По следам оленеводов

Возможно ли в сегодняшних реалиях найти клочок земли, о котором известно если не совсем ничего, то только малая толика? Движение «Планета Тайга» отвечает: можно. Правда, выбираться из Аяно-Майского района, а ведь именно здесь проходила съёмка очередного фильма кинопроекта, ох, как непросто.

Север – близкий, но недоступный

О том, как родилась идея отправиться в самый северный район нашего большого края, рассказывает Виктор РЕШЕТНИКОВ, руководитель экспедиции:

— Север края манил нас с самого начала, но, к сожалению, он гораздо менее доступен, чем многие зарубежные страны. Аяно-Майский район – ещё и самый большой район края, величиной со среднюю европейскую страну! Прилететь сюда – большая удача. Вылететь – очень большая удача.

Действительно, двухнедельная экспедиция «Планеты Тайга» превратилась почти в трёхнедельную – из-за плохих погодных условий четыре участника киносъёмок не могли улететь из аэропорта Мунук (единственное средство прямого сообщения Аяна с большой землей) в течение пяти дней. Не последнюю роль в этом сыграли лесные пожары, которые подобрались к северным районам края из охваченной огнём Якутии.

— Мунук – это маленькая взлётно-посадочная полоса, на которую большой самолёт сесть не может, — делится Дмитрий Матюхин, режиссёр киноэкспедиции. — Здесь садятся только вертолёты и L-410. Ему нужно минимум 5 км видимости для посадки, но из-за пожаров она была не более 4 км. А пожары здесь тушить никто не намерен.

В планы «Планеты Тайга» изначально не входило снимать пожары. Но документалисты знают: в фильмы такого жанра часто попадают непрошеные кадры, что не умаляет их ценности.

— Мы успели заснять четыре лесных пожара, — рассказывает Виктор Решетников. — Это всё были пожары, которые можно было потушить вручную. К сожалению, именно такие пожары, которые ещё не успели нанести ощутимый вред, по действующему законодательству можно не тушить. Затраты на это в разы больше, чем вред от него, и бороться с огнём зачастую начинают уже тогда, когда пожар достигает определённых масштабов. Но при пренебрежении такими очагами и засушливой погоде можно получить то, что сейчас происходит в Якутии. Поэтому мы постараемся сделать материал об этом.

Хозяин тайги

Конечно, темой лесных пожаров съёмки не исчерпались: команда «Планеты Тайга» успела отснять немало кадров природы и людей Аяно-Майского района. Киноделы за две недели проделали немалый путь: они побывали в селах Нелькан, Джигда и Аян, увидели озеро Байкалёнок (названное так из-за внешнего сходства со всем известной «жемчужиной» России), прошли по красивейшему хребту Джугджур, перевалам Казённый и Кресты, посетили места боевой славы Федосеева и Миддендорфа, узнали о быте кочевников-оленеводов и насмотрелись вдоволь на сивучей и медведей. Кстати, о последних: уж где-где, а здесь они действительно чувствуют себя хозяевами – ведь численный перевес явно на их стороне. Встретить медведя случайному туристу суждено практически гарантированно. Об одной из таких встреч рассказывает Виктор Решетников:

— Туристы здесь – большая редкость. Возможно, именно поэтому медведь вышел к нам и долго нас разглядывал. В этом году очень богатый урожай на шишки кедрового стланика и ягоды, да и рыба заходит в реки – природа создала им много угощений. Обескровить речки, как это делают на Амуре, здесь гораздо сложнее. Поэтому медведей много. Сказать, что все они неагрессивные, нельзя – медведи, как и люди, бывают разные. Нашего мы встретили неподалёку от побережья Охотского моря – запустили квадрокоптер, сняли его. А он начал спускаться с сопки прямо к нам в лагерь. У нас есть кадры, где он ходит рядом с палатками, подходит к собаке проводника. Покидал он наш лагерь очень нехотя – так как агрессивности к нам он никакой не проявлял, мы старались сделать побольше кадров. Правда, побоялись за собаку – пришлось отогнать.

Медведи – далеко не единственные герои таёжной киносъёмки грядущего фильма. Киноделы повстречали на своём пути величественные Майские столбы, расположенные на берегу реки Мая (так называемые останцы выветривания), которые своей красотой могут сравниться со знаменитыми Ленскими; встретились им и следы древности – к примеру, Майские писаницы (петроглифы реки Мая) – рисунки древнего человека, который жил тысячи лет назад на этой реке, охотился и воевал с соседями. Всё это запечатлено на скалах. Как отмечают участники движения «Планета Тайга», сохранились писаницы довольно неплохо.

— Во время работы были и сложности, связанные с погодой и графиком, — рассказывает режиссёр кинопроекта Дмитрий Матюхин. — По плану на озеро Байкалёнок у нас был один съёмочный день. Но там мы застали непогоду. Пришлось тратить время, ждать солнца, так как эти кадры нельзя было сделать без хорошего света – в них бы пропал весь смысл.

Линия связи из позапрошлого века

Кроме очевидных красот природы, киносъёмочная экспедиция собрала богатый материал об истории Аяно-Майского района. К примеру, на перевале Казённый (170 лет назад он был основным путём из Сибири на Тихий океан) членам команды удалось найти выбитую в камнях тропу, которую использовали оленеводы и перевозчики 150 лет назад во время работы Амгино-Аянского тракта, а также увидеть своими глазами старую линию связи, соединявшую весь Дальний Восток с Сибирью и западом России.

— До сих пор осталось много столбов, проводов и избушек монтёров, обслуживавших линию, — говорит Виктор Решетников. — Нам даже удалось поговорить с живыми свидетелями работы линии. Это были люди, из которых можно ковать гвозди.

Села Аяно-Майского района также не были обделены вниманием съёмочной команды. Из четырёх сёл ребята побывали в трёх. Село Нелькан, откуда группа начала движение, в советское время было центром оленеводства в этом районе. В последние десятилетия он был базой для отправки геологоразведочных экспедиций. До сих пор здесь проживает много геологов, а численность населения составляет около 700 человек.

Олени разбрелись, люди разъехались

Село Джигда основано как центр сельского хозяйства в районе. Здесь выращивали овощи, производили молочные продукты, которые впоследствии развозили по геологическим партиям в тайге. Аян же был основан в 1843 году в бухте Охотского моря как конечный пункт будущего Амгино-Аянского тракта. Теперь население этих сёл занято охотой и рыбалкой, а труднодоступность и отсутствие видимых перспектив вызывает отток молодёжи.

— Сейчас почти все советские достижения утрачены, — рассказывает Виктор. — Цены на продукты и другие привозные товары в 2-3 раза выше, чем в южных регионах края. Молодёжь уезжает из сёл, не видя перспектив. Но они есть, и не только туристические. Нашими проводниками стали неравнодушные люди района — краеведы, таёжники, которые многое делают для развития района. Да, им нужна помощь государства, но люди готовы заниматься туризмом, сельским хозяйством, оленеводством и охотой. Сейчас здесь большие проблемы с занятостью населения. Раньше её обеспечивало оленеводство, которое заодно способствовало сохранению культуры эвенков. Сейчас, к сожалению, поголовье северного оленя здесь достигает менее сотни. А ведь оно могло бы решать туристические проблемы – развивать этнографический туризм. Нужно не дать исчезнуть оленеводству.

Аяно-Майский район уникален не только своей природой и следами древности, но и людьми, которые его населяют. Не зря в народе ходит мнение, что люди севера – особенные. Благодаря отдалённости от городской суеты (а иногда – и вопреки неудобствам, скрывающимся за этим) северные люди сохраняют в себе намного больше человечности и любви к своей природе и краю, чем зачастую можно увидеть в городе. Конечно, небольшая горстка людей, создающих фильмы проекта «Планета Тайга», не в силах вмешиваться в исторические процессы и поворачивать время вспять. Но сохранить самобытность образа жизни жителей нашего края (хоть на пленку!), показать его красоту, восхитить и подтолкнуть к путешествию – может.

Виктория ПЯТКОВА

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика