Высота – 800 метров, шаг с борта самолёта АН-2 — и «валился в лицо мне земной горизонт, и шарахались вниз облака…». За какой-то миг вся ваша жизнь становится спрессованной в 15 килограммов шёлка за спиной.

Скорость свободного падения человеческого тела — 50 м/с, это около 180 км/час и всего 5 м/сек, когда парашют раскрыт. Правда, многое зависит от того, какой он у тебя. Если тебе доверили круглый, значит, ты новичок, а если крыло, поднимай выше – ты настоящий спортсмен-парашютист. О развитии парашютного спорта в Комсомольске нам поведал руководитель старейшего в городе парашютного клуба «Талан» Михаил КОПЕЛИОВИЧ, на личном счету которого уже свыше 5,5 тысячи прыжков.

Что такое страх

То, что аэроклуб при авиационном заводе им. Ю.А.Гагарина образовался еще до Великой Отечественной войны – это общеизвестный факт. В нём делали первые шаги в летном мастерстве знаменитые летчики-асы А.Маресьев, П.Шемендюк.

В послевоенные годы, в 1960-е годы при авиазаводе и городском обществе ДОСААФ возникла парашютная секция, которую курировал Хабаровский авиаспортклуб, а в 1981 году при участии энтузиастов и помощи руководства авиазавода образовался городской парашютный клуб «Талан», который существует и сейчас. Изначально при создании, как аэроклуба, так и парашютного клуба цель ставилась одна – развитие и популяризация авиационных видов спорта, привлечение молодежи, подготовка к службе в армии. В настоящее время списочный состав парашютного клуба порядка 90 спортсменов, возраст от 14 до 50, есть и старше.

Михаил Копелиович считает, что если бы не завод им. Ю.А.Гагарина, клуб не смог бы существовать. Руководство предприятия относится к его работе пониманием, оказывает посильную финансовую помощь.

— Михаил Августович, как в вашей жизни появился парашютный спорт?

— Началось все в городе Владимире. Еще в школе я хотел стать лётчиком, начал прыгать с парашютом и затянуло. Поступил в институт, потянуло на романтику, перевёлся в Комсомольск, и уже отсюда меня призвали в армию. Далее служба в Ферганской дивизии ВДВ, после остался на сверхсрочную, которую проходил в парашютно-десантной группе спасателей на Хурбе. В 1981 году меня пригласили работать в парашютный клуб, который только открылся. С тех пор и работаем вместе с женой.

— Помните свой первый прыжок?

— Незабываемый. Было страшно, но в самолете находились девушки, и мне было неудобно показывать слабость. Борьба со страхом – это борьба с собой и вопрос в том, как ты с этим страхом справился. Я справился первый раз плохо, был недоволен собой, решил прыгнуть еще раз. Второй раз было еще хуже, я уже знал какие страхи меня ожидают.

— С количеством прыжков боязнь проходит?

— Страх – это защитная реакция организма. Все экстремальные виды спорта связаны с преодолением себя. Но ощущение, которое ты получаешь от самого действия оно в тысячу раз ярче. Запах свежей травы чувствуется на высоте в 100-200 метров, хотя в Комсомольске чаще все же чувствуешь дым от лесных пожаров. А чувство полёта невозможно пересказать, эти потрясающие облака, невероятные закаты и рассветы под куполом, если бы можно было выразить чувство словами, то люди не прыгали бы, а просто слушали пересказ впечатлений.

— Первый прыжок для многих является последним? Почему?

— Ну пришел человек, прыгнул, понял, что это не для него, и это нормально. Многие приходят для развлечения — в горы сходил, по реке на сплаве спустился, с парашютом прыгнул, весь набор ощущений. Прошлой зимой у нас прыгала Людмила Журавлева из Хабаровска, чемпионка мира в своей возрастной группе по холодовому плаванию. Ей восемьдесят лет, и прыгнуть с парашютом была мечта по жизни.

— Почему люди занимаются парашютным спортом? Что ими движет? Азарт, желание испытать себя, недостаток адреналина?

— Думаю, желание летать. Кроме того, занятия дисциплинируют, особенно подростков.

Сейчас появилось много дисциплин. Мы культивируем классический парашютизм, групповую акробатику и свуп — пилотирование скоростных парашютов.

От круглых куполов уходят, хотя в таких провинциальных клубах как наш, круглый останется базовой системой обучения. Несколько лет подряд мы выигрываем гранты, и эти гранты отдаем подросткам на прыжки. Буквально на днях выиграли грант от Росмолодежи на 300 тысяч рублей для того, чтобы дети бесплатно прыгали. С 1 июня грант начал действовать.

Свуп (англ. Swoop) — пилотирование высокоскоростных куполов в парашютном спорте. Это одна из самых молодых и экстремальных парашютных дисциплин. Основные действия спортсмены производят не высоко в небе, а у самой земли. Это быстрое снижение с высокими горизонтальными скоростями, при подходе к земле 100 км/ч и более. Парашютист должен проявить мастерство высшего пилотажа в управлении куполом и выполнить задание при приземлении, например, на точность, скорость, либо дальность горизонтального полёта на высоте менее метра над поверхностью земли или водоёма.

— Существуют международные центры парашютного спорта. Ездят ли наши спортсмены?

— Мы ездим. У нас в стране есть так называемые аэродромы дроп-зоны: Коломна, Пущино, Танай, куда можно приехать и прыгать. Много здесь конечно, зависит от финансирования. Поездки на фесты за границу – дорогое удовольствие. В августе этого года в Кемерово в дроп-зоне Танай должен был пройти Мондиаль-2020 по парашютному спорту, это очень значимое событие. Но из-за коронавируса соревнования перенесли на год.

— Кстати, как коронавирус сказался на занятиях?

— Дело в том, что ДОСААФ оказался в списке системообразующих предприятий, и мы не попали под указ президента о запрете. С детьми перестали заниматься, разумеется, а так работаем, приняты меры по уменьшению загрузки самолетов, увеличение дистанции. Мы работаем, но без детей.

Лучшее время для прыжков с парашютом, разумеется, лето. Тем не менее, детей и новичков-перворазников в клубе «Талан» стараются «отбросать» зимой. Дело в том, что площадка для приземления располагается рядом с Амуром, зимой река замерзает и хлопот с парашютистами гораздо меньше. Летом приходится держать наготове спасательный катер, несколько дополнительных команд.

— Какие проблемы для развития парашютного спорта являются главными?

— Финансирование. Чем отличается советский ДОСААФ от сегодняшнего? В СССР ДОСААФ был прописан в бюджете, потому что организация готовила кадры для Советской армии, а сейчас ДОСААФ существует в форме общественной организации, а это очень мутный статус с неровным финансированием.

— По статистике, парашютный спорт — один из самых безопасных из экстремальных видов спорта. Это правда?

— Большой процент ошибок приходится на начальный уровень подготовки, практически все они – это человеческий фактор. Не рассчитал, недооценил. Очень трудно оценить готовность человека к прыжкам. Мы же не знаем, как он поведет себя в экстремальной ситуации. У некоторых нервная тряска начинается по приезду на аэродром. Гарантия безопасности в экстремальных видах спорта, как ни банально это не звучало, является соблюдение инструкций.

— Куда сложнее прыгать?

— Однозначно на лес. У нас договор на предоставление самолетов для десантирования пожарных, мы даём десантникам начальную парашютную подготовку, далее они проходят обучение на своей базе, и я могу уверенно сказать, что парашютисты лесной авиаохраны совершают очень сложные прыжки.

— Есть такое суеверие у парашютистов: если винт у самолета стоит крестом — это очень плохо. Перед взлетом его надо непременно повернуть. Существует и такая традиция: если у человека не раскрылся основной парашют, и ему пришлось снижаться на запасном, этого парашютиста после приземления кидают в одежде в воду, чтобы такая ситуация не повторилась. Это действительно так?

— Нет, такого я не слышал, — смеется Михаил Августович. — У нас если произошёл отказ парашюта и пришлось приземляться на запасном, то желательно в этот день еще раз прыгнуть, чтобы страх не наслаивался, то есть выбить клин клином. Принцип переходящей дорогу черной кошки тоже соблюдаем.

— Михаил Августович, у вас есть мечта?

— Конечно. Хотелось бы построить свое здание, и проект уже есть, и место нам выделяли. Пополнить, обновить парк техники — и авиационной, и парашютной. И проекты вроде бы недорогие, но сейчас все очень сложно — пандемия, спад экономики. Жалею, что нет грантов на строительство. Гранты разные, направление одно – военно-патриотическое воспитание, на работу с молодежью. Детьми сейчас не очень-то занимаются, они отданы сами себе, улице, компьютерам. С детей мы денег не берем ни за обучение, ни за прыжки.

В наше время парашютных клубов в стране становится меньше, не все выдерживают финансовую нагрузку. К примеру, в Комсомольске нет людей, зарабатывающих достаточно денег и готовых прыгать с парашютом. Выживают клубы, которые имеют поддержку города, региона или предприятий. В Хабаровском крае полноценно работает только парашютный клуб «Талан», и буквально на днях после долгого многолетнего перерыва начал работать Хабаровский авиаспортклуб. Парашютный спорт довольно дорогой, и при цене тысяча рублей за прыжок гасятся только прямые расходы. Тем не менее всегда будут люди, которым нравится прыгать с парашютом, достигать новых вершин в уникальном по красоте и впечатлениям спорте, и, значит, есть надежда, что яркие купола парашютов в бесконечном жизненном пространстве неба будут по-прежнему радовать нас.

В 1785 году 3 июня был продемонстрирован и испытан первый парашют. В этот день француз Франсуа Бланшар продемонстрировал свое изобретение для прыжков с воздушного шара, чем и дал нам новый праздник. Сам Франсуа побоялся испытать парашют, поэтому не долго думая, сбросил собаку с 300 метровой высоты. История умалчивает, что почувствовал пёс при такой подлости хозяина, и что он думал во время полета, хотя, скорее всего, мыслей у него было немного — одна-две и все непечатные. Эксперимент удался — животное удачно приземлилось на землю. Спустя год в Гамбурге Бланшар провел новый эксперимент. На этот раз удачно приземлился на землю баран. И только через 12 лет на этот отважный шаг решился человек — французский аэронавт Андре-Жак Гарнерен. Его прыжок с высоты 400 метров над парижским парком Монсо стал первым в Европе. Бланшар увидел, что в воздухе парашют раскачивает в разные стороны и тогда он решил усовершенствовать свое изобретение. Франсуа сделал небольшое отверстие в центре купола, чтобы через него выходил воздух. С тех пор на любом круглом парашюте есть полюсное отверстие. Кстати, собаки с тех пор стали полноценными десантниками, и прыгают с парашютом наравне с людьми. Правда, псов все равно приходится выкидывать с борта самолета или брать в тандем.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика