в Комсомольске открылся кинотеатр «Комсомолец». Мы тогда сразу пошли в кино и смотрели фильм «Сказание о земле сибирской». Все были просто влюблены в актрису Веру Васильеву.

В тот же год у нас в Затоне открылась начальная школа №21. Она располагалась прямо напротив проходных завода имени Ленинского Комсомола. Уроки там вели выпускницы Саратовского педагогического училища Александра Васильевна и Елизавета Филипповна, которых мы очень любили. Они были родом из Ленинграда, участницами блокады. Учительницы писали об этом воспоминания. Но с бумагой было тогда очень плохо, поэтому им приходилось писать в книгах между строчек. Они часто зачитывали нам то, что получалось – про Ленинград, про то, как тяжело было там во время войны.

Учились мы слабо, потому что большая часть школьного времени у нас, островских, уходила на то, чтобы просто добраться до школы. Зимой ходили по льду, а в тёплое время года прыгали по сплавным бревнам, что заполняли всё водное пространство от острова до берега Амура. Я только сейчас понимаю, как это было опасно. Тем не менее никто из нас не утонул и даже травм мы не получали.

Одним из самых любимых мест тогда была баня. Мы ходили в ту, которая была на улице Вокзальной, где сейчас магазин «Плазма». А в этой бане продавались искусственные косы, они были тогда в большой моде среди женщин. Стоили недорого. Когда мне исполнилось 13 лет, я однажды выпросила у матери денег, побежала в баню и тоже приобрела себе косу. Как же я была рада этой покупке. С гордостью носила её всюду.

После школы поступила в педагогическое училище. Заканчивала его уже в Хабаровске. Жили мы в общежитии, под которое отдали коттедж. Жили тоже очень бедно, поскольку никто нам стипендию не платил. Но всё равно умудрялись ходить на концерты, в театры и парк.

Когда вернулась в Комсомольск, пришла в РайОНО за распределением. Там на меня сочувственно посмотрели и сказали: езжайте, девушка, в Орочи. Кстати, именно об этом посёлке писал Грачёв в своей книге «Тайна Красного озера». Там началась моя взрослая трудовая жизнь.

Валентина ЗЕЛЕНСКАЯ, ветеран труда

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика