Рисую город на стене

Если, идя по городу, присмотреться к нему внимательно, можно увидеть много интересного. Например, надписи на стенах и заборах. Иногда встречаются красивые рисунки. Всё это так или иначе – граффити. Этот термин происходит от итальянского слова, означающего —  царапать.

Корни этого искусства уходят глубоко в древность. Найдено, например, граффити, нарисованное в древних Помпеях в виде карикатуры на чиновника. Да и наскальные рисунки — родственники нынешнему городскому «царапанию». Словом, никому и никогда не было чуждо самодеятельное художественное творчество, даже если это примитивное «здесь был Вася». Кстати, большинство городских надписей как раз и есть теги с именем их автора. Точнее, его творческим псевдонимом. И сегодня мы беседуем с уличным художником Павлом ФАСНОВЫМ.

Граффити-биография

— Павел, когда ты сделал свой первый настенный рисунок?

— Первый тег я нарисовал в 2009 году, в 13 лет. В то время мне нравилась компьютерная игра Marc Ecko`s Getting Up, в которой герой использовал граффити как средство выражения протеста против коррумпированного антиутопического города в мире будущего. Также в это время я выезжал с родителями на запад страны и там просто офигел от количества разрисованных стен. Комса в сравнении с западными городами тогда была очень чистая. В Москве я купил хорошую краску и по возвращении домой решил нарисовать уже что-то посерьёзнее, чем были мои прежние попытки. Как-то раз ко мне подошёл здоровый дядька, заинтересовался моей работой и попросил баллончик, чтобы «тегнуть». И тут я увидел, что те крутые теги, что я много раз видел в городе, — это его работа. Мы познакомились, ему оказалось 24 года, что для меня было шоком. Я думал, что после двадцати этим уже никто не занимается. Так я познакомился с местной граффити-тусовкой. По окончании школы я уехал в Питер, мечтая, как и многие мои сверстники, свалить из города. Я уже знал, что там очень мощная движуха в плане граффити. Поступил в архитектурный колледж, но учёба мне не зашла. Меня скоро отчислили, я потусовался ещё какое-то время и вернулся в Комсомольск. Здесь проучился два года в универе на кафедре дизайна архитектурной среды. Учёба очень пригождается в творчестве, например, такие предметы, как начертательная геометрия или колористика. Но я принял решение уйти, потому что уже начал выполнять коммерческие граффити-заказы, разрабатывая дизайн разным заведениям, плюс занимался своим собственным творчеством, для души. И у меня не получалось психологически переключаться, так как связанного с рисованием стало в моей жизни слишком много…

Стрит-арт, или уличное искусство

— Сейчас в городе большая тусовка граффитчиков?

— Тех, кто занимается именно граффити, сейчас немного. Больше тех, кто делает стрит-арт.

— И в чем же разница?

— Граффити — это написание своего имени на стене. Это может быть надпись с одного баллончика за 5-10 секунд или работа в несколько цветов, на которую автор потратил несколько дней. А стрит-арт — это более серьёзные и осмысленные рисунки, несущие смысл не только для их создателя. Стрит-арт понятен обществу, а граффити нет. Граффити — это субкультура со своими правилами и понятиями. Стрит-арт же — часть современного искусства. Хотя и граффити может быть частью современного искусства, но это, скорее, исключения, да и для самих граффитчиков это не так уж и важно.

— В каком направлении движешься ты?

— Раньше я рисовал только граффити-шрифты, но со временем мне это наскучило. Во время учёбы в университете нам дали задание сделать «Архитектурную фантазию» — произвольное рисование архитектуры без привязки к месту. Мне понравилась эта работа, и я подумал, почему бы не попробовать рисовать на стенах города? У меня уже есть две такие работы — одна на ул. Парижской Коммуны, другая — в арке пр. Первостроителей. Скоро появится третья — на Комсомольской улице.

С жильцами договариваемся

— Как ты выбираешь места для рисунков?

— Раньше мы с друзьями меньше наглели и искали труднодоступные места типа гаражей и строительных «заброшек». Сейчас же чаще происходит следующим образом. Например, дом на улице Парижской Коммуны был очень сильно затеган, поэтому как-то раз мы пришли и закрасили валиками все эти надписи, которые напрягали местных жителей. Стали не спеша рисовать. Начали подходить жители этого дома, и мы в мирном диалоге с ними договаривались. Люди не против того, чтобы было нарисовано что-то симпатичное. На Коммуне вначале мы нарисовали мультяшного крота и обезьяну с бананами, потом я все это закрасил и нарисовал свой первый город. Он был абстрактным, не привязанным к реальной местности. В арке на пр. Первостроителей я рисовал уже непосредственно проспект. И на третьей работе, которую я запланировал, будет изображена площадь Ленина, дом со шпилем и ДК «Строитель». Эта работа будет находиться на пересечении улиц Комсомольской и Котовского. С жителями дома всё будет согласовано.

Граффити – в законе и вне

— Рисование на стенах вне закона, и его можно подтянуть под административную статью о порче чужого имущества. У тебя были конфликты с законом?

— За 12 лет рисования всего два привода в полицию. И оба раза не в Комсомольске. Первый раз во Владике, где местные убедили меня, что здесь можно рисовать, а потом выяснилось, что это закрытая территория какого-то Дворца пионеров. Охранник вызвал полицию, написал заявление, и меня оштрафовали на 300 рублей. Второй раз было ещё интереснее – в Питере, с погоней. Мы неудачно пытались убежать. Но штраф там до меня так и не дошёл, потому что в скором времени я уже покинул город. У нас в Комсомольске всё в целом легально, так как мы обычно договариваемся с жильцами. Даже управляющие компании не закрашивают несогласованные рисунки. Тот же город на Первостроителей не закрасили, хотя все надписи вокруг рисунка убрали, за что я им очень благодарен.

— Порой разные организации, политические движения готовы оказывать поддержку молодым художникам. Вам вообще нужна какая-либо помощь?

— Наверное, нет. Если нас просто не трогают, то уже хорошо. Но было бы круто провести фестиваль. В Комсе последний раз это было достаточно давно, тогда для рисунков выделили забор напротив стадиона «Авангард». Но при этом не нужно ограничивать творческую свободу художника. Например, если поступают какие-то запросы от городских властей, то это всегда тигры, самолёты или лодки. У нас немало талантливых художников стрит-арта, уверен, что у них есть свои интересные идеи.

Мне интересен Комсомольск

— Талантов у нас немало, но по традиции обычно все рано или поздно уезжают. Ты планируешь переезд?

— Меня держит мой проект с изображениями города. Мне интересен Комсомольск, он довольно удобно построен. Конечно, печалит то, что происходит с нашим городом в последнее время. Он больше деградирует, чем развивается. На зимнее время я думаю уехать куда-нибудь на юг, чтобы больше рисовать. Но совсем уезжать из города пока что планов нет.

От закорючек до искусства

Сложно представить, но неумело нацарапанные закорючки на стене могут служить началом для большого искусства, признанного во всем мире. О граффити делают не только компьютерные игры, но и снимают фильмы. Оно бывает политическим, и его используют, как рекламу. Граффити-художники выставляются в мировых музеях, и этот стиль повлиял даже на работы гениального Пабло Пикассо. Одним из самых необычных стилей является 3D-граффити, в которых создаётся иллюзия объёмности. Их рисуют не только на стенах, но и на асфальте.

Было бы круто и Комсомольску приобщиться к уличному искусству, проведя большой фестиваль стрит-арта. Тигры, медведи, крокодилы, самолёты, дельтапланы, подводные лодки, НЛО, шаманы с бубнами, умело и к месту нарисованные, – всё это сможет служить украшением города.

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика