Проникновенный голос этого человека в нашем городе знает каждый, кому больше 30 лет. Именно ему принадлежат идея организации и авторство всех сценариев ежегодных театрализованных физкультурно-спортивных праздников на стадионе «Авангард», проводившихся в честь дня города Комсомольска-на-Амуре с 1976 по 2012 год. Двадцатого ноября 2018 года исполнилось 80 лет Владимиру ГИНЗБУРГУ — диктору телевидения нашего города, режиссёру и руководителю Комсомольской студии телевидения с 1978 по 2005 год. Всего он отдал телевидению 45 лет своей жизни.

Владимир Гершанович родился в 1938 г. в Комсомольске-на-Амуре. Его отец приехал в наш город из Гомеля, занимался лесозаготовками на Пивани. Учился Гинзбург в школе № 1 — нынешнем здании педагогического университета, а заканчивал уже 45-ю школу – в 1956 г. Окончил Дальневосточный институт искусств по специальности «Режиссёр телевидения» и Высшую партийную школу при ЦК КПСС. После армии в течение 11 лет отработал на заводе им. Ленинского комсомола, был слесарем-сборщиком, лаборантом физической лаборатории, инженером рентгеновской лаборатории. По совместительству, с 1960 г. на общественных началах также начал работать и в качестве диктора на Комсомольской студии телевидения. 1 марта 1971 г. перешёл уже в её штат и прошёл путь от режиссёра до главного режиссёра, а в декабре 1978 г. возглавил студию телевидения, тогда эта должность называлась заместитель председателя Хабаровского краевого комитета по телевидению и радиовещанию. В 1992 г. переназначен на руководство и стал председателем ФГУП «ГТРК «Комсомольск». С 1999 г. имеет звание «Заслуженный работник культуры РФ».

В прежние годы сюжеты городского телевидения были посвящены в основном людям труда — корабелам и авиастроителям, металлургам и нефтяникам, строителям и сельским труженикам, учёным и военнослужащим, врачам и учителям, культурным и спортивным деятелям, первостроителям Комсомольска-на-Амуре и ветеранам Великой Отечественной войны. Также было множество передач, направленных на нравственное, патриотическое и культурное воспитание молодёжи, которых так не хватает современному телевидению. Все эти программы создавались при непосредственном участии Владимира Гершановича. И тем более обидно, что сегодня местное телевидение не прислушивается и не принимает критику от человека, посвятившего телевидению всю свою жизнь.

Мастерство Владимира Гинзбурга проявилось не только на телевидении, но и на городских массовых мероприятиях и спортивно-театрализованных праздниках, где он был организатором, режиссёром и ведущим. А помимо деятельности профессиональной, Владимир Гинзбург занимался также и общественной деятельностью, будучи депутатом городского и краевого Советов.

Перед юбилеем мы встретились с Владимиром Гершановичем и задали ему несколько вопросов.

— Владимир Гершанович, что такое диктор телевидения в те годы?

— Для окружающих я был, как известный актёр. Если днём я бегал на студию, то, когда в ночную смену приходил работать на завод, все буквально балдели, кидались ко мне. Если в трамвай садился — за мной шла толпа. Когда я диктором читал текст, старался выложиться весь, потому что любил людей, для которых работал, и видел, что они иногда даже плакали от переизбытка чувств, слушая мою речь. Для себя выработал правило: никогда не появляться на людях пьяным. Всегда знал — когда, с кем и сколько. Хорошие привычки нам привило телевидение. И потом, там же командовали фронтовики, а это особая школа.

— А как вы попали на телевидение?

— В те времена, когда ещё телецентр был любительским, в 1960-х гг. заболела одна дикторша. Я её подменил. Потом меня пригласили на конкурс дикторов. Я прошёл вторым и остался в резерве. Со временем все отсеялись, я остался, закрепился — и пошло… Как-то раз в нашем Дворце культуры судостроителей в начале 1970-х провалили концерт, и его директору дали за это нагоняй. А дворцом руководил мой сослуживец и друг Юрий Куц, тоже заслуженный работник культуры. И он меня вызывает, зная о моём увлечении телевидением, ну и попросил сделать концерт. В то время я ещё учился на 2-м или 3-м курсе института искусств во Владивостоке, на отделении режиссёра телевидения, участвовал в самодеятельности, с женой тоже познакомился на сцене, много выступал, читал стихи, пел, почему и попал на телевидение.

— Как в те времена создавались передачи?

— Все передачи, которые тогда велись, были настоящими, живыми. Как сейчас бы сказали, в прямом эфире. Был проложен кабель до Дворца культуры судостроителей. Там стояла одна камера перед центральным входом. Мы оттуда снимали, а вместо перебивок придумали давать фотографию светящейся люстры. Передавали торжественные собрания из дворца, концерты. Бывало, даже ругались с актёрами, которые требовали за трансляцию дополнительную плату. Сначала я делал концерты, а потом меня подключили на стадион. Начиная с 44-й годовщины города и кончая 80-й во время праздников на стадионе, я был главным режиссёром всех театрализованных представлений. Был первый, кто начал театрализованные действия на стадионе «Авангард», до меня этого никто не делал. Я продумывал спектакли, сцены, музыку. К сожалению, сейчас уже мы никогда не сможем это восстановить. Помню, один гость города — секретарь ЦК комсомола Пастухов сказал о нашем празднике на стадионе к 50-летию города: «После Олимпийских игр в Москве я ничего лучше не видел!».

— А можете как-то сравнить работу в советское время и в 1990-е годы?

— Наше телевидение раньше очень помогало в социальной работе, помогало школам, детским учреждениям. Телевидение работало не на развращение и деградацию, а на воспитание и созидание. Проблемы не просто поднимали, но следили за их устранением, практически сами занимались их решением. Сейчас всё сводится только к тому, что каждый считает достаточным лишь озвучить проблему, но никто даже представить себе не может, как трудно бывает её решить, донести до властей и сподвигнуть к решению нужного чиновника. Ещё раньше к нам часто приезжало много актёров, поэтов, мы их снимали. Я живу здесь, в Комсомольске, но актёров видел больше, чем те люди, которые всю жизнь живут в Москве, и даже познакомился с ними. Когда в советское время я ходил выбивать у начальства оборудование для студии, то мог просто сказать: «Я из Комсомольска-на-Амуре», и это уже действовало магически, потому что все знали о легендарности нашего города. Такое оборудование, на котором мы работали в нашей студии, имелось только в Комсомольске и в Ленинграде. Потом это оборудование забрал Хабаровск, было обидно.

— А сколько человек работало на студии и было ли достаточным финансирование?

— В 80-х численность штата была около 180 человек, а в 1990-е гг. уже 130 человек. Тогда всем стало сложно, но нас финансировали исходя из численности штата в 150 человек, поэтому удавалось делать надбавки по зарплате нашим работникам. Сейчас же на Комсомольской студии телевидения работают буквально несколько человек, да и сама студия превратилась фактически в корреспондентский пункт Хабаровской студии.

Ещё выкручивались тем, что иногда ту работу, которую наши штатники выполняли сверх плана, отдавали под авторство внештатникам, и те получали за это гонорар, из которого штатник мог получить надбавку к зарплате. В то время нас финансировали исходя из расчёта 40% — штатникам, 60% — внештатникам, и это был способ избегать этих рамок. Потом «погорели» на этом, потому что появились жалобщики…

— Чего, на ваш взгляд, не хватает современному телевидению?

— К сожалению, из нынешнего телевидения ушла воспитательная составляющая, ушла пропаганда культуры и науки. В приоритете сейчас одни развлечения, новости и реклама, тогда как телевидение, на мой взгляд, должно нести образовательную и воспитательную функцию. Учить хорошему, рассказывать о выдающихся людях, прививать людям стремление к духовно-нравственному развитию и сознательности.

— Владимир Гершанович, благодарим вас за интервью. От всей души поздравляем вас с юбилеем, желаем крепкого здоровья и исполнения всех ваших желаний!

Дмитрий НИКОЛАЕВ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована