Пионеры плакатных равнин

 В этом году столетний юбилей отмечает организация, значимая для всех советских школьников. 19 мая 1922 года II Всероссийская конференция комсомола приняла решение о создании в Советском Союзе пионерской организации, которая просуществовала 70 лет. Через неё прошли более 210 миллионов человек.

Сегодня многие с теплотой вспоминают, как когда-то ждали торжественной церемонии посвящения в пионеры, готовили форму и алый галстук. Разумеется, пионеры 1920-х годов отличаются от пионеров 60-х, а уж тем более 80-х годов. Приравнивать одну эпоху к  другой в истории этой организации не имеет смысла, поскольку за годы советской власти видоизменялась не только страна, менялись и люди. Ни на что не претендуя, поделюсь личными воспоминаниями о своём пионерском опыте.

Браты-акробаты

В мои школьные 1970-е годы в пионеры принимали двумя потоками. 22 апреля, в день рождения В.И. Ленина, принимали отличников в учёбе и поведении.

19 мая принимали всех остальных, здесь тон задавала отчётность руководства учебного заведения перед вышестоящим начальством.

Так получилось, что мне повязывали красный галстук 19 мая. Поскольку наш 3 «В» отличался не самым достойным поведением, практически весь класс был выстроен в актовом зале, и по команде мы принялись хором повторять за ведущим слова клятвы. «Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин…» – орали мы, и со стороны это выглядело как посвящение в пираты команды Джона Сильвера.

Затем старшие школьники-комсомольцы повязали нам галстуки, и на этом торжественная церемония закончилась. Началась проза жизни. Весь класс снова собрали для того, чтобы скинуться деньгами на обувь однокласснику Серёге Кибанову. В нашем посёлке братья Кибановы, младший Сергей и старший Толик, были известны лихими налётами на всё, что плохо лежит и не охраняется, а также своими родителями: непутёвой матерью-алкоголичкой и отцом, который практически не вылезал из алданских лагерей. Денег в семье вечно не хватало, и, поскольку в школе с учеников время от времени собирали деньги на помощь голодным неграм братской Кубы и прочим анголам, заодно помогали и Кибановым.

Спустя три года очередная годовщина пионерской организации запомнилась всему нашему классу. Именно в шестом классе мы, дети, впервые столкнулись с лицемерием и лживостью мира взрослых людей.

А было так.

Море

Незадолго до празднования Дня образования пионерской организации нас собрали в актовом зале, и директор объявил, что школа должна достойно встретить праздник и собрать как можно больше металлолома. Тот класс, который соберёт металла больше всех, на летних каникулах поедет во Владивосток.

Для ребят из забайкальской глубинки тех лет, когда информация об окружающем мире поступала только из газет и радио (телевизора ещё не было), такую мотивацию можно было сравнить с поездкой современных школьников из села Селихино на церемонию вручения премии Международного Каннского кинофестиваля.

Здесь надо отметить, что из трёх шестых классов в 6 «А» учились дети руководителей района: райкома партии, райисполкома, райпотребсоюза, милиции, директора школы. Тогда как наш 6 «В» по своему происхождению был самым что ни на есть пролетарским. Для полного соответствия рабоче-крестьянскому образу нам не хватало разве что будённовок и красных галифе. Отпетые школьные хулиганы, как правило, тоже выходили из наших рядов.

Мотивация – великая вещь, на кону стояла поездка к морю, и мы решили, что за ценой не постоим, победа будет за нами.

Две недели мы в усиленном режиме собирали металлолом по всему посёлку и стаскивали на специальную площадку. Каждый день взвешивания показывал, что мы вырвались далеко вперёд, обгоняя конкурентов из других классов. Буквально в день подведения итогов Серёга Кибанов, который, как сын матёрого рецидивиста, знал в посёлке и в радиусе десяти километров вокруг все места, где что-то плохо лежало и это что-то можно было стянуть, сказал, что видел недалеко от посёлка в степи металлический борт от тракторного прицепа.

Взяв тележку, мы всей толпой отправились за добычей. Серёга не подвёл, в степи действительно лежал металлический борт, да не один, а два! Каким-то неимоверным чудом взгромоздив борта на тележку, мы, как муравьи, поволокли груз на площадку взвешивания. В дороге нас едва не сбила машина, зацепив бампером край борта. Несколько пацанов получили травмы, от удара им разбило пальцы. Водитель даже не остановился, а мы, перемотав раны кусками разорванной майки, продолжили путь, ведь впереди нас ждал Владивосток, море, чайки и корабли.

На площадке взвешивания металлолома нас встретили школьное начальство и представители «Вторчермета».

Конкуренты из 6 «А» стояли возле небольшой кучки металлолома и хмуро смотрели на нас. Наш металл можно было не взвешивать, даже визуально всем было понятно, что победил 6-й «В». И два борта от прицепа стали последними аккордами нашей безоговорочной победы.

Несколько дней прошло в томительном ожидании, мы уже праздновали победу, и все наши родственники и знакомые были извещены, что 6 «В» едет во Владивосток.

Наконец, нас собрали в классе, что само по себе уже было тревожным знаком, но мы не поняли. Закончилось совещание директора школы с преподавателями, и наша классная руководительница, зайдя в класс, изо всех сил старалась не смотреть нам в глаза.

– Да, ребята, – сказала она. – Вы собрали больше всех, и вы победили. Но директор заявил, что, поскольку в течение года дисциплина в нашем классе была не очень хорошей, во Владивосток поедет 6 «А».

В классе воцарилась такая тишина, про которую говорят – гробовая. В тот момент мы стали в один миг взрослее и поняли, что стихи, песни, марши под дробь барабанов – это всё только красивый плакат и на самом деле неважно, сколько металла ты дал стране, потому что в советском обществе страна у каждого своя.

В заключение хотелось бы сказать, что саму идею пионерского движения до сих пор считаю очень хорошей, но в условиях советской тотальной государственной опеки – абсолютно провальной. Изначально добровольное участие в организации заменили принудительным, а дух приключений и романтики скаутских отрядов, нарабатывание полезных в жизни навыков были полностью уничтожены школьным формализмом, школьными «марьваннами», для которых главными были показушное участие и отчётность.

Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина — массовая детская организация в СССР. Была образована решением II Всероссийской конференции РКСМ, принявшей 19 мая 1922 года резолюцию «Детское движение». С тех пор 19 мая отмечают как День пионерии. До 1924 года организация носила имя Спартака, а после смерти Ленина получила его имя.

В начале 1922 года была выдвинута идея о применении скаутских методов среди детей и создания детского коммунистического движения (ДКД). Известный скаутский лидер РСФСР и Дальневосточной республики Иннокентий Жуков (бывший секретарь общества «Русский скаут») предложил для новой организации название «пионеры» (заимствованное из практики пионеринга Сетона-Томпсона). Символы советских пионеров представляли собой несколько видоизменённую скаутскую символику: красный галстук (вместо зелёного), белая блуза (вместо зелёной же), скаутский девиз: «Будь готов!» и скаутский же ответ на него: «Всегда готов!» От скаутизма в пионерской организации сохранились игровые формы воспитательной работы с детьми, организация детей по отрядам, институт вожатых, сборы у костра, элементы символики.