21 июня профессиональный праздник медицинского персонала. Гостьей нашего номера стала фельдшер КГБУЗ «Комсомольская станция скорой медицинской помощи» Янина ГОЛОВИНА.

 У нашей гостьи какой-то особый взгляд на свою работу — в противовес привычным, традиционным сетованиям на маленькую зарплату, полную загруженность и бесперспективность. Янине чуть больше тридцати. Уже с первых минут общения с этой огненно-рыжей девушкой понимаешь, что такой человек в нелюбимом месте работать не станет. Чем же привлекла молодую, энергичную, эмоциональную тогда ещё студентку работа в карете скорой помощи?

— До того, как пришла на станцию скорой помощи, я успела поработать в нескольких местах: вела занятия по аква-аэробике для беременных и по восстановлению после травм, ставила хореографию, преподавала физподготовку в колонии, была актрисой в ТЮЗе… Когда я съездила несколько раз от театра за границу, сопровождая детей, наблюдала разные ситуации, которые случались с детьми. В одной из поездок с нами была девочка, родители которой скрыли, что у неё эпилепсия. И в дороге у неё начался приступ. Никто не знал, что делать. В другой группе, когда с нами в сопровождении был хороший кардиолог, у нескольких детей началось заражение кожи. А китайская сторона предоставила им лечение далеко не сразу… Тогда я поняла, что если буду медработником, то смогу и путешествовать, и оказывать помощь. Мне понравилась эта идея. У меня есть ребёнок. А когда ты мама и обладаешь медицинскими знаниям, это хорошо. Кроме того, я понимала, что годы идут, не всегда я смогу «скакать». А в медицине работают люди даже в пенсионном возрасте. Медколледж находился рядом с домом, так я и определилась.

Во время учёбы я была председателем городского студенческого совета. Мы участвовали во всех волонтёрских движениях, я возглавила медицинское научное общество, которым раньше управлял Ефим Фишелевич Секулер, известный в городе хирург. Мне посчастливилось учиться у сильных, опытных педагогов. Я хотела стать акушеркой, но когда сдала экзамены, а баллы были очень высокие, мне предложили быть фельдшером. Потому что потом можно и акушеркой быть, и в других сферах работать. Можно сказать, я пошла на скорую помощь для опыта. У меня красный диплом, в моей группе была отличная практика.

— Янина, врачам мало платят, это знают все. А в вашем рассказе всё выглядит очень красиво. Как так?

— Я считаю, что каждый должен работать там, где ему нравится. Когда человек трудится в своей сфере, он будет рад, независимо от того, много ему будут платить или мало. Медицина – это выигрышная сфера, она будет всегда. Даже в самоизоляции у медиков всё равно оставалось место и была работа. Медики работают и в 50 лет, и в 70, в отличие от пенсионеров других профессий. Я сама очень активная и не представляю себя сидящей на месте. Медицина – это то, где ты постоянно развиваешься. Есть даже такое правило: каждые пять лет ты должен менять направление. Работать в онкологических центрах, потом, например, в роддомах, то у тебя пассивная деятельность с младенцами или на педиатрическом участке, то активная на скорой… Вариантов много. И потом все, кому не понравилось, могут уйти в частные клиники. Я до сих пор, например, веду аква-аэробику в бассейне «Металлург», а раньше вела ЛФК в неврологическом центре. Это же интересно, когда ты умеешь собирать знания из разных сфер и использовать их. Например, у меня спортивное и актёрское прошлое. Я это соединяю с медицинскими знаниями, и мне нравится результат. Когда я ещё училась, но уже работала в неврологическом центре, люди на моих занятиях руками начинали двигать, говорить… Я вижу, что они счастливы. У меня есть ещё одно правило, которое я узнала на первом курсе: есть три составляющие – пациент, болезнь и врач. Вот кто объединится, тот и выигрывает. Врач никогда не победит болезнь один, пока человек сам, комплексно, не начнёт сам собой заниматься. Пациента достают даже с того света, но только потому, что он сам помогает выкарабкаться.

— Вы в медицине только два года. Синдрома выгорания вас ещё не коснулся?

— Для меня синдром выгорания проявляется в том, что человек либо совсем закрывается, либо начинает быть хладнокровным и перестаёт сопереживать другим людям. Я сама очень эмоциональная и после работы на первых порах шла пешком в наушниках и не старалась не смотреть на людей. Мы работаем на скорой, в той сфере, когда ты видишь людей в любом возрасте, в разных ситуациях. Видим людей от рождения до момента, когда человек угасает или ему помогают угасать, например, аварии или убийства. Но почему мне нравится работать на скорой…Ты приезжаешь в экстренных ситуациях, помогаешь человеку в первые часы, когда задыхаются от бронхиальной астмы, когда инсульт… Когда приезжаешь, делаешь ЭКГ и видишь, как только-только зарождаются рубцы, и успеваешь для этого человека что-то сделать, то, возможно, последствия для него будут уже не такие тяжелые…

Наверное, в поликлинике я не смогла бы работать – там много психосоматики, когда некоторым людям нравится болеть. Не всегда человек готов принять ситуацию, что-то сделать, чтобы выкарабкаться, поменять свой образ жизни. Есть ещё одна сложность: спасатели иногда не успевают спасти себя. Это очень сильно видно, когда в нашей профессии из-за подработки, из-за денег люди не успевают восстановиться. А нужно уметь брать выходные, ходить в отпуск, восстанавливать себя, соблюдать технику безопасности и деонтологии (этику долга). Когда ты сутки работаешь, а приходит после праздников, например, очень много пьяных, агрессивных людей, людей в наркотическом состоянии… И ты начинаешь либо заводиться, либо замыкаешься. Есть много других деталей, которые не понимают люди. Например, по технике безопасности нам не положено надевать бахилы. Людей, конечно, тоже можно понять, ведь мы ходим по разным квартирам, по улицам, по подвалам, но часто возникают ситуации, когда полы в квартире скользкие, а нам надо бежать вниз, в машину за инструментом, за капельницей, потому что вызов был для человека с температурой, а там не только температура – там срочно нужно капать! В бахилах можно упасть… На вызовах бывает разное — и закрывают, и угрожают, страшно это. Но когда ты спасаешь,  или когда человек на капельнице при тебе начинает дышать, или когда ты узнаёшь, что твой пациент после тебя встал и пошёл, – это самое главное.

Ещё одно важное умение — не переносить работу на личную жизнь. Уметь с профессиональной деятельности переключаться. Когда я только пришла в профессию, у меня были вызовы по детям, я всё время думала: «У меня же ребёнок, вдруг что-то с ним!» . Я звонила бабушке, меня успокаивали, что всё в порядке.

Потом я ловила себя на мысли, что перестала эмоцинировать. Я ведь привыкла быть на виду на общественных мероприятиях, мне это нравится, но в скорой помощи нужно уметь кричащих и мешающих отстранить и выполнять свою работу. Для этого нужна сила воли, стойкость, потому что люди бывают очень пьяные, но им всё равно нужно оказывать помощь. А за спиной такие же, да ещё и с ножом или ещё с чем-то. А тебе нужно бинтовать, колоть…

Есть ситуации, когда домашних животных не закрывают. Даже самая безобидная собака начинает лезть в ампулы, лекарства, а большие собаки могут кинуться, покусать, потому что какой бы воспитанной она ни была, к её хозяину внедряются, она может кинуться защищать.

Есть моменты, когда тебе сначала нужно выйти и вызвать полицию для себя. Это как раз техника безопасности. Потому что в итоге ты можешь никого не спасти, да ещё и рядом лечь.

— Янина, где вы восстанавливаетесь, где берёте силы?

— Я люблю заниматься спортом, рисовать, плавать, в сауне париться, загорать. Плаваю во всех наших речках и считаю, что они намного чище, чем те моря, на которых отдыхают люди со всех стран. Когда человек мобилизован, когда он восстанавливается, высыпается, кушает, получает удовольствие от жизни. На скорой я поняла важное: у нас есть только сегодня. Завтра, возможно, не будет. Сейчас есть ситуация, есть возможность, сейчас есть руки, ноги, вы можете ходить, кушать, смотреть, слушать… Многие люди, к которым мы приезжаем, этого не могут делать, но они настолько счастливые! Они  умудряются и какие-то цветочки вышивать, плести что-то… И когда видишь человека здорового, но который психологически сам себя убивает, при этом ничего не хочет делать, хочется сказать ему: «Остановись!».

И себе тоже такое говорить надо. Со скорой помощи нужно вовремя уходить. Когда ты не можешь выдерживать сутки, когда по возрасту появляются какие-то заболевания… Я для себя выработала ещё одно правило: сопереживай  после того, как помог. Есть такой момент, у студентов например, у молодых медиков, когда ты  переживаешь за человека, а ему от этого легче не становится. Помню, ездила с девочкой на практику в детскую травматологию, там нужно было ставить уколы маленьким детям. Она говорит: «Я боюсь». А я отвечаю: «От того, что ты боишься, ему легче не становится. Сейчас ты обезболивающее поставишь, этим ты поможешь».

Мне нравится, что в медицине очень много нового. Это та сфера деятельности, в которой нужно постоянно расти, как психологически, так и интеллектуально, нужно уметь быстро ориентироваться в новых препаратах, уметь искать подручные средства для помощи, если ничего нет…

— Пожелайте что-нибудь своим коллегам по профессии.

— Дорогие коллеги! Я с глубоким уважением отношусь ко всем вам, я желаю вам здоровья, личного счастья, чтобы ваша работа приносила вам удовольствие, радость, чтобы вы себя берегли, ценили, чтобы пациенты были благодарны вам за вашу работу.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика