Самолеты летают вперед хвостом. Вы когда-нибудь видели, чтобы такое было возможно? А в авиамоделизме это вполне в порядке вещей.
Многим из нас, особенно людям старшего поколения, знаком образ мальчика в пионерском галстуке и с моделью самолета в руках. Самолет всегда являлся воплощением мечты человечества о полете. Тем не менее, все, даже самые великие авиаконструкторы, когда-то начинали с малого – создания моделей самолетов.
Что значит авиамоделизм в наше время, нам рассказал Павел ФУНК, председатель авиамодельного клуба «Взлет» при ДОСААФ Комсомольска-на-Амуре.

– Павел, можете вспомнить ваши первые шаги в авиамоделизме?
— Еще будучи школьником, я в течение 5 лет занимался на Станции юных техников в судомодельном кружке. После школы, поступил в институт, и через какое-то время узнал, что Алексей Некрасов, руководитель клуба «Взлет» занимается авиамоделизмом. В году так 2014-м я пришел в клуб.

— Помните свою первую модель самолета?
— Эта модель уже погибла, это участь любой первой модели. Как большинство начинающих авиамоделистов я совершил типичную ошибку новичка, моя первая модель разбилась потому что я делал ее по-своему. Самое лучшее для начинающего авиамоделиста — слушать своих старших товарищей. Я решил не повторять ошибок, и сделать так, как советуют другие опытные моделисты. И тогда у меня стало получаться.

Начинающему моделисту нет смысла создавать копию известного самолета. Новичок делает простую модель, и учится просто держать ее в воздухе. Схематичный самолет — это фюзеляж, крылья, хвост, без каких-либо красивых деталей, особенностей. Не стоит на первых порах гнаться за красотой, тем более, есть модели красивые, но плохо летающие, и наоборот. Самое главное, научиться справляться с такой проблемой, как центровка – расположение центра тяжести должно быть в определенном месте.

Схематичную, шаблонную, начального уровня модель начинающий моделист, если будет работать урывками, сделает за месяц, и за 5-6 дней, если будет работать, не отрываясь на другие дела. Опытный моделист сделает схематичную модель за пару дней.

В изготовлении шаблонной модели самолета выбором материала ребята зачастую не заморачиваются, используют обычную потолочную плитку, подкладку под ламинат, пенопласт, скотч, простенький движок на батарейке. Каркасы более продвинутых моделей делаются из специального дерева — бальзы из Эквадора. Само по себе это дерево легче, чем пробковое.
В настоящее время в Комсомольске авиамоделизмом занимается порядка 30 человек. В клубе «Взлет» примерно 10 человек, все взрослые люди. Подростки занимаются на Станции юных техников.
Отличие заключается в уровне технологий. В клубе «Взлет» технологии, само собой, более развиты, чем на Станции юных техников – и моторы хорошие, и приборное оснащение соответствующее. Когда человек взрослый, он может купить дорогостоящую деталь, ему приятна эта покупка, у него совсем другое мышление.
Как правило, полеты проходят на поле в районе Победы. Другой вариант – загородная полоса дороги, где мало машин.
Все авиамодели в клубе «Взлет» радиоуправляемые. Что касается моторов, то в России моторы делают частные компании. На рынке также можно приобрести двигатели китайского производства, часто это даже проще и выгоднее. Китайцы копируют хорошие японские движки. Те, что работают на метиловом спирте, можно купить за 5-6 тысяч рублей, бензиновые моторы ценятся подороже, где-то от 20 тысяч и до бесконечности.

Также в России есть люди, которые занимаются моделями реактивных самолетов. Это очень дорого, хотя технологически реактивный двигатель сам по себе не очень сложный, зато такой самолет очень сложен в управлении. И стоят такие модели 200-250 тысяч рублей.

— Павел, существует ли разница между мастерством российских авиамоделистов и зарубежных?
— В принципе, мастерство на одном уровне, особенно именно в таком пенопластовом, элементарном моделировании. Если же говорить о больших моделях самолетов, где используются двигатели внутреннего сгорания, то на Западе больший упор делается именно на изготовлении дорогих моделей класса «люкс». Наши люксовыми моделями занимаются реже. В том числе и потому, что дорогие модели обычно имеют худшие летные качества.


В клубе «Взлёт» детали сложных моделей самолетов делают из фанеры на фрезерном станке, по специально заложенной компьютерной программе. Некоторые из них приходится выпиливать лобзиком. Чертежи необходимо создавать самому, хотя иногда можно взять чертежи удачной модели.

— Хороший вариант – это не изобретать велосипед, а именно построить несколько моделей, которые летают, — говорит Павел. — Инженерные навыки обкатаются, и потом бери, сочиняй свое. Когда человек изначально сочиняет своё, у него какие-то идеи могут быть гениальными, но, в общем, модель либо полетит, либо разобьется.

Почему же в наше время, насыщенное компьютерными технологиями и компьютерным же досугом, надо заниматься таким, казалось бы, немодным увлечением, как создание авиамоделей? Дело в том, что когда авиамоделизмом занимаются подростки, они приобретают много полезных навыков. К ним приходит понимание, как устроен двигатель. На Станции юных техников перед тем, как поднять самолет в воздух, ребята обязательно несколько раз разберут и соберут моторы. Ребенок узнает, что есть поршни, кольца, свечи, знает, как это всё работает. В наше время не каждый автомобилист знает, как действует двигатель. Подросток заводит мотор, а учитывая, что это нужно уметь делать, это целая магия, ритуал. У человека возникает ощущение волшебства, когда он возится с деревом, пенопластом, железом, а оно потом летает. Это преображает человека. В авиамоделизме естественный отбор более жесткий. В первую очередь потому, что существует гораздо больше вероятности, что самолет сломается, разобьется. Первая модель долго не летает, поскольку навыков управления нет, и тут уже важно серьезность намерений. Хочется все бросить, и многие так и делают, понимая, что все напрасно – минуты не прошло, и самолет разбился. Тогда необходимо как следует пережить потерю самолета и продолжать работать дальше.

— Допустим, модель самолета получилась. На каком этапе моделист переходит к усложению конструкции?

— Думаю, когда авиамоделисты постепенно переходят к свободнолетающим и кордовым планерам, установке двигателя внутреннего сгорания и радиоуправляемым моделям.

К тому же есть модели, управляемые по камере, которые летают на большие расстояния. По видеокамере гораздо сложнее рулить в пилотажном режиме. В кабине самолета человек меньше теряется в пространстве, чем когда человек смотрит в монитор. Если самолет закрутило, очень трудно разобраться в ситуации. К тому же, если самолет где-то падает, найти его по камере очень тяжело. Приезжаешь на место, и ничего понять не можешь. Поскольку беспилотная авиация, по сути, вышла из авиамоделизма, здесь надо еще сказать, что есть закон о беспилотниках, который серьезно ограничивает авиамоделистов. Ребята, которые летают на авиамоделях с видеокамерой, боятся, что настанет время, их будут ловить, наказывать. Хотя люди просто учатся делать модели самолетов и летать.
У авиамоделистов есть свои правила: над заводами, мостами, железной дорогой, над городом не летать. Правильные авиамоделисты далеки от мысли терактов. Люди, которые совершают теракты, живут и мыслят на другом, более примитивном уровне.

— Любое увлечение в наше время стоит денег. Вопрос только в цене.
— Простые модельки практически ничего не стоят. Стопка потолочной плитки, пенопласт, рейки, клей, скотч, 2 тысячи рублей максимум. На начальном этапе товарищи всегда будут рады помочь новичку безвозмездно. У каждого из нас в запаснике огромное количество деталей. Если даже самолет разбился, мы перекидываем уцелевшие комплектующие на другой самолет, и он снова летает.

— Павел, вот лично вам, что дало это увлечение?
— Конечно, модель самолета можно купить, но когда ты сам её создаёшь, ты преодолеваешь себя, делаешь что-то изначально невозможное. Сама по себе созидательная деятельность, мало того что развивает моторику, навыки, которые дальнейшую жизнь человека делают легче. Если человек вообще ни в чем не соображает – ни в электронике, ни в технике, его легче обмануть, он может во многих вещах не видеть разницы.
Кроме того, любимое занятие, сторонний интерес выбивает из рутины жизни, ведь среднестатистический человек не поднимает в небо самолеты. Меньше времени остается на компьютерные игрушки, которые в реальной жизни приводят человека к деградации. Если человека выдернуть из компьютерных игр, для него работа по созданию самолета будет сложной, долгой и нудной. Когда ты добиваешься некоторых результатов на практике для тебя все эти компьютерные нереальные картинки теряют ценность. Ты начинаешь видеть в компьютерных играх обман, иллюзию, пустую трату времени.

— Ну, вот вы собрали модель, она полетела. Что дальше? Интерес ведь пропадает.
— Во-первых, интерес поддерживается ощущением драйва, адреналином. Во-вторых, знаете, когда самолет, который ты сделал своими руками, разбегается по полосе и взлетает, есть в этом некая полноценность, завершённость, какой-то переносный смысл, символизм. Когда модель взлетает, она уже перестаёт быть пенопластовым самолетиком, и становится воплощением ожившей мечты о полете. Испытываешь чувства, которые трудно, а подчас невозможно испытать в компьютерной игре.

– Какой совет вы бы дали людям, которые хотят заняться авиамоделизмом? С чего нужно начать?
— Найти людей, которые этим уже занимаются. Самое главное, чтобы человек был готов делать то, что ему говорят опытные авиамоделисты. Информации сейчас очень много, в том же интернете можно найти все. Человек может и дома собирать авиамодели. Но, все-таки, желательно общаться в профессиональной среде, это всегда только на пользу.

Авиамодельный спорт уже давно имеет международное признание. Периодически проходят чемпионаты, а также Кубок мира в различных категориях авиамоделей. И отрадно, что в наше время, несмотря на конкуренцию в сфере досуга, авиамодельный спорт – взрослый спорт со вкусом детства – в Комсомольске сохраняет свою популярность.


Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована