Некая Алена Фролова вознегодовала на ДВК за то, что удалили видео о театре «Мерак», и что «сволочи вшивой редакции прогнулись под власть», и далее погнала гусей по бездорожью: «твари», «быдлятник», «преступный режим», «сраный город», «сметем с кресел», «вы пожалеете» и т.д. Ослепляющие разум злоба и мстительность — явные признаки эпилептоидного характера. Представляю, что будет со страной, если подобные свободомыслящие оппозиционеры дорвутся до власти.

И все же, почему не только некие Алены, но и некоторые представители пишущих городских сообществ, которые почему-то называют себя журналистами, не понимают простых вещей? К примеру, удивляются, почему снимают из публикации статьи в «ДВК».

Кстати, кто сказал, что они журналисты? Если вы тискаете в своем бложике слухи агентства ОБС, копипасту с других ресурсов, фоточки тротуаров и котиков — это совсем не значит, что вы журналист. Вполне вероятно, что вы обычный неприкаянный городской балабол на букву «п».

Проблема блогеров в том, что мало кто из них работал журналистом в официальных СМИ, иначе бы они таких глупых вопросов не задавали.

Странно видеть вполне, казалось бы, взрослых, волосатых мальчуганов на четвертом десятке лет жизни, и все еще верящих в деда Мороза и тотальную независимость прессы. Что такое независимость прессы в наше время, то вот вам данные международного исследования. Данные давних лет, но, думаю, с тех пор ситуация если и изменилась, то явно не к лучшему.

Редакционная независимость (англ. Editorial independence) — свобода руководителей и сотрудников СМИ в выборе тематики публикаций и методов работы. Именно этим параметром измеряется собственно независимость прессы. По данным международного исследования среди редакторов Newsroom Barometer за 2008 год редакционной независимости угрожает, прежде всего, рекламодатель и собственник, будь то вопросы сокращения штата, или управления содержанием.

О рекламодателях говорить не будем, какая там реклама в Комсомольске (продам свинью, куплю машину и все такое), но собственник есть у каждого издания СМИ. И собственник рулит редакционной политикой, решает, что публиковать, а что не публиковать. Не знаю, кем надо быть, чтобы этого не понимать.

Вообще-то, разного рода статьи время от времени убирают из публикации во многих СМИ, такое случается и на Лайфньюс, Ленте, Амурмедиа и т.д. Вот читаешь статью, а на следующий день заходишь, а там козел 404 на тебя таращится и глумится. Бывает, пишутся опровержения опубликованным статьям. Это нормальный редакционный процесс официальных СМИ. Это вы в своем диванном блоге можете оперировать эмоциями, слухами и виртуозной матерщиной, но как только вы начнете делать это официально, то и ответ будете держать в ином стиле, и перед другими людьми.

Типичный пример работы блогера. Тиснул новость, а на следующий день пишет: «Ой, мои источники ошиблись!»

Так вот, ваше девичье «ой» не прокатит ни в суде, ни в разговоре в кабинете главного редактора, который делегирован собственником осуществлять редакционную политику. Вас не устраивает собственник? В таком случае, если вы все такие правдолюбивые и независимые, у себя на работе дверь в кабинет начальника пинком открываете, так выпускайте официально свою газету. Один из очень уважаемых мною людей, борец за правду Михаил Бекетов выпускал газету за свой счет. Регистрируйте ваш самый читаемый ресурс в государственных органах по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Потому что пока официально вы никто, то и спрос с вас (пока еще) будет как с придурков.

Что, денег нет? Найдите спонсора. Только этот спонсор, скорее всего, и будет собственником, который будет устанавливать свои правила игры.

  1. Олег Фролов

    И чего вы так болезненно отреагировали на это письмо? Если бы ты, Женя, внимательно его прочёл, и то же самое сделал редактор, сразу поняли бы, что пишет простой провокатор. Скорее всего, ожидалась какая-то конкретная реакция. По выражениям в письме можно судить о том, что автор не читал статью, о которой говорит, ибо пишет он о том, чего там не было и быть не могло. Да и сотрудники редакции, решившие дать отповедь писавшему, тоже толком не знают, о чем вообще это самое яблоко раздора, то есть материал. Между прочим, и написано письмо вовсе не комсомольчанином. Об этом можно судить по тому, что оно пришло с московского IP-адреса. Короче, расслабьтесь, господа, не растрачивайте свой сарказм на то, что не заслуживает внимания.

    Ответить
  2. Олег Фролов

    Снимать статьи с публикации — это вовсе не нормальный редакционный процесс. Если статья снята, значит либо сама редакция обнаружила неточность (и публикация неточной информации редакцию не красит), либо по решению суда, куда обращается тот, чьи интересы затронуты в статье, а качество материала не позволяет защитить автора. Есть еще самый дикий способ, который и произошел со статьей «Экстремизм в детском театре?» — телефонное право. Это проявление цензуры, которая запрещена Конституцией России. Что же касается эмоциональных эпитетов в сторону автора письма, то они ничем не лучше тех, которыми сыпал человек, написавший письмо. Это уровень колумнистики «Комсомольской правды», где авторы редко стесняются высказывать эмоции, опускаясь чуть ли не до блогерской матерщины.

    Ответить
    • Евгений Сидоров

      Провокатор — не провокатор, это неважно, речь идет даже не о некой Алене, которой здесь уделен один абзац. Просто вопрос удаления статей поднимался в среде пишущей братии Комсомольска задолго до этого письма.
      ОК, снятие статей с публикации не совсем нормальный процесс, назовем его рутинным, тк и ошибки бывают, и претензии, это жизнь во всей ее противоречивости и непредсказуемости. Телефонное право — это в первую очередь право собственника, а телефон — всего лишь удобное средство коммуникации в 21 веке. Откуда поступил телефонный звонок? Не совсем понял насчет эмоциональных эпитетов в адрес автора письма, это какие?

      Ответить
      • Олег Фролов

        Но разве редактор скажет, откуда поступил звонок? Он же молчит. Поступил, и всё тут…

  3. Михаил

    «неприкаянный городской балабол на букву «п».
    Проблема блогеров в том, что мало кто из них работал журналистом в официальных СМИ, иначе бы они таких глупых вопросов не задавали.»
    Евгений, вы себя считаете журналистом, у вас есть очень громкий рупор, неужели Вы не научились им пользоваться и не падать до уровня площадной брани? Вы себя дискредитируете. Официальные СМИ (типа lenta.ru и им подобные) в наше время — это дно желтизны, ваш сайт гораздо лучше, но не надо опускать планку, пожалуйста 🙂

    Ответить
  4. Ермаков

    Коллеги, по моему начинает происходить что-то на самом деле ужасное. и мы не вправе молчать.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial