О том, как появился страшный зеленый пятый этаж у Дома правосудия и возможных других печальных перспективах здания.

Дом правосудия по Ленина 1 был построен в 1976 году по настоянию работников местных судебных органов. До этого суды размещались в двухэтажных деревянных домах, места не хватало. Автором проекта выступил архитектор «Хабаровскгражданпроекта» Шипулин. Значительный вклад сделал и председатель Центрального районного суда Сталь Куликов — в частности, он выступил инициатором создания на фасаде монументального барельефа Фемиды из гранитной крошки.

В результате четырехэтажное здание признали одним из самых удачных архитектурных решений судебной системы в СССР. Тут необходимы пояснения, потому что — в отличие, скажем, от здания Речного вокзала или Дома со шпилем — для далеких от архитектуры горожан не вполне очевидна уникальность этого объекта, ведь он не пестрит архитектурными «излишествами» и будто не примечателен.

Здание Нарсуда — продукт своего времени, когда советские архитекторы отходили от прежнего сталинского ампира и советского классицизма в сторону упрощений и предельно сдержанной архитектуры соцреализма. Но даже в рамках этой традиции автору проекта удалось обогатить фасад декоративными элементами между оконными проемами, которые заметно оживляли облик здания.

Бывший главный архитектор Комсомольска Игорь Курносов соглашается, что по фасаду здание действительно не броское, но зато это пример очень удачного планировочного градостроительного решения — здание идеально вписано в непростой перекресток. Оно решено в форме трилистника за счет трех направленных в разные стороны корпусов. В частности, отмечает Курносов, с визуальной оси проспекта Ленина (если смотреть в сторону Дземог) оно выглядит весьма парадно — за счет преломления под углом одного из корпусов.

В то же время при обзоре с улицы Кирова его визуально скрывает сквер, территория под который тоже была продумана заранее. Конструкция здания сама по себе необычна для довольно простых компоновок того времени, — отмечает Курносов.

Нынешний главный архитектор города Игорь Доровский и вовсе утверждает, что здание Дома правосудия нужно считать одной из трех опорных градостроительных точек Комсомольска — наряду с Домом со шпилем и зданием Речного вокзала; все они номинально являются архитектурными визитными карточками города.

Кроме того, архитекторы отмечают, что это здание стало то ли одним из первых, то ли самым первым в Советском Союзе, построенным специализированно для суда. До этого и часто после этого под суды приспосабливали уже существующие помещения, а это здание проектировалось изначально под конкретные функции.

Фасад Нарсуда при строительстве отделали декоративной штукатуркой из полимерного состава по передовой по тем временам технологии. Штукатурка не подвела и без нареканий продержалась три десятка лет, пока на здание не стали покушаться современные строители.

В 2006 году начался капитальный ремонт Дома правосудия. Именно в процессе этих работ у строения появился пятый этаж: кто-то называет это мансардой, архитекторы же — пренебрежительно «голубятней», «скворечником» и совсем обидными речевыми оборотами.

Здание Нарсуда находится в федеральной собственности, а фактически в ведении Управления Судебного департамента в Хабаровском крае. Поэтому идея капремонта родилась и была доведена до логического воплощения где-то вдалеке от местных сотрудников суда и тем более местных архитекторов или городских чиновников. Как рассказывает администратор комсомольского районного суда, располагающегося в этом здании, Станислав Яковлев, масштабы катастрофы стали понятны, практически когда на пороге Дома правосудия появились подрядчики с готовым и утвержденным строительным проектом подмышкой — сделать было уже ничего невозможно. Краевое предприятие «Росоргтехстром» разработало проект, для выполнения работ была выбрана строительная компания «Эгида».

Работники суда сразу выступили против этого проекта, но слушать их уже никто не стал — ссылались на распоряжения сверху. Не помогло и участие архитектурного сообщества и чиновников. Очевидцы тех событий рассказывают, что тогдашний градоначальник Владимир Михалев ложился костьми и страшно негодовал, но тоже был бессилен.

Игорь Курносов рассказывает, что работать в Управление архитектуры администрации города пришел в марте 2007 года. В тот момент этаж фактически уже был надстроен, но еще не было окончательного решения — чем мансарду будут обшивать. Какое-то время рассматривались разные варианты облицовки — от керамогранита до алюкобонда, но окончательный проект администрации никто так и не представил. В итоге этаж отделали зелеными панелями, которые вообще никак не сочетаются с исходным архитектурным решением здания.

Примечательно, что документы были оформлены на капитальный ремонт, в то время как, по действующему законодательству, это, по сути, реконструкция, поскольку изменились ключевые параметры и объемы здания. По этой причине до сих пор нет документов о вводе здания в эксплуатацию после ремонта — никто не считает возможным такое разрешение выдать. Впрочем, фактическая эксплуатация и не прекращалась — люди продолжали работать в Доме правосудия и во время строительных работ.

Отдельным параграфом нужно рассказать о судьбе декоративной штукатурки. Дело в том, что изначально здание было оборудовано системой внутреннего водоотвода. В стены вмонтированы трубы, в которые стекалась с крыши дождевая вода, а уже внизу эти трубы выводили воду наружу.

При проектировании нового этажа от внутреннего водоотвода решили отказаться и заменить его наружным. Этаж надстроили, но поскольку для дальнейших работ были необходимы строительные леса, систему наружного водоотвода смонтировать подрядчик возможности не нашел — она бы мешала.

В итоге дождевая и талая вода стекала просто по стенам. В таком виде здание простояло с лета 2007 года по лето 2009, когда наружные водостоки наконец сделали. Следствием стало разрушение штукатурки, в некоторых местах она отвалилась огромными шматами.

Так здание, которым по идее город должен был гордиться, превратилось в облезлого мутанта. Но и это не финал истории, сейчас она получает новый виток развития.

Спустя десять лет пришло время ремонта фасада — тогдашним проектом капремонта он не был предусмотрен. На сегодняшний день на это уже выделено три миллиона рублей. И первое, что пришло в голову заказчикам — обшить весь фасад по образу и подобию «голубятни» китайской плиткой.

Отличие сегодняшней ситуации от той, что происходила в 2006-2009 годах, в том, что пока никакого проекта нет, есть только разговоры и намерения. И сейчас остановить надругательство над зданием, как оказалось, еще не поздно.

Первым забил тревогу администратор комсомольского районного суда Станислав Яковлев.

«Я с самого детства помню это здание, еще с котлована, мы бегали по нему. И стройку этого здания помню, мы жили неподалеку. А теперь я здесь работаю. И что-то мне не захотелось, чтобы оно было обшито чем попало».

Он подключил чиновников и архитекторов — все пришли к единогласному мнению, что торопиться нельзя, а нужно найти максимально деликатное архитектурное решение и по возможности вернуть и сохранить изначальный вид Дома правосудия.

Главный архитектор города Игорь Доровский уже встретился с заместителем начальника Управления Судебного департамента в Хабаровском крае Александром Вишняковым, попросил повременить с ремонтом фасада. Сейчас Доровский ищет неиболее приемлемые способы решения проблемы. Вполне вероятно, что какие-то подвижки в этой истории будут уже этим летом. Однако на данный момент здание остается под угрозой полной утраты своего архитектурного облика.

Алексей Ларин

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial