Совсем недавно председатель общественной организации «Маяк надежды» Ирина ШЕЛОМЕНЦЕВА получила награду — знак качества «Лучшее — детям» в номинации «Национальные программы продвижения лучших российских товаров и услуг для детей». Что это за награда, за что конкретно её вручили и другие вопросы мы решили задать лично её обладателю, поэтому и пригласили Ирину Владимировну к нам в редакцию.

— Эту награду нам вручали в Москве, в Общественной палате Российской Федерации, во время проведения форума «Лучшее — детям», — рассказывает И. Шеломенцева. — Таких же, как я, победителей было 103 человека со всей России. У меня была возможность с ними познакомиться, поговорить, получить колоссальные знания, понять, что мы — общественные организации — развиваемся. Но вместе с тем, независимо от того, в каком регионе мы находимся, оказалось, что у нас похожие проблемы.

— Ирина, в чём специфика услуг, оказываемых общественной организации «Маяк Надежды»?

— Когда мы создавались, я прописала в уставе всю благотворительную деятельность, которая у нас встречается. Однако основной нашей работой стала социальная адаптация детей-инвалидов в обществе. Это связано с тем, что я почти шесть лет проработала в роддоме и, создавая нашу организацию, хотела помогать беременным и роженицам, которые попали в трудную жизненную ситуацию. Это должен был быть некий дом мамы, которых сейчас много по России. Но, пообщавшись с людьми, с матушкой из церкви, с родителями детей-инвалидов, я поняла, что эту идею надо отложить, а взяться именно за детей, поскольку это наиболее болезненная тема в нашем городе.

— И у нас большое число детей-инвалидов?

— Примерно 700 человек с разной степенью инвалидности.

— Сколько из них наблюдается у вас?

— Около 135-140 человек.

— Это довольно большое количество. Но ведь у нас есть медицинские учреждения, детский реабилитационный центр. Они содержатся фактически государством. Почему оно не может взять на себя заботу о всех нуждающихся в специализированной помощи детях?

— Да, вы верно заметили, у нас есть детский реабилитационный центр, но он занимается по большей части медицинской составляющей проблем таких детей. Мы же занимаемся их социализацией в обществе. Подготавливаем и само общество, проводя массовые мероприятия, где все могут убедиться, что это такие же обычные дети, но с определёнными особенностями. Их не надо бояться и шарахаться от них. И самих детей мы также готовим «в общество». Не менее, может, даже более, важна такая подготовка для родителей, поскольку зачастую они сами не хотят выпускать своего ребёнка в общество, боясь, что он как-то неадекватно будет реагировать на других детей либо окружающие будут как-то странно смотреть на особенного ребёнка.

— Разве этот страх не имеет под собой основания?

— Знаете, сколько бы я ни проводила праздники, дни рождения, куда приглашала детей-инвалидов, я замечаю, что детям всё равно, с кем они играют. Они не обращают внимания на особенности своих сверстников. Как правило, мамы боятся за своего ребёнка и одергивают его: «Не ходи, стой, иди сюда…». И если приходится общаться с такой мамой, то порой стоит больших усилий уговорить её прийти в наш центр и посмотреть, как её ребенок будет реагировать на других детей. Сколько уже пришло, не могу сказать, но ещё ни один не ушёл. Мамы, видя метаморфозы в поведении своих детей, тоже меняются.

— За счёт чего финансируется ваша деятельность?

— Это благотворительные пожертвования, которые делают обычные граждане, родители детей-инвалидов, а также родители, которые приходят к нам со здоровыми детьми. У нас центр инклюзивный, мы всегда рады видеть не только «особенных», но и здоровых детей, потому что в их взаимодействии и заключается основной принцип социализации.

— А какая цель у мам, которые приводят к вам здоровых детей?

— У нас работает много разнообразных творческих студий. Социализация происходит как раз через занятия в таких студиях со специалистами, через совместное участие в городских мероприятиях, о которых я уже упоминала.

— Расскажите подробнее об этих студиях.

— У нас есть танцевальная, художественная студии, где дети рисуют в разных техниках. Есть рисование на воде в технике эбру. Под это направление мы получили финансирование на одной из фандрайзинговых площадок.

— Погодите, вы меня закидали малопонятными словами. Рисование на воде — это как? Вилами что ли?

— Нет, конечно. В специальном растворе красками создается узор, который затем печатается на бумаге, ткани или других натуральных материалах. Это очень древняя восточная техника, которую сейчас турки донесли до нас и продвигают её.

— Что ещё интересного у вас есть?

— Есть вокальная студия, была ещё кулинарная студия. Надеюсь, мы скоро её возродим. Кроме того, у нас работают также логопеды-дефектологи. Мы подбираем очень серьёзных специалистов, которые не боятся работать со «сложными» детьми. К ним у нас очень большая очередь.

— Я правильно понимаю, у вас есть грантовая, а есть коммерческая деятельность?

— Коммерческой деятельности как таковой нет, вся наша работа оплачивается через благотворительные пожертвования.

— А были ли в вашей практике такие случаи, когда вкладываешь в ребёнка всю свою душу и опыт, а прогресса в его развитии нет?

— На самом деле, чтобы получить видимые результаты, с «проблемными» детьми нужно работать очень долго. Тем не менее мы каждый день видим какие-то положительные изменения в наших детях. Кто-то, например, учится элементарным умениям. Для мамы видеть, как ребёнок научился кисточку держать и может что-то нарисовать, — это счастье. Мы вообще в нашем центре стараемся создать домашнюю среду, чтобы дети сюда приходили как во второй дом. Кроме того, мы относимся к ним как к обычным взрослым людям, у нас нет с ними сюсюканий. И родителей мы тоже не пускаем на занятия , поскольку если это разрешать, то зачастую творческий процесс их увлекает настолько, что дети становятся сторонними наблюдателями.

— Значит, надо отдельно для мам делать занятия.

— А мы так и делаем. У нас организованы мастер-классы для родителей. Сейчас я провожу студию «Швейная мастерская», где обучаю девочек различным швейным навыкам. И многие родители просят: «Нам тоже сделайте такой мастер-класс».

— Расскажите о своей команде, наверняка вы не в одиночку управляете «Маяком надежды».

— Есть второй учредитель нашего центра — Ольга Николаевна Гончарова, с которой мы вместе начинали. Вот мы вдвоём и тянем эту машину. Основной состав педагогов с нами также с момента основания центра, то есть уже почти три года.

— Ирина, во многих организациях существуют попечительские советы, в которые входят различные руководители предприятий, предприниматели. У вас есть подобный?

— Нет, к сожалению. Мы, конечно, обращались к разным людям, но пока не находим отклика. Может, в связи с нашими новыми достижениями и новым статусом к нам кто-то и придёт, но пока никого нет. Да, нам помогают много предпринимателей, когда мы обращаемся с конкретной просьбой о помощи, нам идут навстречу, но вот пока никто не решился взять нас «под крыло».

— А сколько детей у вас самой?

— Трое — 14, 8 и 5 лет.

— Успеваете ли вы за ними следить?

— Я считаю, что детям уделяю достаточно внимания. В случае необходимости супруг помогает кого-то куда-то отвести-привести. Кстати, свою 14-летнюю дочь я вовлекла в нашу деятельность. Я ей предложила вести студию с детьми-инвалидами вместо меня. Но с одним условием — вести её полностью, то есть самостоятельно материал подбирать, занятия проводить и так далее. Она ответила: «Да, хочу». Сейчас нас это объединяет. Я горжусь ею.

— В завершение нашей встречи хочу, чтобы вы обратились к родителям, имеющим детей с ограничениями по здоровью, и как настоящий маяк вселили в них надежду.

— Конечно, нам не хочется, чтобы количество «особенных» детей увеличивалось, но было бы здорово, чтобы те, кто уже таковыми являются, не сидели по домам, а приходили к нам, занимались в студиях, развивались, даже просто общались друг с другом. Пусть мамы делятся своим опытом, потому что, когда они общаются между собой, они уходят с другими лицами. Они понимают, что не всё потеряно. У нас проходит очень много акций. К примеру, сейчас в преддверии Нового года мы проводим акцию «Дед Мороз и Снегурочка в каждый дом», когда мы будем с поздравлениями и подарками приезжать к неходячим деткам и поздравлять их. Мы ждём звонков, места у нас ещё есть.

Записал Дмитрий БОНДАРЕВ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial