Памятник бомбардировщику Ил-4 на территории авиационного завода имени Гагарина знают не только сотрудники предприятия, но и многие горожане. Принято считать, что он собран из останков самолёта, найденного на Кольском полуострове, и ещё одного борта, обнаруженного в районе села Болонь. Однако на самом деле это не совсем так.

Ил-4 на постаменте авиационного завода имени Ю.А.Гагарина

Сергей ЧИРВА, работник КнААЗ, имеющий непосредственное отношение к этому памятнику, рассказал нашему изданию настоящую его историю, которая не менее увлекательна, чем та, которую мы знаем.

Сергей ЧИРВА

Находка в тайге

Сам Сергей Фёдорович родом из посёлка Болонь. В 1981 году во время визита в родное село на новогодние праздники он поделился информацией о том, что на заводе будет установлен памятник самолёту Ил-4, который во время войны изготавливали комсомольские авиастроители. А детали для памятника используют из числа обломков бомбардировщика, найденных в районе Мурманска и перевезённых в Комсомольск усилиями членов туристического клуба «Баджал». На это односельчане, работавшие на лесозаготовках, рассказали, что недалеко от Болони они видели давно разбившийся самолёт, с которого они даже пытались снимать кое-какие части.

— Я у них спрашиваю: какие двигатели – V-образные или звездообразные? – рассказывает Сергей Фёдорович. – Они мне описали конструкцию, и я подумал, что это двигатели АШ-82 – именно такие стояли на Ил-4. Мне сказали, что моторы целые, кабина стрелка валяется отдельно от фюзеляжа, вокруг разбросаны кости, черепа. Кто-то даже видел лётную книжку пилота. Они там искали ракетницу, но так и не нашли. А кости где-то в том районе прикопали. Была ещё сумка с документами. Вроде как делали запрос по номеру самолёта, но ответа так и не дождались.

Сергей пришёл в экспериментальный цех №81, которому было поручено создание памятника, и рассказал об этой истории. Начальник цеха обрадовался и отпустил Сергея в Болонь добывать самолёт.

В селе была собрана группа добровольцев. Люди сели в «уазик» и поехали на место крушения. Это был январь 1982 года, тайга завалена снегом, поэтому не мудрено, что русский джип скоро встал, завязнув в сугробе. Уже следующая вылазка прошла после серьёзной подготовки. Была задействована «тяжёлая артиллерия».

— Второй раз мы отправились в тайгу на заводском вертолёте – тогда с этим было куда проще, — вспоминает Сергей Фёдорович. – Пролетаем над местом, но ничего не видим. Всё засыпано снегом. Так и не нашли. Только ближе к весне, когда снег начал подтаивать, сделали ещё одну попытку. Я гляжу вниз и вижу – окошечки на вершине сопки. Сели в низинке, прошли к самолёту. Точно! Он! Правда, то, что я принял за «окошечки», оказалось просто дырами в фюзеляже, образовавшимися после выгорания металла между стрингерами.

В тот день удалось только сделать фотографии, эвакуацию обломков проводить не стали. Только в мае удалось приехать на место крушения на грузовике. Полноприводный «ЗиЛ-130» в условиях бездорожья оказался самым надёжным транспортом, но и он те 7 км от ближайшей дороги до места падения Ил-4 преодолел за четыре часа.

— Когда я осматривал обломки самолёта, нашёл парашютное кольцо. Удивился тому, что оно на самом деле не круглое, а трапециевидное. Были ещё обрывки лётной куртки, обнаруженные прямо под двигателем. Видимо, кто-то из членов экипажа именно там нашёл свой конец.

— Всё-таки это был именно Ил-4 или другой самолёт? – задаю я вопрос.

— Думаю, что всё-таки это ДБ-3, — отвечает Сергей Чирва. — Я видел этот самолёт  на вынужденной посадке в районе Советской Гавани, сопоставил конструктивные особенности и сделал выводы.

Справка: Ил-4 (ДБ-3Ф) являлся глубокой модернизацией бомбардировщика ДБ-3. От своего предшественника он отличался форсированными двигателями, а внешне – более обтекаемой остроносой кабиной штурмана.

ДБ-3, предшественник Ил-4

На этот раз с пустыми руками экспедиция не ушла. В кузов погрузили один из винтов – тот, что при падении меньше всего пострадал, балансир — часть руля направления, датчик ПВД (измеряет скорость самолёта), сиденье стрелка-радиста, пулемётные ленты, одну стойку шасси, консоли крыла.

Ил-4 в полёте

Чёрные дыры, белые пятна

Удалось узнать, что во время войны в районе озера Болонь находился полигон для отработки бомбометания. Прямо по озеру тянули плот, который выполнял функцию мишени, на него лётчики прицельно сбрасывали бомбы. Вернее, не бомбы, а их имитацию – отрезки бетонных труб. Причём качество этих муляжей было настолько высокое, что через многие десятилетия разбросанные по окрестностям тренажёры выглядели как новые.

— Мне даже говорили, что во время войны для экономии металла эти болванки нашпиговывали взрывчаткой, и этими подобиями фугасных бомб вооружали бомбардировщики.

Справка: немцы, потеряв скандинавские железорудные месторождения, испытывали дефицит металла, и тоже нередко прибегали к подобной технологии изготовления бомб.

Как утверждает Сергей Чирва, в посёлке Менгон, который ныне входит в состав Болоньского сельского поселения, во время войны существовала взлётно-посадочная полоса. Информация подтверждается и сведениями из Википедии. Этот ресурс говорит о том, что в те годы там действительно располагался запасной аэродром. По другим сведениям, почерпнутым на ресурсе dv-destroy, там базировался 445-й бомбардировочный авиационный полк 326-й бомбардировочной авиационной дивизии. Однако он был вооружён бомбардировщиками Ту-2. Так что, сами видите, в этой истории пока много белых пятен.

Баллада о самодельной расчёске

В ходе осмотра обломков самолёта Сергея Чирву многое поразило. Например, в каких условиях приходилось действовать экипажу бомбардировщика.

— Обшивка 0,8 мм – это всё, что защищало лётчиков от окружающей среды и огня противника. Остекление – 3 мм оргстекла. То есть любая пуля прошивала самолёт насквозь. Внутри никакой обшивки, никакой теплоизоляции, значит, экипаж всегда страдал от холода.

А ещё удивила обувь лётчиков – максимум 38-й размер. Причём её состояние плохим было уже тогда. Это было видно по тому, что найденные ботинки были дважды подшиты и подбиты двумя типами гвоздей – один раз медными, другой – латунными. Найденная расчёска говорила о том, что даже с такими элементарными предметами обихода в те времена были проблемы. Она была изготовлена из листа алюминия, в котором фрезой просто пропилены зубья.

— Восстанавливая картину катастрофы, которая, по некоторым данным, произошла примерно в июле 1944 года, я понял, что пилот пытался пройти в распадок меду сопками, но ему не хватило буквально метров 20. Даже тогда, в 80-е годы, было видно, как самолётом срезаны верхушки деревьев. Потом он ударился о сопку и развалился на части. Крылья отвалились и разлетелись в разные стороны, центроплан с кабиной, как самая прочная часть, залетел на самую вершину сопки. Штурманская кабина приняла на себя весь удар и полностью была уничтожена.

Состояние останков самолёта было на удивление хорошим. Части, которые избежали пожара, так сохранились, что из двигателя при его разборке потекло синеватое масло.

Несмотря на то, что ДБ-3 и Ил-4 были целиком отечественными конструкциями, даже в них были иностранные комплектующие. Например, экспедиция с удивлением обнаружила, что у упавшего самолёта хвостовое колесо было оснащено американской резиной. Это было видно по непривычному красному цвету и иностранным надписям на нём. В то же время на основных стойках шасси резина стояла самая что ни на есть советская, Ярославского резинового комбината.

Кабина стрелка Ил-4

А вот пулемётов на месте крушения не нашли. По рассказам сельчан, местный участковый изъял оружие у тех, кто побывал у самолёта первыми. У него же, судя по всему, оказались и документы экипажа.

Сборка памятника

Когда привезённые части оказались на заводе, работники цеха №81 с новыми силами взялись за создание памятника. От болоньской находки в дело пошли лопасти винта, стойка шасси, датчик ПВД и рама от заднего колеса. А вот с самолёта, который нашли под Мурманском, не использовали ничего в силу их плохого состояния – в морском климате обломки так сильно корродировали, что их невозможно было применить.

В результате от реального Ил-4 в памятнике нет даже 10% настоящих частей. Всё остальное – творчество самих заводчан. Крыло, например, сделано из жести, кок винта взяли от самолёта Ан-12. Поэтому для самолёта он несоразмерно большой. Остекление кабины стрелка сделали лишь схематично похожим на оригинал – из цельного куска оргстекла, в то время как на самом Ил-4 он представлял из себя металлический каркас со стеклянными вставками. Пулемёты из алюминия точил один из работников цеха и участник экспедиции – Евгений Раилко. Причём сделал их настолько похожими на оригинал, что в цех прибежал испуганный особист выяснять, почему в цехе изготавливают оружие.

Люди, разбирающиеся в авиации, глядя на памятник Ил-4, сразу поймут, что на постаменте стоит имитация его торпедоносного варианта. Для этого на Тихоокеанском флоте попросили списанную торпеду. Там от щедрости дали целых две, и обе их повесили под фюзеляжем. Тем не менее настоящий Ил-4Т мог нести только одну торпеду, которую использовал для поражения немецких кораблей.

— Несмотря на неточности, Ил-4, что стоит на постаменте, на мой взгляд, очень похож на свой оригинал, — хвалит Сергей Чирва. – Это стоило огромного труда работников 81-го цеха, которым приходилось сверяться со старыми чертежами, поднятыми из заводских архивов.

Сергей Чирва говорит, что, если найдутся люди, заинтересованные совершить экспедицию к месту крушения болоньского бомбардировщика, он готов поучаствовать и проводить до самого места, где лежат обломки.

Самолёт-солдат

Дальний бомбардировщик Ил-4 выпускался в течение 1939-45 годов, в том числе и в Комсомольске-на-Амуре.

Этот самолёт был не самой удачной машиной ОКБ Ильюшина, поэтому, как только война закончилась, его сразу сняли с производства и вывели из эксплуатации. Летавшие на нём летчики отмечали неустойчивость в полёте, сложность взлёта, длинный разбег. Это было обусловлено центровкой, сдвинутой к хвосту. Проблемы усугубились после того, как в конструкцию была введена ещё одна огневая точка, прикрывавшая заднюю нижнюю полусферу, и дополнительный член экипажа.

Герой Советского Союза Борис Тихомолов в своей книге «Романтика неба» подтверждает эти отрицательные стороны самолёта. И даже вспоминает, как командир полка, давая ему его первую машину, предупреждает, что «она в воздухе ведёт себя как-то по-собачьи – летает чуть боком». Сложность пилотирования не раз приводила к тому, что экипажи гибли вовсе не в боевой обстановке, а при взлёте или посадке.

Для техников Ил-4 был настоящей головной болью – постоянно возникали течи, отказывали тормоза, двигатели имели низкую надёжность. Особенно это сказывалось при взлёте. Мощности моторов не хватало, поэтому молодые лётчики, опасаясь, что полоса закончится до взлёта, выводили двигатели на форсажный режим. При этом поршни снимали с цилиндров стружку, а это приводило моторы к выходу из строя и падению самолёта.

Тем не менее Ил-4 стал одним из самых массовых самолётов. Именно на нём осенью 1941 года наши морские лётчики совершили первые налёты на Берлин, разубедив многих в непобедимости Германии.

Заслуги экипажей Ил-4 были по достоинству оценены Родиной – 46 пилотов этого самолёта удостоились звания «Герой Советского Союза» и «Герой России».

Непростая история одного подвига

С детства мы помним об огненном таране, который совершил Гастелло в 1941 году. Но не многие знают, что Николай летал именно на бомбардировщике Ил-4, или, как он назывался в начале войны, ДБ-3Ф.

Согласно официальной версии, 26 июня самолёт Николая Гастелло в составе авиационного звена, состоявшего из двух машин, вылетел на бомбёжку немецкой механизированной колонны. Вторым самолётом управлял Фёдор Воробьёв. Согласно рапортам членов экипажа Воробьёва, над целью самолёт Николая Гастелло был подбит огнём зенитной артиллерии. Понимая, что горящий бомбардировщик не дотянет даже до линии фронта, Гастелло направил его на скопление техники противника. Вместе с пилотом погибли и три других члена экипажа – штурман Анатолий Бурденюк, лётчик-наблюдатель Григорий Скоробогатый и стрелок-радист Алексей Калинин. На следующий день после вылета Н.Ф.Гастелло было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Николай ГАСТЕЛЛО

Уже в 90-ые годы появилась альтернативная версия подвига. Она утверждала, что во вражескую колонну врезался самолёт не Николая Гастелло, а Александра Маслова из другого полка. Как бы то ни было, а в 1996 году Указом президента России Маслову было присвоено звание Героя России посмертно.

Александр МАСЛОВ

В пользу каждой из версий есть свои доводы, и на сегодня уже трудно сказать, какая из них наиболее близка к истине. Ясно одно – оба экипажа летали именно на Ил-4 и были героическими людьми. Дело в том, что Ил-4 – дальний бомбардировщик, предназначенный в составе больших авиационных формирований под прикрытием истребителей бомбить цели далеко за линией фронта. А если этот самолёт отправляют на штурмовку мелких целей с небольшой высоты, он в силу низкой маневренности и отсутствия бронирования представляет из себя лёгкую добычу как для зенитчиков, так и для истребителей врага. Однако, как известно, уже в первый месяц войны советская боевая авиация была почти полностью уничтожена, поэтому в бой бросалось всё, что только было под рукой. При этом с многочисленными потерями никто не считался.

Об авторе

В средства массовой информации пришел целенаправленно, уволившись с военной службы. Работал в городской телекомпании, корпоративной газете «За сталь», сегодня является главным редактором газеты «Дальневосточный Комсомольск». Определяющим принципом журналистики считает объективность.

А ещё у нас есть

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика