Мы продолжаем конкурс рассказов о войне, начатый в прошлом номере. Теперь он приобрёл спонсоров, которые предоставили подарки для победителей.

Итак, напоминаем, что литературный конкурс «Тревожные годы военные» посвящён 75-летию Победы. Желающие принять в нём участие присылают воспоминания о Великой Отечественной войне – свои или родственников, переживших военное время. Приложенные к рассказу фотографии украсят публикацию в газете.

Письма принимаются до 1 мая. Их можно принести или прислать по почте в рукописном варианте по адресу: улица Кирова, 31, редакция газеты «Дальневосточный Комсомольск», или на электронный адрес dvkredakcia@gmail.com с пометкой «Конкурс Победы».

Результаты конкурса будут подведены после 9 мая. В одном из номеров мы назовём лучшие рассказы и вручим победителям подарки.

На исходе лошадиных сил кони ржали

Мой дедушка Николай Середа — ветеран Великой Отечественной войны. Война застала его дома, в родном хуторе Жовтневе Полтавской области. Отец деда Павел Петрович тем же летом ушёл на фронт и погиб в 1943 году. Когда в 1941 году пришли немцы, Николаю Павловичу было всего 15 лет.

Три года дедушка с мамой и братьями жил под оккупацией. В 1944 году наша армия перешла в наступление, немцы оставили хутор, а дед ушёл на фронт и служил до окончания войны прожектористом. Прожекторные батальоны выполняли важную задачу обеспечения боевой работы зенитной артиллерии и истребительной авиации в ночных условиях. Кроме того, задачами зенитных прожекторных частей являлось создание световых ориентиров, сигнализация и связь.

Май 1949г., Переяславка

«Дедушка, а расскажи про войну!»

— А что в войну. Так и было, как в кино показывают — я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик, — начинает свой рассказ дедушка. — Женщины у нас в деревне и землю копали, и хлеб сеяли. Потом, когда из колхоза всё эвакуировали, хлеб, который накосили, собрали, смолотили. Ездили копать окопы и противотанковые рвы – одним словом, всё на женщинах было.

Весь скот из колхоза угнали в эвакуацию. Но часть лошадей осталась. В основном, больные и раненые – солдаты уходили, своих лошадей заменили, а этих оставили. Голов двадцать, наверное, калеченных лошадей бросили.

Наши-то ушли, а немцы пришли не сразу. И вот в этот период безвластия работать никто не работает, сидят, ничего не делают. Что можно стащить — стащат, где-то хлеб остался – найдут и спрячут.

Конюхи все ушли. А лошади одни сутки стоят — никто не кормит, не поит, вторые сутки, а на третьи они начали кричать от голода. Кормушки деревянные грызут – там светопредставление было. Наш двор был почти рядом с конюшней. Нас вообще только четыре пацана было моего возраста. Другие спрятались дома, никуда не выходили. А лошади кричат рядом со мною – даже не знаю, что делать, никто их не кормит. Я пошёл на конюшню, поотвязывал их и выпустил – идите в белый свет, кормитесь, воду ищите. Выпустил всех. Утром приду, из колодца воды накачаю, и вот они приходят, пьют. А кормить много чем было – хлеб сложенный необмолоченный, зерно. И вот они ходили, ели, пили, приходили на ночь, а потом почувствовали свободу и не стали возвращаться. То одной нет, то двух, и всё – не приходят. Я пацаном пятнадцатилетним был, но с чего-то взял в голову, что лошадей не надо выпускать. Нас-то оставили ни с чем, только мама, нас четверо и дедушка, да и у всех так было. А вот лошади и вовсе оказались никому не нужны. Я решил, что лошадей надо привязать обратно. Начал привозить корма, которые остались, воду накачивал. И тех, которые приходят, привязывал. А то, бывает, на коня сажусь и целый день езжу по полям, собираю и привожу лошадей, что разбрелись по округе. И так всех собрал.

А потом снова кормить надо — никто не идёт, кто за ними ухаживал, а я один с ними копаюсь. И не знаю, сколько я с ними возился, уже хоть самого привязывай, выдохся. А потом один мужик пришёл, начал помогать, затем ещё один. Так нас трое собралось — два мужика и я. И вот стали за ними ухаживать.

А когда немцы пришли, старосту выбрали, начали на работу заставлять ходить. Вот тогда и лошади понадобились. А то бы пришлось самим в плуг запрягаться да копать. А этими лошадьми сколько-нибудь пахали да сеяли.

Есть такая поговорка – «у хорошего хозяина нет плохой лошади». Вот и дедушка после демобилизации всю жизнь отработал на нашем Амурском судостроительном заводе, вырастил с моей бабушкой трёх дочерей (одна из них — моя мама), и я могу смело сказать про моего дедушку Колю, что он хороший хозяин! Спасибо, дедушка, и за твои воспоминания, и за твой пример перед глазами для нас всех, твоих родных!

Наталья ПИКУЛИНА

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика